Лучше не станет

Москва, 13.09.2013
Прошедшие 8 сентября общероссийские выборы выявили изменения в электоральном поведении россиян. Наши граждане требуют большей открытости от своих кандидатов и все меньше доверяют мастодонтам отечественного парламентаризма. Владимир Римский, заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ, считает, что в вопросах взаимоотношения избирателей и партий Россия подтверждает европейские тенденции. Отношение же власти к выборам и электоральному процессу в лучшую сторону не изменилось.

Кадр: эфир Радио Свобода

– Существует ли корреляция между явкой избирателя и победой власти или оппозиции?

– Все зависит от конкретных условий в конкретной компании. Не существует универсальной схемы выборов – она, в зависимости от ситуации, может играть на тех, кто сплотил свой электорат, и на тех, кто привык инерционно побеждать в голосовании. Поэтому прямой взаимосвязи между явкой и результатами выборов нет.

– На прошлых президентских выборах наиболее оппозиционный кандидат Михаил Прохоров набрал порядка 700 тыс. голосов. За Навального проголосовали чуть больше 600 тыс. человек. Свидетельствует ли это о том, что в Москве есть устойчивая часть электората, которая всегда голосует против власти?

– Это не совсем так. В число голосующих назло действующему правительству в разное время попадают разные люди. Если и есть некая слабая закономерность такого рода, то она разрушится, как только в нашем политическом поле появятся серьезные изменения. Если власть проявит открытость, то процент людей, готовых голосовать за нее, снизит до минимума усилия оппозиции.

– У парламентских партий наблюдаются определенные проблемы. Их теснят свежие политические силы и кандидаты. Это временные трудности или систематический кризис?

– Проблема наших парламентариев связана с общими проблемами партий. Это не только отечественная, но и общемировая тенденция. Дело в том, что в современных демократиях очевиден некий кризис парламентаризма и, главное, представительства интересов. Во всем мире граждане считают, что депутаты недостаточно адекватно отстаивают их нужды. Там, где развито гражданское обществ, регулярно появляется множество общественных организаций, стремящихся к власти. Иногда они ситуативны и являются реакцией на конкретные проблемы, иногда они более живучи и рассчитаны на более длительный период времени. И такая гражданская активность постепенно переходит в политику. Самый яркий пример – экологическое движение, европейские «зеленые». Все начиналось как совершенно неполитическое движение, а потом появились экопартии, ставшие частью истеблишмента. Но это скорее исключение, так как в большинстве стран партии пытаются монополизировать сферу политики. В нашей стране при поддержке органов власти вся политическая жизнь оказалась привилегией двух-трех крупных партий.

– И где в этой системе отводится место Алексею Навальному?

– Навальный может считать себя членом любой партии, но он политик-одиночка. Опираться на ресурсы любой из представленных партий для него категорически невыгодно. Ему необходимо было стать кандидатом, который единолично устанавливает коммуникацию со своими избирателями. Чем он и занимался в ходе кампании. А те партии, которые попытались доказать свои претензии на власть, не сделали главного – не показали, что реально представляют интересы широких социальных групп. Потеряли в голосах и ЛДПР, и КПРФ, и «Справедливая Россия». Они в принципе не пытались вступить в диалог с электоратом, чтобы избиратели увидели, как партия занимается решением их насущных проблем и интересов. Так что результаты голосования вполне адекватны предвыборной обстановке. Однако не получится строить политический процесс на одних харизматических политиках вроде Навального, который добивается лояльности самому себе. Такие кандидаты обычно не формируют мощные гражданские движения, работающие на долгосрочную конструктивную повестку. Если бы Навальный их создавал или поддерживал уже существующие, то, возможно, у нас появилась бы, вспоминая Ленина, «партия нового типа». Но этого не происходит. Старые партии хотят жить по-старому, а качественно новых не возникает. Существующие объединения решают не проблемы общества, а проблемы собственных членов и вождей.

– Будет ли несистемная оппозиция, в том числе и Навальный, встраиваться в текущий политический ландшафт?

– Администрация президента сделала попытку включить Навального в общеполитическую игру. Суть игры состоит в противоборстве элит. Навальный вообще не смог бы баллотироваться, не помоги ему Сергей Семенович со сбором подписей. Однако наивно думать, что Собянин этого очень хотел. Есть предположение, что врио должен был победить на выборах, но его электоральный рейтинг не должен был быть слишком высоким. Соответственно, необходим кандидат, который бы «помог» Собянину избежать электорального триумфа. Но среди существующих политиков подходящих не оказалось, и на эту роль утвердили Навального. Что важно – он согласился ее играть, став частью системы. Если бы Навальный играл еще какую-то роль, свою собственную, как лидер, собирающийся надолго задержаться в политике, он бы не стал ограничивать свое общение с избирателями поиском слабых мест Собянина. А это очень сильно сужает его собственный электорат. Навальный заявляет о проведении протестных акций как ответ на избрание Собянина только потому, что его целевая аудитория только такую логику и приемлет. А где позитивная программа, без которой в серьезной политике прожить невозможно? В этом я вижу бесперспективность развития событий для Навального.

– Почему в регионах «Единая Россия» в этот раз отыграла сравнительно неплохо? Скажем, в Подмосковье Андрей Воробьев получил больший процент голосов, чем ему предсказывали.

– Московская область чисто прагматически проголосовала за действующего главу региона, который начал эффективно работать и имеет немалый вес и влияние. Зачем его менять? Других кандидатов, способных убедить избирателя в том, что они могут управлять непростым подмосковным регионом, собственно, и нет. Это был вполне рациональный выбор. В остальных регионах ситуация сопоставима, люди предпочли оставить власть в руках тех, кто ей уже реально обладает. Но при этом я не вижу, чтобы «Единая Россия» предлагала бы серьезные программы или выдвигала открытых народу кандидатов. Пока ЕР двигается в партийном ключе, они могут получать голоса, демонстрируя близость к власти. Но при этом рейтинг доверия к большинству ее кандидатов и парламентариев крайне низкий. И, с одной стороны, мы видим убедительную победу ЕР на выборах, с другой – это углубление разрыва между партией и ее потенциальными избирателями.

– Насколько выборы стали честнее и прозрачнее?

– На мой взгляд, с 1996-1997 года ничего принципиально не изменилось. Нарушения в ходе голосования – вообще не тот критерий, по которому стоит оценивать чистоту кампании и голосования. Честность подсчета должна определяться доверием граждан к результату выборов, а этого как раз достичь не удалось. Отличительной особенностью наших выборов является, осознанное или нет, стремление снизить гражданскую активность. Сам избиратель не должен выражать свою позицию, не должен оказывать поддержку своему кандидату, не должен требовать от него ответа на свои запросы. Делать это могут только партии, а не один конкретный человек. В отсутствии диалога с гражданами выборы сведены к бросанию бюллетеня в урну, а не к выбору между кандидатами. Почти никто не может сказать даже про, казалось бы, открытого Навального: «Вот тот человек, кто представляет мои интересы!» Текущие выборы ничем не противоречили российскому законодательству, но в их легитимности, с точки зрения электората, можно сильно усомниться.

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. По наличной валюте будут приняты решения
      Российское правительство рассмотрит проект изменений в валютном законодательстве для операций с наличными между резидентами и нерезидентами. Последним может в нововведениях понравиться не все, хотя в основном они направлены на либерализацию
    2. Ангела Меркель имеет право держать в тайне состояние здоровья
      Проблемы со здоровьем бундесканцлера могут иметь серьезные последствия для всего континента
    3. Борцы за климат не остановятся ни перед чем
      Россия в Осаке на саммите «Большой двадцатки» пообещала ратифицировать Парижское соглашение по климату. Уклониться от этого было бы весьма сложно, истеричность западной климатической политики возрастает, хотя при нынешнем уровне развития человеческих технологий Парижское соглашение — это предложение заменить потенциальную климатическую катастрофу реальными энергетической, финансовой и экономической катастрофами в одном флаконе. Но уж если мы в этом театре абсурда окажемся, то нужно сделать все, чтобы быть там среди режиссеров, а не среди актеров. И выработать свою позицию по климатическому вопросу
    Реклама