12.X–18.X

Максим Соколов
18 октября 2013, 14:40

Большие маневры. – Тотем и табу. – Дань крымскому хану. – Свирепый гой Зюганов. – Замок Герцога Синяя Борода. – Возрожденные полимеры. – Познер и дьякон.

Иллюстрация: Эксперт
Максим Соколов

В связи с предстоящим утверждением бюджетной росписи на 2014 год Минфин проводит различные хитроумные манипуляции, преследующие цель секвестировать расходные статьи, не употребляя при этом слово «секвестр», ибо табу на это слово наложено самим В.В. Путиным. Возможно, от неприятных воспоминаний о 1997-98 годах, когда слово еще не было табуировано и широко употреблялось молодыми реформаторами, однако пользы народному хозяйству это не принесло.

По той ли, по другой ли причине – в любом случае эвфемизирующая языковая практика такого рода весьма распространена. Например, слова «змея» (собственно, «земляная») и «медведь» (medu+ed, тот, кто ест мед) заменили собой исконные индогерманские слова, вызывавшие у суеверных праславян боязнь секвестра. См. также практику В.В. Путина не называть А.А. Навального по имени, особенно к ночи, когда силы добра властвуют безраздельно. Поэтому и «секвестр» был заменен «маневром» как словом, лишенным однозначно негативной окраски. Можно в хвалебно-одическом стиле воспеть министра финансов А.Г. Силуанова – «Блеском маневра о Ганнибале напоминавший средь волжских степей», тогда как похвала «Блеском секвестра о Ганнибале напоминавший» будет звучать глупо и неприлично.

Опять же слово «маневр» шире по значению – оно может употребляться для обозначения не только секвестра, но и вообще не пойми чего. Разъясняя кредитно-депозитную тактику российских властей, А.Г. Силуанов отверг критику в адрес правительства, связанную с тем, что Россия занимает средства на внешних рынках дороже, чем размещает свои резервы в иностранных активах. «Да, это плата за нашу стабильность», – сказал глава финансового ведомства.

При чисто экономическом воззрении на деньги как на товар практика в самом деле не всем понятна. Продавать подешевле, чтобы затем тот же товар покупать подороже – способ ведения дел не сказать чтобы самый разумный. Однако, с другой стороны, платить дань крымскому хану (или какому другому хану) может оказаться выгоднее, чем не платить, поскольку в последнем случае ущерб от ханских набегов может превысить суммы, уплачиваемые в виде дани. Иван Калита исправно вносил в Орду плату за стабильность, и не сказать, чтобы в этом вовсе не было расчета – «Сорок лет земель московских не топтал татарский конь», а поэт Н.М. Коржавин одобрительно замечал: «Исторически прогрессивен // Оказался твой жизненный путь». Очевидно, А.Г. Силуанов с А.Л. Кудриным рассчитывают на аналогичную благодарность в потомстве.

От современников дождаться такой благодарности труднее. Лидер КПРФ Г.А. Зюганов посвятил бюджетной росписи на 2014 год аналитическую статью под названием «Проект катастрофы», причем глава статьи, посвященная секвестру, он же маневр, называется «Ритуал обрезания». Так лидер коммунистов подтвердил свою славу свирепого гоя.

Впрочем, на религиозную составляющую бюджетного процесса можно посмотреть и шире. В департаментах Минфина «Над статьями (расходными. – М. С.) совершают // Вдвойне убийственный обряд. // Как православных их крестят, // И как евреев – обрезают». Мультикультурализм и толерантность – вот веление нашего времени.

Впрочем, самые изуверские обычаи – настолько изуверские, что пострадавшие умалчивают об их деталях, видимо, совершенно ужасных, – практикуются не в Минфине, а в Министерстве культуры. Глава департамента культурного наследия Министерства культуры РФ Ю.С. Зазулина подала в отставку со своего поста, пробыв в занимаемой должности две недели, что является рекордом кратковременности не только для правительства РФ новейшего времени, но, пожалуй, и для стран, славившихся министерской чехардой, – вроде Франции 50-х или Италии 70-х годов.

Причина отставки таинственна. Сама Зазулина сообщает: «Когда я стала руководителем департамента, то у меня появилась возможность ближе познакомиться с финансовой деятельностью министерства. И мне хватило недели, чтобы убедиться, что многие подозрения, высказываемые в том числе в прессе, верны. Я не хочу иметь с этим ничего общего», тогда как официальная позиция ведомства полна оптимизма и признательной благодарности – «Юлия Сергеевна большой профессионал, она была вдохновителем многих проектов – не сомневаемся, что она проявит себя на новой работе».

Спору нет, известны случаи, когда чистые и наивные девушки, религиозно преклоняющиеся перед служителями искусства и культуры, при более близком знакомстве с ними бывают разочарованы, ибо в быту служители ведут себя непотребно и у них только одно на уме. Послужной список Ю.С. Зазулиной, однако, не таков, чтобы можно было говорить о полном незнанье родной страны обычаев и лиц, встречаемом только у девиц, – в 2005-2009 годах она работала на различных должностях в аппарате правительства, с 2009 по 2012 год возглавляла Фонд поддержки современного искусства «Винзавод», а с 2012-го по август 2013 года работала советником министра культуры В.Р. Мединского. Поскольку предшественница Ю.С. Зазулиной Н.Ю. Самойленко также возглавляла департамент крайне недолгое время, остается предположить, что Минкульт подобен замку Герцога Синяя Борода – он роскошен и прекрасен, однако в нем есть запретная комната с табличкой «Департамент культурного наследия», куда входить строго запрещено. Ю.С. Зазулина нарушила запрет, и результат был предсказуем.

В.В. Путин тем временем продолжил ораторскую традицию, у истоков которой находился начальник цеха полимерных покрытий Череповецкого металлургического комбината (ОАО «Северсталь») А.Г. Барабанцев. Зажигательная речь национального лидера также была посвящена полимерам и их значению в народном хозяйстве. Однако если А.Г. Барабанцев преимущественно отмечал недочеты в этом деле – «Проектанты, увы! Ваше место у палатки, бутылки собирать, проектанты. Утратили все полимеры! Вы утратили, увы!» – то В.В. Путин, выступавший на открытии завода «Тобольск-полимер», напротив, отмечал выдающуюся роль талантливых проектантов, усилиями которых утраченные полимеры были возвращены: «Нужно создавать стимулы для широкого использования современных материалов из полимеров. В 2012 году производство полимеров в России составляло 3,5 млн тонн, а потребление – 5 млн. Вот, пожалуйста: дефицит 1,5 млн – очевидно, над чем нужно работать. А для этого необходимо ускорить инновационное развитие отрасли». События на полимерном фронте зримо показывают, как Россия молодая, в бореньях силы напрягая, мужала с гением В.В. Путина.

Покуда В.В. Путин возрождал полимеры, его тезка В.В. Познер сам пережил внезаное духовное возрождение. Недавний безбожный иллюминат и вольтерианец, он вдруг решительно отказался бежать по Владимирской области с факелом, хотя прежде обещал, отвергая все угрозы и посулы жрецов олимпийского огня. Это трудно объяснить иначе, как тем, что В.В. Познер внял пастырскому увещеванию диакона А.В. Кураева, разъяснявшего, что негоже православному христианину предаваться таковым еллинским мерзостям. После проповеди о. диакона В.В. Познер духовно преобразился и на все увещевания К.Л. Эрнста и других игемонов только кротко отвечал: Christianus sum!