Выборы не помогают

Москва, 31.07.2013

Фото: AP

30 июля в Пакистане появился новый президент – им стал представитель правящей Мусульманской лиги Мамун Хусейн, за которого проголосовало большинство парламентариев (Пакистан является парламентской республикой, и президент избирается парламентом).

Уход в отставку предыдущего президента Асифа Али Зардари, конечно, был воспринят частью населения с облегчением. Политик, чье прозвище было «мистер 10%» (именно столько, по словам его противников, он требовал себе в качестве отката за различные правительственные контракты в период премьерства его жены Беназир Бхутто), был в стране крайне непопулярной фигурой. Однако далеко не всем сейчас нравится концентрация власти в руках представителей Мусульманской лиги. Пакистанцы фактически голосуют по территориальному признаку, и если за лигу голосуют в Пенджабе, то Синд поддерживает Народную партию, представителем которой и был Зардари.

Впрочем, внутриполитические распри в Пакистане отступают на задний план перед главными несогласными с итогами выборов – местными боевиками-исламистами. И свое несогласие с секулярным руководством они выражают традиционными методами – через теракты. Так, боевики вдохновились иракским и ливийским примерами – 29 июля переодетые в полицейскую форму талибы атаковали одну из основных тюрем страны в северо-восточной провинции Хайбер-Пантухва и освободили 247 заключенных. Причем для этого они не постеснялись лишить электричества целые городские кварталы и взорвать местные подстанции. Официальные лица утверждают, что среди сбежавших зэков было около трех десятков боевиков, однако не исключено, что их было гораздо больше – среди 5 тыс. заключенных этой тюрьмы было как минимум 250 боевиков, 45 из которых считались особо важными.

Армия, конечно, начала преследование, однако нападавшие (которых было около сотни) быстро рассеялись среди местных жителей. Властям на сегодняшний момент удалось задержать лишь менее десятка из них.

Боевики также продолжают попытки ликвидировать членов парламента и просто высокопоставленных функционеров, представляющих светские партии страны. В частности, партию «Движение за справедливость» – боевиков не смущает даже тот факт, что лидер этой партии Имран Хан открыто выступает за переговоры с пакистанскими талибами. И самое интересное в том, что официальные власти страны разделяют эту точку зрения – премьер-министр Пакистана Наваз Шариф выступает против проведения полномасштабных операций в Северном Вазиристане (считающихся оплотом Пакистанского «Талибана»).

С одной стороны, премьера понять можно. Предыдущие подобные операции, проводимые его предшественниками, не имели особого успеха – боевики покидали территорию и, когда армия уходила, возвращались и быстро восстанавливали свою инфраструктуру. Поэтому итогами этих операций были лишь ответные теракты в пакистанских городах и недовольство гражданского населения (армия – это не полиция, и ее методы «выявления боевиков» жителям зачищаемых районов кажутся крайне жестокими). Однако, с другой стороны, попытка закрыть глаза на проблему (а именно так можно расценивать ставку на переговоры – опыт показывает, что попытка наладить диалог с пакистанскими талибами превращается в односторонние уступки властей) является фактически уверенной поступью в сторону пропасти и развала страны. Особенно учитывая тот факт, что уже через год, после ухода США из Афганистана, Пакистан окажется форпостом международной борьбы с терроризмом. Ведь когда афганские талибы займут Кабул – что с большой долей вероятности случится в кратко- или среднесрочной перспективе, – то они предъявят пакистанским военным счет за предательство и поддержку США.

Конечно, пакистанские власти осознают всю серьезность опасности и готовятся к ее отражению. Одним из элементов этой подготовки, вероятно, является стабилизация отношений с архиврагом Пакистана – Индией. Полувековая ненависть и территориальные претензии могут отойти на второй план, ведь сейчас у Пакистана и Индии общие интересы – индийским властям не нужна дестабилизация и талибанизация северо-восточного соседа. По целому ряду вполне очевидных причин – начиная от судьбы пакистанского ядерного оружия и миллионов беженцев и заканчивая нежеланием стать следующей жертвой талибов. Поэтому уже после майских выборов индийское правительство пригласило Шарифа посетить их страну, а пакистанский премьер не раз выражал заинтересованность в налаживании отношений с Индией. Не исключено, что роль посредника и проводника этой политики сыграет его младший брат Шахбаз Шариф, которого называют чуть ли не главным «индофилом» в исламабадских коридорах власти. Шахбаз Шариф говорит о необходимости вдвое увеличить торговый оборот, регулярно возит пакистанских бизнесменов в Индию на переговоры с их тамошними визави, поэтому не исключено, что в перспективе он повезет и пакистанских чиновников.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Китай пытается решить проблему нехватки долларов
    Поглощение Гонконга вызвало у Китая определенные проблемы с долларовым финансированием. Для решения этой проблемы было решено надуть пузырь на рынке акций
  2. Египет боится остаться без Нила
    Египет угрожает Эфиопии войной из-за плотины на Ниле
  3. Россия построит свой участок автотрассы «Европа — Западный Китай» к 2024 году
    На совещании по строительству международного транспортного коридора, которое провел в ОЭЗ «Алабуга» премьер-министр Михаил Мишустин, были обозначены реперные точки амбициозного проекта. Доехать до Казани из Москвы за 6,5 часов станет возможным уже через 4 года
Реклама