Дагестан без финансового «архитектора»

Николай Проценко
6 июня 2013, 13:32
Фото: pravitelstvo-rd.ru
Глава Национального банка Дагестана Сиражутдин Ильясов покинул свою должность

Глава Национального банка Дагестана Сиражутдин Ильясов покинул свою должность, которую бессменно занимал более 20 лет. Это еще один знак того, что федеральный центр всерьез ужесточает контроль над республикой.

Ильясов был одним из главных старожилов дагестанской элиты — он возглавил республиканское отделение Центробанка еще в 1992 году. Уходу Ильясова предшествовала череда банковских скандалов, самый заметный из которых — январское банкротство крупнейшего в Дагестане КБ «Экспресс», близкого к семье Магомедовых, с небольшим перерывом возглавлявшей республику все постсоветские годы. Временно исполняющим обязанности главы республиканского подразделения ЦБ будет первый заместитель Сиражутдина Ильясова Светлана Бацына, однако, скорее всего, это временная фигура.

Отставка бессменного главы Нацбанка Дагестана совпала по времени с арестом другого «вечного» персонажа дагестанской элиты — мэра Махачкалы Саида Амирова. Поэтому наблюдатели предсказуемо связали между собой эти два события. Тем не менее в качестве официальной причины отставки 70-летнего Ильясова был указан выход на пенсию. По сообщению заместителя главы Нацбанка Дагестана Шамиля Абуева, в настоящее время отставной банкир находится в Германии на лечении. При этом Абуев опровергает версию, что Ильясов покинул свой пост после ряда выявленных нарушений в банковской системе Дагестана. «Утверждение о том, что председатель Нацбанка ушел на пенсию в связи со скандалами, не соответствует действительности, в республике не проводятся никаких внеплановых проверок, все проверки проходят согласно утвержденному в декабре графику, который был подписан председателем Центробанка», — заявил Абуев. Однако, по сообщению «Известий», в Дагестане уже началась масштабная внеплановая инспекция местных банков.

Отставка Сиражутдина Ильясова, каковы бы ни были ее истинные причины, продолжает провозглашенный врио президента Дагестана Рамазаном Абдулатиповым курс на смену руководящих кадров в республике. В той конъюнктуре банковского рынка, которая возникла в Дагестане еще в 1990-е годы, должность главы Нацбанка неизбежно оказывалась политической, поскольку основную часть коммерческих банков в республике контролируют крупные местные чиновники. Необходимо также отметить, что в рамках своеобразного межэтнического «разделения труда», сложившегося в многонациональном Дагестане, значительную часть банковского сектора контролируют даргинцы (Сиражутдин Ильясов принадлежит к родственному им этносу — лакцам). Помимо почившего «Экспресса», к «даргинским» банкам относятся «Адам Интернешнл» (принадлежит группе лиц, близких к Саиду Амирову), «Кредо Финанс» (основан нынешним премьер-министром Дагестана Мухтаром Меджидовым), Эсидбанк, «Эльбин» (основан первым руководителем ГУ ЦБ РФ по Дагестану Гамидом Гамидовым, чей брат Абусамад Гамидов с 1996 года бессменно возглавляет дагестанский минфин). По данным портала «Банки.ру», на 1 мая «Эльбин» занимал среди банков Дагестана второе место по размеру активов, Эсидбанк — третье, «Адам Интернешнл» — шестое.

В целом Дагестан миновал основной тренд регионального банковского рынка последних лет — стремительное сокращение «поголовья» местных кредитных учреждений, которые либо поглощались крупными федеральными банками, либо не выдерживали ужесточения требований ЦБ. Благополучно преодолев «фильтр» системы страхования вкладов, дагестанские банки смогли массово пережить и еще одну меру властей, направленную против мелких игроков рынка. Речь идет об изменениях в федеральном законе «О банках и банковской деятельности», вступивших в силу 15 марта 2009 года, согласно которым, начиная с 1 января 2012 года, размер собственного капитала коммерческого банка должен был составлять 180 млн рублей. В зоне риска тогда оказались почти все дагестанские банки. Из 32 существовавших на тот момент кредитных учреждений этому критерию не удовлетворяли 25. Однако практически все дагестанские банки пережили докапитализацию — с 2008 по 2011 годы ЦБ отозвал в республике только одну лицензию. В результате Дагестан до недавнего времени оставался лидером среди российских регионов по количеству коммерческих банков с местной пропиской. По данным портала Allbanks.ru, на данный момент в республике зарегистрировано 23 банка и три небанковских кредитных организации.

Однако осенью прошлого года Центробанк и Росфинмониторинг перешли в активное наступление — с ноября прошлого года лицензии ЦБ лишились помимо «Экспресса» еще три кредитных учреждения республики — Трансэнергобанк, «Дербент-кредит» и Трастовый банк. Аналитики банковской сферы допускают, что региональное отделение ЦБ внесло определенный вклад в превращение Дагестана в «заповедник банковской вольницы». «Нарушения, вскрытые за последнее время во многих банках региона, вряд ли могли иметь место, если бы не слабый контроль со стороны сотрудников Нацбанка республики, заинтересованность которых в этом также не следует исключать», — говорит руководитель общественного движения «Проект национального развития», бывший начальник валютного управления Центробанка Андрей Черепанов. А генеральный директор Центра экономического анализа «Интерфакса» Михаил Матовников обращает внимание на одну любопытную деталь: в распространенном ЦБ сообщении о причинах отзыва лицензии у «Экспресса» сказано, что банк «противодействовал проведению инспекционной проверки и совершению надзорных действий». Тем самым, полагает Михаил Матовников, «ЦБ дал понять, что в регион его просто не пускали. Если в определении об отзыве лицензии банка говорится о противодействии работе регулятора, это значит, что данный банк кто-то сильно "покрывал". До какого-то момента с этим не связывались, но потом стало понятно, что издержки вмешательства гораздо ниже издержек попустительства».

После отставки Сиражутдина Ильясова, который фактически был главным «архитектором» специфической банковской системы Дагестана, этот рынок может до неузнаваемости измениться. «Будут закрыты практически все "клановые" банки и все мелкие, в лучшем случае останутся один-три банка, которые сумеют мобилизовать больший ресурс, — прогнозирует старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов. — Но и этого может не хватить, так как смена власти в республике девальвирует имеющийся административный ресурс. Однозначно усиливается Сбербанк — частично за счет поглощения сети "Экспресса", частично из-за договоренностей Германа Грефа с врио президента Дагестана. Россельхозбанку, видимо, достанутся "кости" всех остальных».