Империя справедливости (Часть V: Постсоветская Россия)

Сергей Тихонов
18 сентября 2013, 14:44

Заключительная часть нашего исследования внешней политики России касается периода крайне высокой амплитуды развития страны и степени ее влияния в мире: мы пережили беспрецедентный по своим масштабам упадок государственности, распад, нищету и массовый голод. Этот процесс явился результатом очередного кумулятивного импульса враждебности агрессивной англо-саксонской цивилизационной оси, которая на этот раз провела успешную кампанию по ослаблению и, как планировалось, дальнейшему уничтожению российской державы. Однако новое поколение политической элиты России смогло остановить деструктивные процессы, эффективно противостоять разрушительной экспансии Запада и в итоге восстановить влияние страны в международных отношениях. Кроме того, Россия вновь стала центром притяжения в ореоле своего геополитического влияния – пространстве бывшего СССР. В течение рассматриваемого периода новейшей истории Москва неоднократно на деле доказывала свою приверженность идеям справедливости, равноправия народов и невмешательства во внутренние дела других государств. Сегодня же, после обретения относительной политической стабильности и экономической независимости, Россия де-факто стала играть роль гаранта сохранения международного права как основы мирового порядка, в котором войны недопустимы, а каждый народ имеет право на мирное развитие и равноправное сосуществование с другими странами мира.

 

Ельцинский период

После поражения в холодной войне и дальнейшего крайнего ослабления Москвы Варшавский военный блок распался мгновенно, а население большинства входящих в него стран встретило это событие с ликованием. Это было обусловлено прежде всего результатом поражения в информационно-психологическом противостоянии: пропагандистская кампания Запада среди населения национальных республик бывшего СССР, призванная дискредитировать Россию и навязать враждебные исторические и политические установки, была весьма эффективной. Однако политтехнологи и PR-специалисты, проводившие эту кампанию, имели возможность использовать негативные сегменты исторической памяти некоторых наций и в итоге смогли конвертировать внешнеполитические ошибки Москвы, сделанные нашей политической элитой в прошлом, во враждебность к русской национальной идентичности в частности и российской государственности в целом. В связи с этим вспомним, что социалистический блок формировался зачастую насильственно (см. «Империя справедливости: Часть IV»).

Здесь стоит отметить мирный, безболезненный характер процесса распада. Можно смело говорить о мудрости советской политической элиты. Если рассматривать последовавший за разрушением ВД развал СССР в качестве внешнеполитического события, то правительству Бориса Ельцина также нужно поставить «зачет» опять же по причине добровольного и бескровного хода сепаратистского по своей сущности парада суверенитетов. Пожалуй, это первый в мировой истории распад империи глобального масштаба, который не сопровождался военным и полицейским принуждением со стороны центра. Как говорил Ельцин: «Пожалуйста, забирайте столько суверенитета, сколько сможете проглотить…»

Несмотря на потерю влияния в мире и сокращение ресурсного потенциала страны почти в 20 раз (!), в 90-е годы Россия все равно старалась играть конструктивную, регулирующую роль в мире. Политические элиты Соединенных Штатов, оставшиеся без мощного сдерживающего фактора в лице Советского Союза, стали проводить агрессивную политику в отношении неугодных им стран. США попытались военно-политически подчинить себе весь мир, включая мешающую их экспансионистской доктрине славянскую этническую общность, а экономически – важные объекты развития, в том числе регионы, богатые энергоресурсами. В этой связи стоит отметить протесты России на разных политических и дипломатических уровнях против бомбежек Югославии в 1999 году и дальнейшего искусственного отделения Косово от этой страны. К сожалению, у Москвы в то время не было даже теоретической возможности проявить политическую волю и воспрепятствовать этой варварской акции.

XXI век

К концу 90-х годов «ястребиное» лобби в американском правительстве в лице так называемой военно-промышленной группы власти и Пентагона взяли верх и превратили США практически в бандитское государство. После установления контроля НАТО над территорией бывшей Югославии в Косово стал процветать криминальный бизнес албанцев по торговле человеческими органами, а после вторжения в Афганистан эта страна превратилась в крупнейшего в мире производителя тяжелых наркотиков. При этом попутно выполнялась глобальная задача по дестабилизации обществ в Китае, странах СНГ и ЕС. Поводом к вторжению в Афганистан послужили теракты 11 сентября 2001 года, в которых обвинили боевиков радикального ислама, укрывающихся на территории этой страны. То, что этот аргумент до сих пор не нашел весомых доказательств, никого не смущает. Бывший глава центрального командования вооруженных сил США генерал Томми Фрэнкс (Tommy Franks), выступая в Центре Кеннеди в Вашингтоне с лекцией, приуроченной к первой годовщине начала войны в Ираке, сделал сенсационное признание: американские военные начали подготовку к операции в Афганистане еще до трагедии 11 сентября 2001 года. Это означает, что теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне стали лишь предлогом для уже готовившейся глобальной «антитеррористической» кампании. А сегодня в самих США многие эксперты по взрывотехнике, политологи и значительная часть общества выражают сомнения в правдивости объяснений властей по поводу причин трагедии. Многие специалисты указывают на многочисленные признаки, свидетельствующие о подстроенном характере взрывов башен-близнецов. В американском обществе растут подозрения, что чудовищная акция 11 сентября была подстроена спецслужбами в целях оправдания агрессивной внешней политики США в предстоящие годы.

Заинтересованная в ослаблении сил радикального ислама на своих южных рубежах, Россия сначала дала согласие (в рамках ООН) на проведение военной операции НАТО «Несокрушимая свобода». Осенью 2001 года Россия оказала беспрецедентную поддержку усилиям США по борьбе с талибами в Афганистане, открыв территорию постсоветского пространства для военных баз США, а также предоставив свои посреднические услуги для финансирования оппозиционного талибам «Северного альянса». Путин первым позвонил Бушу с соболезнованиями по поводу трагедии 11 сентября и впоследствии подкрепил неожиданное сближение двух лидеров рядом существенных уступок в военной области – типа отказа от радиолокационной базы в Лурдесе и морской базы в Камрани. Однако впоследствии Россия была вынуждена признать ошибочность своего решения ввиду несоответствия заявленным планам кампании и ее реальных последствий. Вследствие получения контроля так называемой международной коалицией над значительной территорией Афганистана страна превратилась в крупнейшего в мире производителя тяжелых наркотиков. В самой России при этом они подешевели в четыре раза и стали распространяться с молниеносной скоростью, став общественно-политической проблемой №1. Через Среднюю Азию и территорию СНГ смертоносное зелье попадает и в страны ЕС, где потребление наркотиков за время проведения американской кампании в Афганистане выросло в три раза. С самого начала войны российские дипломаты настаивают на проведении реальных мер по борьбе с наркотрафиком, рейдов по уничтожению плантаций опиатов, предлагая даже свою помощь в решении этой проблемы. Но каждый раз они встречали вежливый отказ. Кроме того, Москва всегда указывала на бесперспективность и деструктивный характер военных действий, если их проводить без поддержки со стороны населения и так наплевательски по отношению к нему – в стране войсками НАТО уже убиты более 30 тыс. мирных жителей, за гибель которых Вашингтон даже не извинился.

Ирак

Вероломное вторжение США и НАТО в Ирак в 2003 году в обход решений СБ ООН стало актом крайнего имперского пренебрежения по отношению ко всему миру. В этот раз дипломатические усилия Москвы увенчались успехом в континентальной Европе – удалось привлечь на свою антивоенную сторону ключевых союзников Америки по блоку НАТО – Францию и Германию и, таким образом, расколоть атлантический блок. Лживый предлог – разработка оружия массового уничтожения режимом Саддама Хуссейна – после вскрытия правды спустя несколько лет вызвал шок у большинства населения стран мира (исключая жителей западных стран, которые находятся под воздействием мощной пропагандистской машины подконтрольных элите СМИ). За время оккупации в Ираке было убито более 120 тыс. человек мирного населения, в том числе 12 тыс. уж точно ни в чем ни повинных маленьких детей. Чтобы попытаться предотвратить историческую несправедливость и гибель невинных людей, перед началом вторжения российские политики и дипломаты предприняли невероятные усилия, сопряженные впоследствии с потерей расположения западных стран и экономических привилегий. Восемь раз делегация РФ срывала голосование в СБ ООН по резолюции США и Великобритании, оправдывающих военное вмешательство в Ирак. На трибуне СБ были произнесены сотни гневных речей наших дипломатов, объясняющих преступность позиции по военному решению иракской проблемы. Но все было бесполезно – на мнение мирового сообщества они просто наплевали.

Твердая и последовательная позиция, которую Россия занимала по отношению к военному решению проблемы Ирака, обеспечила ей не оцениваемое в денежном эквиваленте, но геополитически важное преимущество. В глазах своих ближневосточных партнеров Россия осталась другом Ирака, не поступившимся союзническими отношениями ради доли нефтяного пирога, которым заманивали США. В этом еще раз выразилось принципиальное отличие внешнеполитической стратегии России от модели США, которым, как сказал как-то Владимир Путин, «нужны не союзники, а вассалы».

Инициированный Евгением Примаковым восточный внешнеполитический вектор России, названный впоследствии геостратегическим треугольником «Москва–Дели–Пекин» и призванный быть противовесом агрессивной западной цивилизационной оси в Азии, тоже справедлив. В перспективе к нему должен присоединиться крупнейший политический центр умеренного исламского мира Иран. Быстрое урегулирование территориальных споров с Китаем для повышения уровня доверия между нашими народами, а также беспрецедентное военно-техническое, экономическое и культурное сотрудничество с Индией укрепили союз изнутри. Не забудем и о стратегически верной и уже доказавшей свою эффективность концепции «исламского партнерства», начатой опять же Евгением Максимовичем и продолженной сегодня уже на высшем уровне.

Решение российского руководства в августе 2008 года о проведении военной операции по принуждению Грузии к миру в целях предотвращения тотального истребления мирных жителей Южной Осетии – единственно верное в данной ситуации.

Воспрепятствовать вооруженной агрессии Запада в Ливии не получилось ввиду хитрого обмана западной коалиции российских дипломатов при разработке международной резолюции. Политики в Вашингтоне и Париже обещали, что введение бесполетной зоны над Ливией не приведет к введению войск и бомбардировок городов страны. Однако американские политики прикинулись шлангом и сделали вид, что ничего не поняли. В результате военной интервенции НАТО в арабской стране погибли 14 тыс. мирных жителей, а гражданская инфраструктура разрушена более чем на 60%.

Последняя внешнеполитическая битва – за Сирию и Иран – пока в самом разгаре. Радует, что в этом конфликте между агрессивным еврейским лобби в американском правительстве и суннитскими монархиями с одной стороны и шиитским исламским миром с другой российская политическая элита опять не поддалась на давление англо-американских правящих кругов. Она не повелась на соблазн тактических преимуществ сближения с Вашингтоном, но отстояла стратегические интересы не только самостоятельности внешнеполитического курса России, но и глобальной справедливости мирового порядка. Если бы не противодействие России (в сотрудничестве с Китаем), дипломатическая (в ООН, ЛАГ и других международных организациях) и военно-техническая (поставка оборонительных вооружений) поддержка потенциальных жертв НАТО, большая война на Ближнем Востоке шла бы уже давно. По крайней мере, пентагоновские планы вторжения в Иран предусматривали проведение операции еще в начале июня 2012 года.
Чтобы иметь военно-стратегическое преимущество в нападении на Иран, особенно важное после поставок Тегерану российских систем ПВО, Вашингтон решил сначала получить контроль над его ближайшим союзником – Сирией. План свержения законно избранного и проводящего излишне независимую от США внешнюю политику режима Башара Асада сегодня уже можно назвать стандартным. Сначала дестабилизируется политическая обстановка – устраиваются провокации и сталкивание этнически и религиозно различных слоев населения. Через социальные сети и агентуру влияния устраиваются массовые акции, которые спланированно заканчиваются кровавой резней с вовлечением полиции и армии. Затем экономические санкции, блокада с моря и воздуха, информационно-пропагандистская кампания по демонизации правительства, валютные и товарные интервенции на местных рынках. Одновременно с этим ведется подготовка, вооружение и отправка в страну наемников-исламистов из разных стран, которые устраивают кровавую бойню против ослабленных вооруженных сил, а заодно и населения. Все военные кампании были проведены практически в полном соответствии с этим сценарием и закончились ожидаемо – к власти пришли радикальные исламисты типа «Братьев-мусульман», так или иначе связанных с глобальными террористическими группировками, прежде всего «Аль-Каидой».
После чудовищной резни в сирийском городе Хула Запад сразу же, не разбираясь в произошедшем, обвинил в этом режим Асада. Все промолчали, кроме России, которая настояла на проведении независимого международного расследования. И добилась своего – комиссия ООН (в которой есть и наши следователи) представила доклад, доказывающий ответственность повстанческих сил за преступления против мирного населения в этом городе.

Политико-дипломатическая поддержка Сирии со стороны России в международных структурах не позволяет замалчивать неудобные для Запада факты о реальном положении дел и окончательно промыть мозги как своему населению, так и жителям других стран по поводу террористов, воюющих против сил Башара Асада. Путин и Лавров методично и настойчиво настаивают на соблюдении международного права, тщательном расследовании фактов военных преступлений и постоянно напоминают «мировому сообществу», что на стороне оппозиции воюют жестокие боевики «Аль-Каиды». Само это название после 11 сентября 2001 года уже вызывает дрожь в коленях у американского обывателя. А военно-техническая помощь законному правительству САР, особенно поставки эффективных средств ПВО и береговой охраны, заставила американских стратегов сто раз подумать, прежде чем начать вторжение в Сирию. В мире всем очевидно, что именно благодаря России и политической воле ее руководства удалось предотвратить бомбардировки очередной суверенной страны Ближнего Востока, столкнувшейся с международным терроризмом под покровительством Вашингтона. Сегодня президента России можно назвать единственным лидером, который сказал твердое «нет» агрессивной политике США и НАТО и который на мировой арене не стесняется называть вещи своими именами.

Реинтеграционный проект

Идея президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о необходимости экономической реинтеграции на постсоветском пространстве, озвученная еще в 1994 году, к середине 2000-х наконец была по-серьезному осознана политическими элитами стран СНГ. Кремль поставил евразийский реинтеграционный проект в приоритеты своей внешней политики. Экономисты и политологи убедительно доказали, что обратное объединение экономически, исторически и культурно близких народов бывшего СССР (исключая Прибалтику) – самое эффективное средство повышения конкурентоспособности экономик и наиболее явный и простой способ повысить уровень благосостояния жителей этих стран. Эффективность идеи неоспорима: задействовать в качестве драйвера роста потенциал мобильности товаров, капитала и рабочей силы.

С каждым годом становится все очевидней, что мир все более четко разделяется на «своих» и «чужих». В этой жесткой конкурентной борьбе выживет тот, кто сформирует единый рынок, по своему объему достаточный для окупаемости новых, инвестиционно емких технологий. А лидером станет блок, создавший самое большое по покупательскому потенциалу единое экономическое пространство (ЕЭП). Те страны, которые останутся в стороне от этой глобальной игры, потеряют конкурентоспособность своей экономики и в итоге будут отброшены на задворки цивилизации.

К 2013 году, несмотря на крайне энергичное противодействие Запада, Москве, Минску и Астане, изначально составившим костяк нового союза, удалось вовлечь в евразийский интеграционный проект Киргизию, Таджикистан, Туркмению и Армению. В итоге в тех странах постсоветского пространства, где нет острых геополитических противоречий с Россией (прежде всего искусственно навязываемых внешними конкурентами), мешающих экономической интеграции, процесс сближения запущен, причем при активной поддержке как элиты, так и большинства населения. А противоречия существуют с Узбекистаном (по причине сговора местной элиты с Западом и энергетических конфликтов с Душанбе и Бишкеком), Азербайджаном (мешает конфликт с Арменией и позиция России в нем), Грузией (из-за успешного проекта западного агента влияния Саакашвили «08.08.08», достигшего формирования резко негативного отношения населения страны к России), Молдавией и Украиной (вследствие раскола их обществ на два разновекторных этнических и цивилизационных лагеря). Здесь необходимо отметить, что цели и задачи евразийской реинтеграции заключены не в имперской идеологии и не в попытках получения выгоды от маленьких стран, как это в основном происходит на Западе, а в равноправном партнерстве и повышении благосостояния всех вовлеченных в союз народов.

Вывод

Распад СССР и Варшавского блока нельзя назвать крахом Российской империи как таковой. Просто ее советская модель не выдержала экономического (обрушение цен на нефть) и информационно-психологического натиска Запада. Внешнеполитические и экономические ошибки советского руководства облегчили задачу США по развалу «Империи зла» в процессе холодной войны. Эпоха Ельцина показала, что Россия, несмотря на крайнюю слабость и зависимость от Запада, осталась привержена исторической концепции справедливости в своей стратегии влияния. Правительство в рамках своих более чем скромных возможностей все же пыталось отстаивать свою позицию по глобальной повестке дня, которая в большинстве случаев была обусловлена отстаиванием прав народов на мирную жизнь и невмешательством во внутренние дела суверенных государств. В период правления Владимира Путина ресурсный потенциал страны резко возрос, а политическая воля российских лидеров стала все четче проявляться на мировой арене. Стоит отметить жесткую и независимую позицию на международных площадках, которую демонстрируют Кремль и МИД РФ, а также принципиальность в проведении внешнеполитической линии. Планомерно продолжающаяся стратегия партнерства с арабским миром и восточный вектор внешней политики можно охарактеризовать как «правильный» в понимании справедливости и перспектив глобального развития.

Запад, пытающийся проводить эгоистичную политику в отношении несогласных с ним стран и не стесняющийся применять вооруженное насилие, все чаще сталкивается с «дуболобым» противодействием России, методично добивающейся восстановления геополитического баланса на разных континентах и в рамках международного права показывающей истинное лицо западной цивилизации. Отметим справедливый и не эгоистичный характер реинтеграционных процессов в СНГ, запущенных Москвой с новой энергией в конце 2000-х годов.

Общие итоги

Подводя итоги анализа внешнеполитических действий нашей страны, можно констатировать следующее.

Россия преимущественно играла конструктивную роль в мировой политике. Из 567 исследуемых нами внешнеполитических эпизодов, имевших место с образования Московского государства в XVI веке вплоть до наших дней, лишь 16, или около 2,5%, можно охарактеризовать как несправедливые (таких показателей нет ни у одной из существовавших в мире империй). Среди них самые крупные – подавление восстания Костюшко в Польше, непропорциональное применение военной силы в процессе усмирения исламских народов Северного Кавказа, вторжение в Афганистан, а также военная кампания в Венгрии в качестве наемников Австрии. Стоит отметить, что Советская империя была в целом более агрессивной и свою экспансию в некоторых случаях проводила через массовое насилие за пределами своей территории, пытаясь быстро сформировать мировой коммунистический лагерь. От военных и спецслужб СССР пострадала почти вся Восточная Европа, а также Корея и Афганистан. Однако глобальное положительное влияние СССР на мир настолько велико и многогранно, что эти ошибки, пусть и грубые, просто растворяются среди огромного множества спасенных Москвой народов и несостоявшихся из-за позиции Советского Союза войн, насилия и хаоса на всех континентах планеты.

Нельзя не отметить, что историческая память, которая на самом деле является одним из ключевых факторов международных отношений, играет не последнюю роль как во внешней, так и во внутренней политике современной России. Основные конфликтные зоны и вообще болевые точки России XXI века практически полностью совпадают с контурами «заслуг» наших предков в прошлом – внутри Дагестан, Черкесия, Чечня, снаружи Польша, Чехия, Прибалтика, Венгрия. Также, анализируя историю Отечества, становится очевидно, что реальное партнерство с западной цивилизацией как не было возможно на протяжении тысячелетия, так и вряд ли будет возможно в перспективе. В заключение хочется добавить: приятно осознавать, что являешься гражданином страны, на стороне которой историческая правда. Поневоле начинаешь задумываться, не прав ли сэр Маккиндер, заявляя о том, что Россия – сердце Земли…