"Мы не раздуваем инфоповоды, мы показываем то, что происходит на самом деле"

10 октября 2013, 16:35
Наталья Андреева
Азат Саттаров, Уфа, 21 год. Участник и организатор «Уфа-24».

Азат Саттаров, Уфа, 21 год. Участник и организатор «Уфа-24»:

"У меня все началось с Летней школы «Русского Репортера» в 2012 году – там я узнал о медиаполигонах и благополучно влился в эту «тусовку». Екатеринбург пропустил, а вот следующий был в родном городе. Образовалась команда на базе местного информагентства, и мы начали делать «Уфу-24». Я разбирал анкеты участников – это дело однообразное, но полезное. Когда читаешь двести разных ответов на одни и те же вопросы, как-то автоматически начинаешь понимать уровень того или иного человека. Потом, все вместе, мы работали над точками будущих трансляций. Каждое утро в течение месяца начиналось с обзвонов: полиция, рестораны, музеи, государственные и частные организации. Лично для меня самым сложным было объяснять каждый раз, что мы от них хотим – в Уфе никто не знал журнал «Русский Репортер» и вообще к журналистам относился с осторожностью.

Когда занимаешься организацией, есть страх и некоторая доля стыда – мне было стыдно за наших лекторов, я боялся, что трансляция выйдет скучной. Но мы сильно постарались, и, кажется, всем понравилось. Не считая, конечно, «уфимских блогеров» – за них мне было стыдно больше всего. Когда «полигон» уехал, на нас обрушилась мощная критика, вызванная непониманием сути проекта. Это означает лишь то, что нужно доходчивее объяснять людям, для чего мы это делаем. А вот для чего: проект-24 – это перенос акцентов с традиционных жанров и тем на демонстрацию реальной жизни посредством онлайн-трансляций из всех сфер общества. Мы не раздуваем инфоповоды, мы просто показываем то, что есть на самом деле. Было бы идеально заниматься этим постоянно, а не только раз в полгода – тогда бы журналистика действительно стала тотальной. Но для этого нужно, чтобы у людей изменилось к ней отношение.

Медиаполигон для многих стал семьей: я видел радость встреч, слезы расставаний. Эта семья расширяется и, как цыганский табор, кочует из города в город. Я хочу стать частью этой семьи, поэтому я здесь.

Было интересно, как люди из других городов открывали для себя Уфу – не без помощи тех же трансляций. Это был «мёдополигон», потому что Тарасевич на всех лекциях приводил в пример башкирский мёд. В редакторском «штабе» мы принимали заметки корреспондентов, дружно правили ошибки, переживали за Вована Ломоносова, который вместо рыбалки попал в травмпункт, радовались, когда флаг проекта был водружен на вершине горы Иремель. Теперь я еду в Минск, чтобы так же, как и все, узнать новый город, поставить на нем символическое знамя Медиаполигона.