На те же грабли

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
13 сентября 2013, 14:47

Страны – участники сирийского конфликта активно обсуждают российскую инициативу. В свою очередь, Соединенные Штаты упорно пытаются повторить свою ошибку с «красными линиями».

Фото: AP
Дамаск активно реализует российскую инициативу, противники Сирии пристально следят за ходом ее выполнения

В последние дни Москва и Дамаск развили бурную деятельность по продвижению российской инициативы по добровольному отказу Сирии от химического оружия, способной реально предотвратить вторжение США в эту страну. Так, Москва пытается протолкнуть соответствующую резолюцию в стенах Совета Безопасности ООН, а заодно и говорит, что предложение по химическому разоружению Сирии спасет не только эту страну, но и существующий мировой порядок. В своей статье в New York Times Владимир Путин четко дал понять, что вторжение в Сирию ударит не только по российско-американским отношениям или же по региональной стабильности на всем Ближнем Востоке. Эффект от этой войны будет глобальным и в какой-то степени критичным для всей системы международных отношений. «Никто не хочет, чтобы ООН разделила судьбу Лиги Наций, которая пала из-за того, что у нее не было реальных рычагов влияния. А это случится, если влиятельные страны постараются обойти ООН и предпринять военные действия без одобрения Совета Безопасности, – написал российский президент. – Мы защищаем не Сирию, а международное право… Защита права и порядка в современном многостороннем и турбулентном мире – один из немногих способов спасти международные отношения от сползания в хаос».

В свою очередь, сирийское руководство делает все возможное для того, чтобы не сорвать российскую инициативу и не дать возможность своим противникам сделать это. Так, не дожидаясь утверждения российского предложения всеми заинтересованными странами, Башар Асад уже начал его выполнять. Сирия подала комплект документов для присоединения к Конвенции ООН по запрещению химического оружия. Более того, «Сирийская Арабская Республика подтверждает, что обязуется выполнять конвенцию до того, как к ней присоединится», – говорится в официальном письме, направленном генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну (формально конвенция распространяется на страну лишь на 30-й день после сдачи всех документов). Кроме того, Башар Асад попросил вернуть в Сирию инспекторов ООН, которые должны определить, кто применял химическое оружие против мирных жителей и сирийских солдат, а также откуда это химическое оружие было поставлено в Сирию.

За ходом реализации российской инициативы пристально следят противники Дамаска – страны Залива и Турция. Успех этой инициативы будет означать выход Соединенных Штатов из списка участников военной операции в Сирии и фактически крах всего сирийского проекта. Неудивительно, что арабские монархии вкупе с турецким премьер-министром Реджепом Эрдоганом уже критикуют «химическое» предложение, говоря, что это лишь затяжка времени.

Последней надеждой противников Башара Асада является французское предложение – модифицированный вариант российской инициативы, который предусматривает жесткие рамки выполнения Сирией условий химического разоружения и наказание за их невыполнение. Так, французы хотят, чтобы декларирование всех объектов хранения химического оружия и допуск на них инспекторов Сирия провела за 15 дней. Со своей стороны, Соединенные Штаты поддерживают французский вариант и требуют, чтобы в обмен на отказ Вашингтона от немедленных военных действий Москва согласилась провести его через Совет Безопасности ООН. Москва против. Соответствующие переговоры на эту тему между госсекретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Женеве ни к чему не привели – стороны лишь согласились с тем, что 21 августа в Сирии было применено химическое оружие, а также с тем, что в дальнейшем оно применяться не должно. Впрочем, времени для поиска компромисса достаточно – американские сенаторы согласились дать Асаду полтора месяца на полную передачу оружия под контроль ООН. Обама с этим согласился, и буквально в последние часы перед его обращением к нации этот пункт был включен в текст заявления.

Понять поддержку американским президентом французского варианта резолюции можно – Обама, в общем-то, не желающий воевать в Сирии, по обыкновению хочет быть хорошим для всех и оставить за собой максимальное пространство для маневра. Однако, идя на поводу у французов, он тем самым повторяет ту же ошибку, которая и втянула его в нынешний конфликт. Обама оставляет возможности для провокаций и при этом понимает, что в случае провокаций его пространство для маневра резко сужается. Так, точного количества химического оружия в Сирии никто не знает – предполагается, что его минимум тысяча тонн. Предполагаемые места хранения тоже неизвестны (говорят, что их больше 50). О нормальной работе инспекторов в условиях идущей гражданской войны и фактического отказа вооруженного крыла оппозиции от «химического варианта» тоже речи быть не может. В общем, возможностей для провокации уйма. И если вдруг где-нибудь всплывет «незадекларированная» Асадом химическая бомба, то Обама вынужден будет начать войну. Не нужную ни ему, ни Соединенным Штатам, а выгодную лишь для Саудовской Аравии и Катара, которые, по словам президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, свержение Асада уже проплатили.