Дефицит в обмен на инфраструктуру

Анна Королева
30 мая 2013, 12:40
Фото: ИТАР - ТАСС
Андрей Белоусов считает возможным увеличение бюджетного дефицита до 1,5% ВВП РФ

Как заявил в кулуарах форума ОЭСР министр экономического развития РФ Андрей Белоусов, он считает возможным увеличение бюджетного дефицита до 1,5% ВВП с целью финансирования инфраструктурных проектов в стране. На сегодняшний день законодательно установлено ограничение бюджетного дефицита 0,6% ВВП. «На самом деле у нас сегодня использование Резервного фонда на расходы определяется не "бюджетным правилом", не ценой на нефть, а уровнем бюджетного дефицита. <…> Мы можем ее увеличить до 1,5%, например, или 1%», – передает слова министра агентство «Прайм».

Он указал, что последние изменения, внесенные в Бюджетный кодекс, предоставляют властям возможность маневра. Так, дополнительные нефтегазовые доходы, которые должны направляться в Резервный фонд, могут пойти на покрытие дефицита. «Я должен сказать, что последние изменения в Бюджетный кодекс уже дают возможность использовать Резервный фонд на покрытие бюджетного дефицита», – заявил он, напомнив, что эти поправки были внесены по инициативе Минфина.

Впрочем, использование дополнительных нефтегазовых доходов остается под вопросом. На днях, представляя в Госдуме поправки в закон о бюджете на текущий год, министр финансов Антон Силуанов заявил, что перечисления в Резервный фонд в текущем году могут сократиться на 485 млрд рублей. Причина – направление части нефтегазовых доходов бюджета на замещение источников финансирования дефицита, поскольку, скорее всего, от приватизации недопоступит 360 млрд рублей. «Мы видим, что объем нефтегазовых доходов снижается по отношению к нашему трехлетнему плану: в 2014 году – на 334 млрд рублей, а в 2015-м – на 529 млрд рублей. Эти нефтегазовые доходы и должны были наполнять Резервный фонд», – отметил министр.

Спор между двумя министрами давнишний: еще весной министр Андрей Белоусов заявлял, что предложит правительству использовать средства Резервного фонда на инфраструктурные проекты. В свою очередь, Антон Силуанов заявил, что не знаком с такими инициативами и не считает их возможными.

Речь сейчас, судя по всему, не идет о том, чтобы вписаться в бюджет, говорит аналитик «Инвесткафе» Кира Завьялова. МЭР хочет, чтобы дополнительные расходы, направленные на инвестиции в инфраструктурные проекты, покрывались за счет средств Резервного фонда. В этом году, как ожидается, в Резервный фонд будет направлено около 150 млрд рублей дополнительных нефтегазовых доходов, которые образуются благодаря более высокой стоимости нефти, чем планировалось. МЭР уже заявлял о том, что накопление нефтегазовых доходов не имеет смысла, так как в случае удешевления нефти (на горизонте в пять лет) их все равно не хватит, чтобы предотвратить удар по российской экономике. В свете этого звучат призывы развивать инфраструктуру уже сейчас.

Бум инвестиций в инфраструктурные проекты в 2011 году был существенным фактором поддержки экономического роста РФ. Одной из причин замедления экономики сейчас является как раз инвестиционная пауза, возникшая из-за того, что у государства больше нет возможности наращивать финансирование развития инфраструктуры прежними темпами. В инвестиционном блоке устойчивая негативная динамика: в апреле объем инвестиций сократился на 0,7% против сокращения на 0,8% в марте и роста на 0,3% в феврале. Началось сокращение в строительном секторе (-0,1% в апреле). И предложения  МЭР вряд ли вызовут одобрение властей.

Кризис 2008 года и последующая рецессия предложили два способа стабилизации ситуации и стимулирования экономики, напоминает директор аналитического департамента Московского фондового центра Елена Чернолецкая. Один путь (к нему прибегали США, Китай, Япония) – это накачка системы ликвидностью, минимальное сокращение расходов, внутренние инвестиции и даже прямая помощь экономике за счет выкупа не только финансовых, но и реальных активов. Второй путь условно можно назвать европейским (им пользовались также Канада и Австралия). Максимальная поддержка промышленности за счет внутреннего спроса, помощь банкам только при возникновении действительных проблем, постоянная стерилизация ликвидности в том случае, когда заканчивается та или иная программа помощи, в результате чего уровень ликвидности остается примерно на стабильном уровне. Россия пока не определилась с выбором варианта, но, похоже, Минфин придерживается первого варианта, когда необходимо больше тратить, а проблемой дефицита бюджета (которая перед США, к примеру, уже встала в полный рост) будем заниматься потом. Такой путь имеет право на существование, так как позволяет создать новые инвестиционные направления, финансируемые государством, что постепенно может привлечь туда и независимых инвесторов, в том числе иностранных. Кроме того, это стабилизирует на время социальные вопросы за счет сохранения уровня жизни населения.

Но если говорить о целесообразности, то финансировать инфраструктурные проекты можно было бы, не прибегая к увеличению дефицита бюджета, равно как и не за счет средств Резервного фонда, полагает управляющий активами TNO Capital Александра Лозовая. Опубликовано несколько исследований по сравнению стоимости аналогичных инфраструктурных проектов (например, строительства дорог или олимпийских объектов) в России и других странах. Результат один – у нас строительство обходится в разы дороже. «Уверена, – говорит эксперт, – что просто усиление контроля над проектировкой и строительством инфраструктурных проектов позволит бюджету серьезно сэкономить, а создание интересных для частных инвесторов условий позволит также привлечь частные инвестиции под эти проекты, что также позволит сэкономить средства, собранные за счет налогоплательщиков». 

Между тем направление денег в инфраструктурные проекты необходимо практически в любых экономических условиях, считает управляющий портфелями ЦБ УК «Солид менеджмент» Максим Семянин. Подобные вложения означают создание рабочих мест, повышение налогооблагаемой базы, а все это является импульсом к развитию страны. Чтобы сказать, пойдут ли на это власти, необходимо понимать, есть ли осознание подобных простых истин в рядах наших управленцев. Скорее всего, полагает эксперт, это понимание существует, и с дефицитом бюджета поступят так, как это советует Минэкономразвития.