Удачная охота

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
7 августа 2013, 19:02
Фото: AP
Реджепу Эрдогану удалось посадить значительную часть светской элиты страны

В Турции огласили приговор по так называемому делу «Эргенекон» – секретной организации, которая готовилась совершить государственный переворот в 2003 году. Причем сделали это не в городском суде, а в особо охраняемом объекте – тюремном комплексе Селиври, расположенном под Стамбулом, за кордонами полиции и под прикрытием снайперов. Столь серьезные меры предосторожности были предприняты потому, что на скамье подсудимых находилось огромное число вип-персон. В целом судили около 270 человек, среди которых были генералы (в том числе бывший начальник генштаба Илькер Башбуг), журналисты, академики, юристы, депутаты от оппозиционных партий. В итоге оправдательные приговоры были зачитаны лишь 21 обвиняемому. Два десятка человек, в основном военные (включая Илькера Башбуга и бывшего командующего Первой армией страны Хасана Ыгсыза), вынуждены будут провести в тюрьме всю оставшуюся жизнь. Остальным вынесли сроки от одного года до 49 лет тюрьмы. В ответ на оглашение сроков обвиняемые и их адвокаты скандировали лозунг светских сил «Мы – солдаты Мустафы Кемаля» (речь – об отце нынешней Турции Мустафе Кемале Ататюрке) и заявляли о намерении подать апелляцию в Верховный суд страны.

Оппозиция утверждает, что все дела сфабрикованы, что Эрдоган таким образом пытается ликвидировать армию, посадить всю светскую элиту и уничтожить все секулярное наследие Ататюрка. Процесс называют «театром Эрдогана», утверждают, что в современном государстве, претендующем на членство в Евросоюзе, подобные судилища просто не должны проходить по определению. Против приговора выступил и ряд международных организаций, в частности ОБСЕ.

Однако ситуация не настолько проста. Перевороты в Турции действительно являются частью политической традиции. Секулярные реформы и законы Ататюрка не смогли до конца подавить в стране исламское самосознание, и исламские партии (особенно на фоне неспособности светских сил справиться с проблемами страны) регулярно приходили к власти через парламентские выборы. И армия, считавшаяся хранительницей заветов Ататюрка, так же регулярно эти исламские партии свергала (в 1960, 1971, 1980 и 1997 годах), после чего зачищала политическое пространство страны от «нежелательных элементов» и возвращала власть в руки секулярных элит. Которые, опять же с завидной регулярностью, не вносили никаких изменений в свою политику и тем самым своими руками готовили почву к новому приходу исламистов. Не исключено, что эти три сотни человек действительно готовили новый виток спирали и собирались свергнуть Эрдогана в 2003 году. Однако поскольку премьер-министр (в отличие от предыдущих жертв переворотов) оставался крайне популярен и ему действительно удавалось выводить страну из рецессии, путчисты побоялись выступить. Их организацию вскрыли в 2007 году, и власть, конечно, могла просто закрыть на это глаза. Однако Эрдоган, наоборот, сделал все возможное для того, чтобы максимально раскрутить это дело и извлечь из него выгоду для самого себя – посадить значительную часть оппонентов и обескровить оппозиционную ему армию, все еще способную совершить переворот.

Впрочем, автор склоняется к мнению, что нынешняя ситуация – крайне редкий пример того, когда личные интересы властителя страны абсолютно совпадают с интересами самой страны. Если рассматривать ситуацию с чисто цивилизационной точки зрения, Эрдоган поступил абсолютно правильно. Мировой опыт (в том числе и события в Египте) показывает, что в демократических государствах военные перевороты должны быть неприемлемы как явление. Попытки исправить «неправильное» волеизъявление народа не на избирательных участках, а в танках обычно приводят лишь к откату демократии и серьезному подрыву всех укореняющихся в стране демократических традиций. Если рассматривать государство как саморазвивающийся институт, попытки консервации – каковыми и можно назвать перевороты – практически никогда не приводили этот институт ни к чему хорошему. И нынешние посадки должны отбить у армии и светских сил решать вопрос о смене власти силой. Именно поэтому прав министр по делам ЕС Эгемен Бахыш, утверждающий, что приговор свидетельствует о развитии демократии в стране.