Защита от доллара и евро

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
6 сентября 2013, 15:20

Главы стран БРИКС пытаются защититься от негативных последствий «нетрадиционной» денежно-кредитной политики развитых стран. Они создают пул валютных резервов и свой Банк развития.

Иллюстрация: Эксперт Online
Главы стран БРИКС пытаются защититься от негативных последствий «нетрадиционной» денежно-кредитной политики развитых стран

По итогам мероприятия лидеры выпустили заявление, в котором отметили сохранение невысоких темпов восстановления экономики, высокого уровня безработицы в некоторых странах, а также текущие вызовы и уязвимые места в глобальной экономике, в особенности в развитых странах. В частности, главы государств группы снова высказали опасения, касающиеся непредвиденных негативных последствий «нетрадиционной» денежно-кредитной политики некоторых стран с развитой экономикой. Они подчеркнули, что окончательная нормализация денежно-кредитных политик должна быть эффективно и тщательно выверена и четко разъяснена.

Для защиты своих стран от этих «непредвиденных и негативных последствий» лидеры стран БРИКС обсудили вопрос создания и управления Нового банка развития и пула валютных резервов. Так, был достигнут прогресс в переговорах по вопросам структуры Нового банка развития, участия в акционерном капитале, членства и управления. Его первоначальный объявленный капитал составляет 50 млрд долларов. Относительно пула валютных резервов был достигнут консенсус по общим и операционным вопросам в отношении его создания. В соответствии с достигнутыми договоренностями на саммите БРИКС в Дурбане (ЮАР) первоначальный размер пула составит 100 млрд долларов. Обязательства стран будут распределены следующим образом: Китай – 41 млрд; Бразилия, Индия, Россия – по 18 млрд каждая страна; Южная Африка – 5 млрд.

Озвученное распределение обязательств в пуле валютных резервов основано на размерах экономик и международных резервов стран, объясняет заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари» Дарья Желаннова. Примерно такая же схема действует в определении квот в МВФ, за пересмотр которых страны БРИКС активно борются. Соответствующую реформу обсуждали еще в 2010 году, ожидается, что в январе 2014 года будут приняты решения. Принятое распределение наиболее эффективно, поскольку соответствует возможностям каждой из стран, при этом создавая дополнительную страховку в случае наступления неблагоприятных событий. Иными словами, каждая из стран может рассчитывать на финансовую поддержку из пула, превышающую долю их участия, при этом согласование будет происходить легче, быстрее и прозрачнее, чем в МВФ.

Между тем сегодня заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак сообщил, что Банк развития БРИКС будет финансироваться странами-участницами из средств налогоплательщиков. «Договоренности, которые на сегодня есть, предусматривают, что министерства финансов формируют капитал банка БРИКС. Это средства бюджета, средства налогоплательщиков», – пояснил он, добавив, что в любом случае это будут расходы бюджета со всеми вытекающими последствиями.

Однако пул резервных валют группы в размере 100 млрд долларов создается для того, чтобы оперативно реагировать на резкие колебания на валютных рынках. И участие в нем «осуществляется за счет международных резервов, которыми управляют национальные банки или государственный банк, – указал замминистра. – Не зря этот пул именуют виртуальным. Речь идет о достижении центральными банками договоренностей о том, что формируется юридическая среда, которая позволит в случае необходимости оперативно проводить операции "своп"».

Негативные факторы мягкой монетарной политики развитых стран, которые влияют на развивающиеся страны, говорит аналитик «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин, можно условно поделить на две группы. В первую можно отнести снижение доходности ЗВР, размещенных в долговых обязательствах иностранных государств (в основном – США). Однако последние полгода доходность 5-, 10- и 30-летних облигаций растет, что можно объяснить ожиданиями инвесторами скорого сворачивания программы стимулирования американской экономики. Доходность перечисленных облигаций с начала текущего года прибавила примерно по 1 п.п. и сейчас составляет соответственно 1,85%, 2,99% и 3,89%. В целом негативное воздействие данного фактора сейчас практически нивелировано.

Во вторую группу эксперт относит снижение курса валют развивающихся стран. Рубль с начала года обесценился более чем на 10% к доллару, до 33,43 рубля. Индийская рупия обесценилась к доллару с начала года более чем на 17%, до 68,49 рупии. Бразильский реал обесценился к доллару почти на 13%, до 0,43 реала. Мягкая монетарная политика развитых стран влияет на снижение курса валют развивающихся косвенным образом, посредством сокращения импорта и роста объемов экспорта. Например, в случае с Россией за январь–июнь 2013 года совокупный экспорт сократился на 2,7% г/г, до 254 млрд долларов, а импорт, напротив, возрос на 3,4% г/г, до 151 млрд долларов. Впрочем, полагает Тимур Нигматуллин, формирование пула валютных резервов вряд ли способно кардинально изменить ситуацию с обесцениванием национальных валют развивающихся стран. Скорее всего, предназначение пула валют заключается в сокращении спекулятивных действий на рынке и сглаживании валютных курсов.

Так или иначе, но уже в целом понятен механизм работы фонда, отмечает аналитик МФЦ Анна Линевская. Это будут кредитные линии по мере возникновения в них потребности у стран БРИКС. В том, что такая необходимость возникнет, сомневаться почти не приходится: как только Федеральная резервная система объявит о решении сокращать объем QE3 – пусть даже на 10 млрд долларов в этом году, старт усиленному оттоку капитала из развивающихся экономик будет дан. Кредитные линии, соответственно, призваны ликвидировать этот вакуум. Не факт, что озвученного объема фонда хватит на все без исключения нужды стран БРИКС при подобном раскладе – в среднем России и Бразилии может потребоваться до 30 млрд долларов на каждую экономику, но наличие возможности быстрого кредита неплохо. Действительно, добавляет аналитик МФХ FIBO Group Анатолий Воронин, фонд нужен, чтобы в случае необходимости быстро поддержать развивающиеся экономики легкими кредитами. Но, в самом деле, маловероятно, что 100 млрд долларов хватит, если «горячие деньги» резко начнут уходить из систем. В идеале объем подобного фонда должен быть в полтора-два раза больше, а сама структура должна иметь полномочия и возможность выдавать целевые кредиты под низкий процент или без него.