Тусклые выборы

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
27 мая 2013, 09:15
Фото: Globallookpress
Аятолле Хаменеи удалось не допустить к участию в выборах враждебных ему кандидатов

«Враги, пытающиеся сделать выборы бесцветными и тусклыми, хотят чтобы был избран человек, который поведет Иран по пути ослабления, зависимости и отсталости»,  – заявил духовный лидер страны (рахбар) аятолла Али Хаменеи. Между тем все это сделал он сам – удалив из предвыборной гонки ярких кандидатов, которые предлагали Ирану выход из того политико-экономического тупика, в котором сейчас находится Исламская республика.

Конечно, с одной стороны, рахбара можно понять. Оба ярких кандидата – Али Акбар Хашеми Рафсанджани и Эсфандияр Рахим Машаи – входят в число открытых противников Хаменеи. Первый является давним соперником рахбара в битве за симпатии иранского духовенства (и, по всей видимости, эту битву выигрывает), а второй – ставленник президента Махмуда Ахмадинежада, с которым в последнее время у Хаменеи отношения вконец испортились. Кроме того, Машаи ратует за светский характер государства с упором на персидский национализм. Весьма вероятно, что при победе любого из этой пары отношения между новым президентом и духовным лидером были бы слишком натянуты. Удалив же их из предвыборной гонки, Хаменеи получит технического президента, который не будет подрывать его авторитет

Между тем страна нуждается не в техническом президенте, а в серьезных переменах. Избрание нужного Хаменеи человека не будет, конечно, означать тотальную консервацию режима. Определенные изменения произойдут. Так, например, будут исправлены некоторые националистические перегибы во время правления Ахмадинежада, когда власти проводили националистическую политику и подрывали сами основы наднациональной идеи Исламской республики. «Ахмадинежад, например, назначил главой Белуджистана (региона, где 90% населения сунниты) человека, который в радиоэфире на вопрос о том, почему он не выделяет деньги на ремонт суннитских мечетей, ответил, что суннитские мечети вообще не нужны и что население должно ходить в шиитские. И добавил, что суннизм не имеет никакого отношения к реальному исламу», – говорит политолог-иранист Севак Саруханян. Нынешние фавориты выборов – Саид Джалили и Мохаммад Багер Галибаф – такую линию проводить не будут. Хотя бы потому, что первый является абсолютным сторонником исламского тренда и вообще не станет противоречить рахбару, а второй наполовину курд. Ожидаются и определенные подвижки на переговорах с Западом. И Джалили, и Галибаф выступают за переговоры с США. И опять же они будут вестись не в ущерб режиму. В отличие от от Рафсанджани, который использовал бы эти переговоры для укрепления своих позиций и ослабления рахбара, ни Джалили, ни Галибаф этого делать не станут.

Однако если эти переговоры не приведут к серьезной пакетной сделке и снятию санкций, то креатуры рахбара будут не в состоянии вывести страну из экономического кризиса, в котором она сейчас находится. Власти тщательно скрывают масштабы кризиса и фальсифицируют статистику, однако не всегда успешно. «Дошло до того, что в конце прошлого года министр внутренних дел предложил исключить из иранских сериалов сцены, где люди едят мясо», – рассказывает Севак Саруханян. И если ситуация не исправится, то рахбару обязательно припомнят, что эффективного менеджера Рафсанджани, который имел четкую программу по выводу страны из кризиса, Хаменеи из-за личной неприязни убрал из предвыборной гонки. А участие Машаи в выборах могло бы продемонстрировать властям, насколько Иран реально хочет смены или, по крайней мере, модернизации нынешнего политического режима в стране. Возврата к националистической государственной идеологии и прежним союзам. И лучше, если население это покажет на предвыборных участках, нежели на площадях после очередных «тусклых» выборов.