8.VI–14.VI

Максим Соколов
14 июня 2013, 20:39

Двухведерная PRISM'а. – Ястреб-тетеря. – Воздушный удар по Сянгану. – «Другой рукой он персов покоряет». – Кутузовский заманивающий маневр. – Лошадиное мясо. – Психотипы российских миллиардеров.

Иллюстрация: Эксперт
Максим Соколов

В связи с распространившейся модой на coming out, то есть на смелое и открытое, без оглядки на последствия исповедание своих пристрастий, довольно шумный coming out совершил американский чекист (теперь уже, похоже, бывший) Э. Сноуден. Он раскрыл всю мощь сетей, которыми Агентство национальной безопасности США опутало американское общество: крупнейшие сотовые операторы, социальные сети, почтовые хостинги, разработчики ПО и другие компании, предоставляющие возможность передачи электронных данных, – все давали АНБ полный доступ к своей информации. Разоблачив программу слежения, именовавшуюся PRISM, Сноуден действительно поставил хоть и не двухведерную, но все-таки изрядную призму умильным приверженцам американской свободы, поскольку слежка действительно была тотальной и со свободолюбивыми речами, произносимыми навынос и распивочно, недостаточно согласовывалась. В результате скептики и циники были вынуждены утешать апологетов американского образа жизни, указывая им, что защищенность ихней privacy и до этого ведь была только воображаемой, так что стоит ли так тужить и убиваться. Тем более что зато Сияющий Город На Холме показал, что он надежно защищен от врагов – «Если тяжко организму, // Покупай в аптеке PRISM'у. //Убедись, товарищ, лично: // PRISM'а действует отлично».

Казалось, что инцидент более или менее исчерпан, тем более что жизнь разведчиков всегда сопряжена со скандалами и провалами. Гр. А.К. Толстой отмечал в «Мудрости жизни», «Что без потерей мы на свете не живем, // И что нужно быть тетерей, чтобы печалиться о том».

И даже не только тетерей, но еще и ястребом. В интервью BBC hawkish Republican, известный в России под именем дедушки Маккейна, призвал немедля извлечь предателя из Гонконга, где тот укрывается. Ястреб-тетеря заметил: «Этот человек – предатель, и если мы не получим его в течение 24 часов, мы должны начать бомбить Гонконг. К счастью, это крошечная страна без реальной армии. Я не ожидаю никакого сопротивления. Мы могли бы уничтожить их инфраструктуры и занять всю страну до конца недели». Сенатор был так увлечен идеей страшной мести – к тому же беззащитному противнику, а это всегда приятно, – что не обратил внимания на действующий с 1997 года статус Гонконга, являющегося особым районом КНР. При широчайшей внутренней автономии Гонконг, однако, делегирует Пекину вопросы обороны и внешней политики, и мысль вбомбить часть территории КНР в каменный век вряд ли понравится пекинским гегемонистам. Так что у китайских товарищей и у выбравшего свободу Э. Сноудена с героем-летчиком Маккейном получилось в соответствии с частушкой – «Полюбила я пилота, // А он взял и улетел, //Свесил тестикулы с самолета, //Разбомбить меня хотел». Вероятно, сейчас на Капитолийском холме Маккейна держат семеро, чтобы не вырвался и не осуществил свою угрозу, тем более что, судя по последним веяниям, ожидается американская бомбардировка вовсе не Гонконга, а Дамаска.

Если же иметь в виду не прямую бомбардировку, но стратегию мягкой силы и непрямых действий, то опять же в «дорожной карте» значится совсем не Сянган, а Персия. Г.К. Каспаров, известный тем, что на всяком посту, куда назначали его партия и правительство, его отличало высокое чувство за порученное дело, ныне оставил Россию и на чужбине борется за персидскую свободу, возглавляя организацию We Choose, которая будет проводить подсчет голосов на параллельных выборах тамошнего президента. Успех предприятия гарантирован: «Этим я занимаюсь последние несколько месяцев вместе с Леонидом Волковым. Задействована усовершенствованная система "Демократии-2" – это виртуальная выборная платформа, с помощью которой проводились выборы в КС. Я являюсь неформальным организатором процесса, который начался еще в феврале. А Леонид Волков работает над этим непосредственно с иранцами». То есть с тем самым славным Л.М. Волковым, который, оценивая выборы в КС оппозиции осенью 2012 года, отмечал: «Мы замутили мощную движуху» (70 тыс. участников, то есть 0,7 промилле от общего числа избирателей – мощнее не бывает).

Когда вслед за Москвой мощная движуха будет явлена в Испагани, портреты Г.К. Каспарова можно будет украшать надписью: «Одной рукой он в шахматы играет, // Другой рукой он персов покоряет. // Одной ногой разит он друга и врага, // Другою топчет он вселенны берега».

Движуха, устроенная богатым капиталистом и баскетболистом М.Д. Прохоровым, была менее мощной. Сперва он развил бурную деятельность за очищение своих весьма многочисленных активов от какого-либо налета западной буржуазности. Скрепя сердце, он пошел даже на то, чтобы переоформить любимое детище, баскетбольный клуб Brooklyn Nets на российскую компанию, но все усилия были тщетны – он понял, «что "ЕР" все сделала все для того, чтобы не допустить "Гражданскую платформу" в качестве основного кандидата на выборах мэра».

Строго говоря, «ЕР» вообще ничего не сделала – просто потому, что М.Д. Прохоров не предпринял никаких действий, которые нуждались в блокировании. Если игрок в шахматы первым же ходом кладет своего короля на доску горизонтально, заслуги соперника в том нет никакой, это даже не киндермат, предполагающий, хотя и краткий, но все-таки обмен ходами. С точки зрения М.Д. Прохорова, впрочем, это есть новая победная философия кунктаторства: «Меня действительно очень боялись. Так называемая "собянинская рокировка", закон о зарубежных активах кандидатов – и тот и другой шаг власть сделала с единственной целью – не допустить меня до выборов. Ни с кем не сравниваю себя, просто напоминаю: Кутузову тоже пришлось сдать Москву, и к нему тоже было, мягко говоря, много претензий современников. Настоящая борьба только начинается». После этих слов избушку в дер. Фили, где фельдмаршал Прохоров давал свою победную пресс-конференцию, следовало бы огласить возгласом: «Да будут же они у меня жрать лошадиное мясо!» – и стариковским рыданием, но могучим усилием воли богатый капиталист воздержался от такого финала. Возможно, он побоялся, что участники пресс-конференции не поймут, кто же будет есть лошадиное мясо – обитатели Кремля или дорогие москвичи.

Если говорить о предыстории новейшего российского предпринимательства, то выстрадывание экономической свободы отражено в ряде фильмов Л.И. Гайдая – «Пес Барбос и необыкновенный кросс», «Самогонщики», «Операция "Ы"» и «Кавказская пленница», где герои Г.В. Вицина, Е.А. Моргунова и Ю.В. Никулина пробовали себя в разных областях неподконтрольной государству экономической деятельности (винокурение, рыболовство, продажа изделий инвалидной артели, «Плата по таксе. Такса 1 руб.» etc.). Столь прирожденно предприимчивые люди нашли бы себя и в перестройку – в кооперативном ли движении, в комсомольском ли бизнесе, в виде ли мальчиков в розовых штанишках, – и действительно, будущие киты и акулы российского бизнеса неумолимо несут на себе черты кто Бывалого (В.О. Потанин, О.В. Дерипаска, А.Б. Усманов), кто Труса (П.О. Авен). Национальной же особенностью российского крупного бизнеса является непропорционально большое число миллиардеров, которых из тройки артистов более всего подобало бы исполнять Ю.В. Никулину. Единственное отличие этих капиталистов (М.Д. Прохорова, А.Е. Лебедева и др.) от никулинского героя в том, что, будучи вполне тезоимениты ему в главном, они, в отличие от него, обладающего каким-никаким чувством юмора, непрошибаемо серьезны и свои комические гэги исполняют, выступая, словно пава. Что, впрочем, только дополнительно усугубляет комизм.