Керимов готовится к капитуляции

Москва, 11.09.2013
Сулейман Керимов ведет переговоры о продаже своей доли акций в компании «Уралкалий». Сделка будет означать капитуляцию в калийной войне с Александром Лукашенко. Развязав ее, олигарх не рассчитал, что воевать придется на два фронта: белорусского президента поддержало окружение Владимира Путина, увидев в конфликте отличную возможность взять под контроль одно из самых прибыльных российских предприятий.

Фото: ИТАР-ТАСС

6 сентября от взлетной полосы минского аэропорта оторвался бизнес-джет гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера. Он ждал своего единственного пассажира с 26 августа, когда того арестовали белорусские чекисты. Но 6 сентября суд снова отказался изменить ему меру пресечения, и стало ясно – ждать нет смысла.

А уже 8-го числа появились сообщения, что Сулейман Керимов продал свои акции «Уралкалия». Потом выяснилось, что не продал, а только ведет переговоры, но сути дела это не меняет.


План блицкрига

Сулейман Керимов таил злобу на Александра Лукашенко два года. В 2011-м тот было согласился продать ему контрольный пакет акций «Беларуськалия», долго кормил обещаниями, а потом отказал. А ведь Керимов за осуществление мечты – создание крупнейшей калийной компании в мире – готов был выложить 15 млрд долларов (годовой бюджет Белоруссии).

В отчаянии олигарх даже предложил Лукашенко взятку – по крайней мере, так утверждал сам белорусский президент. В одном из интервью он рассказал, что посланцем от Керимова приехал российский бизнесмен Михаил Гуцериев:

«Мне предлагали за 15 млрд долларов продать "Беларуськалий": 10 млрд в казну, а 5 млрд мне, куда скажу. Я сказал своему другу: "Миша, ты знаешь, что происходит с теми, кто приходит с такими предложениями?" Он ответил: "Наручники надеваете"».

Тогда же прозвучало и пророчество относительно ареста Баумгертнера. «Керимов нас, что, за папуасов держит? – возмущался Лукашенко. – Если кто-либо еще попробует решать вопросы с помощью таких переговоров, задержится у нас в стране надолго. Нас давно так не унижали».

Президенту Белоруссии уже доводилось использовать сидящих в тюрьме людей для политического и экономического торга с Западом. Правда, кто мог подумать, что он решится опробовать этот метод и на России?


Но не унижали так, видимо, и Керимова. План его блицкрига был хитроумным и жестким. За два года, особо не афишируя, он полностью взял под контроль Белорусскую калийную компанию (БКК) – созданного в 2005 году трейдера, имевшего эксклюзивное право продавать продукцию «Беларуськалия» и «Уралкалия». На ключевые посты он расставил своих людей, а ставленников Лукашенко попросту «купил». «Российские менеджеры, прежде всего Баумгертнер и Петров, сумели подмять, в том числе через высокие оклады и множество бонусов, гендиректора Николаенко, воспользовавшись его безволием», – раскрыла коварную интригу государственная белорусская пресса.

Параллельно Керимов зарегистрировал в Швейцарии компанию Uralkali Trading и начал многие торговые операции проводить через нее. Формально это не было нарушением договоренностей 2005 года, потому что все сделки Uralkali Trading отражались в балансе БКК. Однако Лукашенко занервничал: Uralkali Trading деньги за операции на счета БКК переводила, но в любой момент могла прекратить это делать.

И в декабре 2012 года президент Белоруссии сделал ответный ход – подписал указ, по которому право экспорта белорусского калия могли получить кроме БКК «иные организации, определенные президентом Республики Беларусь». И вскоре «Беларуськалий» продал 86 тыс. тонн калия, минуя БКК, таким образом дав Керимову формальный повод разорвать договоренности 2005 года.

Корпоративная война – дело обычное. Керимов заявил, что «Уралкалий» выходит из БКК, будет торговать самостоятельно, да еще и начал демпинговать. Рухнуло все: акции предприятий, цены на калий, доходы белорусского бюджета. Кроме того, выяснилось, что торговать белорусским калием стало попросту некому – Керимов увел с собой всех топ-менеджеров БКК.

Дошло до того, что Лукашенко решил сделать торговыми агентами белорусских послов. «Ваша прямая задача – торговать, – заявил он им на днях. – Какая проблема? У нас, наверное, в пятидесяти, если не больше странах мира есть представители на уровне послов. Берите и торгуйте калийными удобрениями! Напрягаться должны все».

Итогом блицкрига должно было стать предбанкротное состояние «Беларуськалия» и скупка его акций по бросовой цене.


Где просчитался Керимов

Керимов не учел двух вещей. Во-первых, характера Лукашенко. Президенту Белоруссии уже доводилось использовать сидящих в тюрьме людей для политического и экономического торга с Западом. Правда, кто мог подумать, что он решится опробовать этот метод и на России?

А во-вторых, что на руку Лукашенко сыграет противостояние элитных групп внутри России. Причем в этом противостоянии Сулейман Керимов нес потери еще до войны с Лукашенко. От власти в Дагестане был отстранен близкий ему Магомед Магомедов. А с Рамазаном Абдулатиповым отношения у олигарха не сложились. После скандала со строительством олимпийского трамплина в Сочи эмигрировали, спасаясь от уголовного преследования, братья Билаловы – партнеры Керимова по многим проектам.

По одной из версий, позиции Керимова пытались ослабить из-за его слишком пристального интереса к планам приватизации госкомпаний, намеченной на 2013-2016 годы. Точно известно, что совладелец «Уралкалия» интересовался покупкой контрольного пакета АЛРОСА, поговаривали о его планах поучаствовать в аукционах по продаже пакетов акций ВТБ, Сбербанка, «Интер РАО ЕЭС» и некоторых угольных активов.

Однако на них, очевидно, есть и другие претенденты из числа крупных и очень влиятельных российских бизнесменов, и им, понятное дело, становится хорошо, когда Керимову плохо.

Когда Керимов зарубился с Лукашенко, на его защиту встали Игорь Шувалов и Аркадий Дворкович. Параллельно прозвучали угрозы в отношении поставок белорусских товаров от Геннадия Онищенко. Но Дмитрий Медведев промолчал. А Владимир Путин ждал две недели, прежде чем сказать, что «мы хотим проблему решить, а не загонять ее в тупик, что очень легко сделать, начиная шум и гам по этому вопросу». Стало окончательно ясно: торговой войны с Белоруссией ради освобождения Баумгертнера не будет.

Так, министр сельского хозяйства Николай Федоров в понедельник примирительно заявил, что не видит оснований для ограничений на ввоз в Россию белорусских продуктов. А еще раньше Игорь Сечин покритиковал ограничение поставок нефти в Белоруссию.


Покупателей набежало…

Путин высказался 6 сентября, а 8-го стало ясно, как можно решить вопрос. Собственно, вариант предложил Лукашенко. На встрече все с тем же Михаилом Гуцериевым он дал понять, что цена свободы Баумгертнера – смена собственника «Уралкалия». Причем на того, кто устроил бы и Лукашенко, и Путина.

И такие люди сразу нашлись. Собственно, первый претендент – сам Михаил Гуцериев. У него тесные контакты с Лукашенко еще с 2000 года, когда он возглавил российско-белорусскую нефтяную компанию «Славнефть». В партнеры по покупке «Уралкалия» ему прочат главу АФК «Система» Владимира Евтушенкова и питерского банкира Владимира Когана.

Если сделка состоится, Сулейман Керимов получит порядка 3 млрд долларов за свои 21,75% акций «Уралкалия». Именно таким пакетом он сегодня владеет, хотя многие непосвященные считают его едва ли не единственным собственником предприятия. На самом деле у Керимова никогда не было даже контрольного пакета. Но именно он управляет предприятием, расставив на ключевые посты своих людей.

В свое время он вложил в акции «Уралкалия» порядка 2,5 млрд долларов, так что если продажа состоится, то он останется еще и в плюсе. Но потеряет источник постоянного и бесперебойного дохода. Ведь «Уралкалий» долгие годы считается одним из самых прибыльных российских предприятий. Себестоимость добычи калия на рудниках предприятия – порядка 75-80 долларов за тонну, а мировые цены в лучшие времена доходили до 1000 долларов за тонну. И даже сейчас, после падения цен, тонна калия стоит порядка 400 долларов.

 

Сайт «Русский репортер»

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Конец сланцевой революции
    Сланцевый сектор США в этом году получил сокрушительный удар, от которого оправиться не может до сих пор. Однако значит ли это, что 2020 год ознаменуется окончанием сланцевого бума?
  2. Клан Шеффлеров потерял три четверти состояния
    За два с половиной года семья производителей автомобильных шин и компонентов потеряла около 30 миллиардов долларов.
  3. Тест на протест
    Прошедшие в Белоруссии в минувшее воскресенье выборы дестабилизировали ситуацию в этой стране. Уже четыре дня и ночи после 9 августа протестные действия там не стихают. Хотя они вызывают ожесточенный отпор со стороны силовиков, властям уже четыре дня не удается взять под контроль ситуацию в стране
Реклама