Украина рассматривает возможность разрешения на приватизацию своей газотранспортной системы. Это означает, что, если раньше ГТС являлась национальным достоянием, то теперь ее вроде как можно продавать.

Мифология украинской государственности зиждилась на идее трубы как национального достояния, Украина придумала и поверила в иллюзию того, что именно отъем трубы приведет к потере государственности. Я не случайно много раз сравнивал украинскую трубу с иглой жизни Кащея Бессмертного. Ясно, что этот миф абсурден и, конечно, контролируя трубу, нельзя никак контролировать Украину. И уж тем более говорить о каком-то там присоединении только за счет фактора контроля над этой трубой. Посмотрите на опыт Белоруссии. Там все магистральные газопроводы принадлежат «Газпрому». Недавно «Газпром» переименовал «Белтрансгаз», 100% акций которого он владеет, в «Газпром трансгаз Белоруссия», чтобы еще раз подчеркнуть дочерний характер компании. Ну и что, стала Белоруссия очередным субъектом федерации? Нет, конечно. Лукашенко как сохранял независимость, так и сохраняет.

В этом плане изменение подхода к будущему ГТС позитивно: впервые на Украине аккуратно предложили отказаться от этого глупейшего мифа. Вопрос только в том, насколько далеко зайдет Киев и не поздно ли он спохватился. События ведь развиваются: построены две нитки «Северного потока»; вот-вот начнется строительство «Южного потока» по европейской территории, а в конце года начнется укладка морской части «Южного потока»; по России строительство «Южного потока» уже идет ударными темпами; и то, что называется «Южный коридор», первая нитка трубы, достаточно активно возводится. В условиях нынешней конъюнктуры на европейском рынке Украина в весьма обозримой перспективе статуса транзитера лишится, а вместе с этим уйдет и последний козырь на переговорах по стоимости газа для Украины. То есть раньше Киев был уверен, что труба настолько нужна России, что та пойдет на любые ценовые уступки, только чтобы эту трубу получить. А сейчас эта логика рассыпается на глазах. И Украина уже вроде намекает, что она готова. Вопрос в том, не поздно ли это произойдет?

Хотя я считаю, что определенный шанс еще есть, ведь некоторая необходимость в украинской трубе все равно существует. Если мы получим контроль над украинской трубой, можно будет все-таки пересмотреть объемы «Южного потока», еще не поздно, можно сократить инвестиционные затраты на этот проект. И смысл в этом есть, особенно если учесть, что на период строительства «Южного потока» Украина способна наделать нам гадостей. Да и поведение украинской элиты трудно предсказуемо, а мы позволить себе еще одного перекрытия трубы сейчас, конечно же, не можем. Все равно Украина понимает, что любую цену за трубу сегодня никто платить не будет. То есть лучше бы ГТС иметь, но, если не будет позитивного решения, сам по себе сборник украинских сказок уже никому не интересен.

Так почему же украинская элита, правящая сегодня партия, столь долго сопротивляясь вопросу приватизации трубы, вдруг делает шаг навстречу? Я говорил, почему, собственно, президент Украины не хочет пойти на передачу ГТС России. С точки зрения экономических выгод ясно, что это решение для Украины позитивное. Объясняется это просто: вы сокращаете стоимость газа, и вы сохраняете транзит через свою территорию, получая транзитные деньги. Но почему эти очевидные экономические соображения не перевешивали политические? Да очень просто: как раз из-за того мифа, о котором мы говорили. Если вы 20 лет твердите, что в трубе суть вашей незалежности, то ни один местный политик не может себе позволить заявление о необходимости по-другому относиться к трубе, более прагматично. У него возникают серьезные политические риски. И я абсолютно убежден, что Виктор Янукович как раз, в отличие от Владимира Путина, мыслил более краткосрочными категориями. Все-таки президент России имеет возможность оперировать более долгосрочными планами: он уже 13 лет находится у власти и еще как минимум пять лет будет править, поэтому его игра имеет более долгосрочную стратегию. А у Виктора Януковича идея такая: «Я сейчас президент, но не факт, что я выиграю следующие выборы. Зачем мне идти на такие рискованные шаги, когда самая главная моя задача — продержаться в этом кресле, а после меня хоть потоп? Да, я понимаю, что для экономики Украины мое решение губительно. Не отдавая трубу, я уничтожаю экономику своей собственной страны. Ну не держит она такие цены на газ, не держит».

Так что же произошло сейчас? А произошло следующее: на самом деле Янукович понял, что до выборов он с такой экономической ситуацией может и недотянуть. Экономическая ситуация на Украине архитяжелая. Это уже признают и сами украинцы. В этих условиях, если держать дальше цену на газ на нынешнем уровне, экономика Украины начнет переходить в стадию полураспада. Янукович понимает, что эта угроза гораздо более реальная, чем даже потеря политического капитала из-за того, что он скажет о возможности передачи трубы русским. Этот фактор не был учтен. Не учли они, что ситуация будет стагнировать такими темпами. И так до выборов 2015 года можно и недотянуть. Приходится чем-то жертвовать. Вот тут-то и наступает самое тяжелое для Украины — проблема необходимости выбора. Все 20 лет политики Украины — это сидение на нескольких стульях. Украинская политическая элита не умеет делать политического выбора. Это опасная болезнь. Теперь этот выбор делать придется. Дай Бог, если действительно наконец-то отношение к трубе будет прагматичным и выбор между трубой и экономическим коллапсом будет все-таки сделан в пользу решения вопроса о передаче трубы России.

Честно говоря, украинская элита доказала нам, что первые такие шажки не стоит рассматривать как стратегический выбор. Очень часто, делая вроде бы разумные вещи на начальном этапе, потом она позволяла делам катиться к чертовой матери. Украина по-прежнему остается малопредсказуемым государством, так что пока я бы не спешил говорить о том, что действительно лед тронулся и в вопросе трубы наступил какой-то коренной перелом.  

У партнеров




    Цена блокировки

    Дело экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева переросло из уголовного в гражданское. Цена вопроса — 3,2 млрд рублей. Пока идет суд, под угрозу поставлена строительная отрасль Дальнего Востока

    Коллектив «Полюса» заработал благодарность президента

    Коллектив компании ПАО «Полюс» получил благодарность президента России Владимира Путина за заслуги в развитии золотодобывающей отрасли и высокие производственные показатели. «Полюс», крупнейший золотодобытчик в России и один из десяти крупнейших в мире, последовательно наращивает объем производства

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций

    Открой #Моспром

    Москвичи и гости столицы стали участниками проекта «Открой#Моспром» и своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий. Они посетили крупнейшую в Европе фабрику мороженого «Баскин Роббинс», завод известного на весь мир производителя напитков — Coca-Cola HBC Россия и многие другие точки на карте высокотехнологичной промышленности столицы

    Меньше серы, больше «цифры»

    «Норильский никель» ведет масштабную модернизацию производства, призванную существенно сократить негативное влияние на окружающую среду, и готовит к выпуску новый продукт для инвесторов — токены на металлы
    Новости партнеров

    Tоп

    1. О чем молчит глубинный народ
    2. Второе дыхание «Одного пояса, одного пути»
      По оценкам Всемирного банка, уже построены или находятся в процессе строительства железные дороги и автострады, порты и множество других проектов общей стоимостью 575 млрд долларов
    3. Битва за рейтинги
      Крупнейшие компании просят Банк России перейти на национальные рейтинги при оценке риска. Так они надеются получить в кредит больше денег, которые смогут потратить на рефинансирование внешних долгов
    Реклама