Почему мельчают западные лидеры

Москва, 13.09.2013

Фото из архива автора

Поведение американского президента Барака Обамы в отношении сирийского кризиcа поразило многих своей беспомощностью. Придя во власть как убежденный противник американских ближневосточных войн, Обама со скорбным лицом и скрепя сердце был готов начать очередную американскую военную операцию…

Очевидно, что такое его поведение определило не изменение собственных политических взглядов, а давление американской политической системы. (Нефтяники и военнопромышленники переиграли Обаму, одержав тактическую победу.) В это трудно поверить, однако президент самого могущественного в мире государства до такой степени не самостоятелен в принятии решений, что не может не начинать войну, даже если вся имеющаяся у него информация говорит о том, что эта война будет не только разрушительной для его репутации, но и негативно скажется на безопасности вверенной ему страны.

Впрочем, в этой своей слабости Обама не одинок. Резкое падение качества политического лидерства присуще не только США, но и другим странам Запада.

Трансформация элиты

Уже практически неважно, из правых они или левых партий. Британский премьер Дэвид Кэмерон, будучи консерватором, фактически проводит ту же политику, что и его французский коллега социалист Франсуа Олланд. Несмотря на то что социалисты до выборов были ярыми противниками американских военных компаний на Ближнем Востоке, их лидер Олланд, придя к власти, вдруг заявил, что Франция готова воевать с Сирией даже в одиночку, без Америки. На первый взгляд подобное единообразие поведения лидеров разного партийного бэкграунда может объясняться требованиями выживать в условиях жесткого экономического спада, в котором оказалась Европа (монархии Залива готовы на щедрые вливания во французскую и британскую экономику в обмен на их вклад в уничтожение Сирии). Однако при детальном разборе оказывается, что слабость западного политического лидерства имеет и более глубокие корни.

Слабость западных политиков – это последствие неолиберальной экономики и ее последующего кризиса. На потоке финансовых спекуляций вырос слой элиты, существенно менее укорененный в национальном хозяйстве и не обладающий стратегическими интересами в его развитии. С некоторых пор политические элиты западных государств стали лишены ярких идейных противоречий и озабочены исключительно приростом (во времена роста) и сохранением (во времена спада) своих активов. Утрата западным миром векторов развития, базирующегося на реальных идеях и проектах, привела к тому, что глава государства им теперь стал нужен как управляющий менеджер. Он не должен (упаси Бог) обладать своим собственным планом преобразования мира и должен удовлетворять требованиям различных крыльев истеблишмента. В таком контексте измельчания института западного лидерства Рональд Рейган, Жак Ширак и даже Герхард Шредер выглядят настоящими политическими тяжеловесами.

Некоторые политологи называют такой чрезмерно консенсусный выбор лидера следствием так называемой избыточной демократии внутри элит. Подобная избыточная демократия вызвана, как это ни парадоксально, схлопыванием класса владетельных семей. Согласно исследованиям известного социолога Дэвида Харви, за последние десятилетия в западных странах произошло сокращение круга лиц, которому принадлежит наибольшая часть национального достояния. Иначе говоря, это привело к тому, что западные элиты стали более малочисленны и однородны. В условиях сузившегося круга практически равных игроков стало почти невозможно пренебрегать интересами какой-либо ее части.

В этом, конечно, есть определенные плюсы. Избранный глава государства так плотно обставлен различными сдержками и противовесами, что, будь он круглым дурнем (как новый французский президент, многими прозванный президент-недоразумение), он не может наделать серьезных глупостей в силу ограниченности своих возможностей. Однако подобная связанность главы государства многими ниточками, за которые его дергают невидимые кукловоды, имеет и серьезные недостатки, как это хорошо видно на примере Барака Обамы, пришедшего изменить Америку и увязшего в болоте ее идеально отлаженной политической машины.

Слабое звено

Другой важной причиной деградации института политического лидера на Западе стало размывание и ослабление самого института государства. Этот процесс не слишком заметен – особенно по контрасту с тем масштабным ослаблением государства, которое обещали нам идеологи глобализации. Якобы мир должен был постепенно превратиться в гомогенное пространство, управляемое мировым правительством и транснациональными корпорациями. Однако эти предсказания оказались слишком поспешными, и по мере ослабления американского мирового патроната мы видим обратный процесс укрепления национальных государств практически повсеместно.

Парадокс же в том, что по сравнению с другими частями света в силу определенных процессов западное государство оказалось существенно ослабленным – прежде всего по причине разбалансировки государственных финансов. Если вспомнить треугольник Харви, изображающий гармоничное государство как противовес бизнеса, общества и государства, то сегодня в западных странах позиции государства в этом треугольнике выглядят наиболее слабо. Неудивительно, что и институт главы государства также утратил свою прежнюю влиятельность по сравнению с другими полюсами.

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Экспериментальый налог платят четверть миллиона человек
      Госдума РФ распространила эксперимент по взиманию налога с самозанятых еще на 19 регионов России. До сих пор он проходил в четырех, включая Москву
    3. IPO Saudi Aramco: эйфория быстро закончится
      Государственная нефтяная компания Саудовской Аравии провела долгожданное IPO. Только перспективы акций не кажутся экспертам радужными.
    Реклама