Откажитесь за меня

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
2 сентября 2013, 19:25

Барак Обама пошел по пути британского премьера Дэвида Кэмерона. Не отказываясь от обещания наказать Башара Асада, он переложил решение о начале наказания на Конгресс

Фото: AP
Барак Обама пошел по пути британского премьера Дэвида Кэмерона

«Я решил, что США должны пойти на военные действия против целей сирийского режима – мы не собираемся высаживать армию в Сирию, но проведем операцию, которая будет ограничена по времени и по масштабу. Мы должны призвать режим Асада к ответу, - заявил Барак Обама после многодневных раздумий. – Однако я помню о том, что я являюсь президентом страны, которая является старейшей конституционной демократией в мире. Я знаю, что наша сила не только в военной мощи, но в том примере, который мы подаем как правительство. Поэтому я принял второе решение: я собираюсь получить санкцию на военные действия в Сирии от представителей народа… - Конгресса США». Уже завтра Обама проведет консультации с лидерами обеих палат Капитолия. Между тем, Белый дом уже направил конгрессменам проект резолюции, которую их просят разрешить президенту «использовать вооруженные силы США так, как он сочтет необходимым и возможным в связи с применением химического оружия или другого оружия массового уничтожения в конфликте в Сирии».

Позиция Конгресса, впрочем, неоднозначна. С одной стороны, конгрессменов активно подначивает сирийская оппозиция, проводя весьма болезненные для Капитолия параллели. «Диктатуры вроде Ирана и КНДР внимательно следят за тем, каким образом международное сообщество отреагирует на применение Башаром Асадом химоружия против сирийского народа. Если ответа на подобное нарушение международных законов не последует, то диктаторы по всему миру захотят последовать примеру Асада», - говорят представители боевиков. Однако, с другой стороны, американские эксперты и журналисты в большинстве своем сходятся во мнении, что Штатам эта война не нужна. А американским конгрессменам – тем более.

Конечно, дело не в том, что кто-то боится сирийскую армию. Заявления Башара Асада и его генералов о том, что Сирия «с ее стойким народом, сплоченным с доблестной армией, отразит любую агрессию извне», никто, конечно, не воспринимает всерьез. Американская армия на порядки превосходит сирийскую, и попросту ее сокрушит. Однако тут встает вопрос о цене победы. У Сирии на вооружении есть системы ПВО (включая, вероятно, и российскую систему С-300), и американские самолеты, если они полетят, будут падать. Учитывая, что порог потерь у современного западного общества крайне низок, то каждый упавший самолет будет ударом по рейтингу Барака Обамы. А также по рейтингу тех, кто проголосовал за начало интервенции. И это не говоря уже о финансовых затратах на операцию в то время, как банкротятся крупные города а экономика еще не вышла из кризиса. Один раз американские конгрессмены уже запустили кампанию массового оправдания за то, что голосовали за затратную во всех отношениях войну в Ираке. Вряд ли они хотят повторения.

Кроме того, наказание Башара Асада даже в случае низких потерь не принесет политических дивидендов тем, кто голосовал за нее. Барак Обама обещает конгрессменам локальную точечную операцию – никаких вторжений, никаких иракских сценариев. Однако учитывая силу сирийской армии и масштаб идущей гражданской войны, пара десятков «томагавков» баланс сил не изменят. Между тем даже ограниченное вмешательство США в сирийский конфликт сожжет за Обамой все мосты – ведь с первым упавшим на Сирию «томагавком» позиция США станет фиксированной (такова уж особенность военной стратегии Америки), и Вашингтон уже ни при каких обстоятельствах не сможет допустить сохранения у власти режима Асада. И дело тут даже не в том, что тем самым будет поставлен крест на переговорах с Ираном (большая часть конгрессменов не разделяет идей о пакетной сделке с Исламской республикой), а в том, что уже невозможно будет прикрываться желанием «преподать урок Асаду». Америка встанет на сторону террористов, и на будущих выборах в Конгресс тем, кто за это проголосуют, все припомнят. Ведь вопросы о том, как Америка за 10 лет из страны, борющейся с американским терроризмом, превратилась в союзника Аль-Каиды, задаются уже сейчас. Так, в сети появились фотографии военного с множеством наград, который закрывает лицо листочком с надписью «я не для того пошел в армию, чтобы воевать на стороне Аль-Каиды».

В результате на сегодняшний день исход голосования не ясен. По предварительным данным, демократическая партия раскололась примерно пополам, и слово остается за республиканцами. Среди которых есть как сторонники идеи о наказании Асада, так и конгрессмены, задающиеся вопросом «А оно нам надо?». Само голосование по резолюции пройдет не ранее 9 сентября, когда Конгресс выйдет из отпуска. Конечно, формально Барак Обама может пренебречь итоговым решением конгрессменов, однако вряд ли он рискнет не это пойти – при его то сложных отношениях с республиканской Палатой представителей.