Экстремизм замедленного действия

Москва, 10.11.2013
В начале октября в Симферополь съехались последователи радикальной исламистской партии «Хизб ут-Тахрир». В отличие от России и ряда других стран, на Украине «Исламская партия освобождения» (именно так переводится ее название) не считается террористической организацией и действует вполне легально. Ее сторонники из стран СНГ и Ближнего Востока собирались устроить в Крыму международный форум, но в последний момент местная власть от греха подальше вынудила хизбов изменить свои планы: для сбора исламских фундаменталистов в крымской столице будто бы совершенно случайно не нашлось помещения. Помитинговав для порядка на улице, радикалы разъехались восвояси. Этот инцидент вновь (правда, ненадолго) привлек общественное внимание к проблеме, которая достаточно остро стоит на Крымском полуострове. Но которую ни местная, ни центральная власть предпочитают не замечать.

Иллюстрация: Эксперт Online

Массовое возвращение крымских татар на полуостров началось четверть века назад. Сейчас их в Крыму проживает, по разным оценкам, от 250 до 300 тыс. человек — примерно десятая часть населения автономии. Подавляющее большинство из них либо исповедуют традиционный ислам суннитского толка, либо вообще нерелигиозны и воспринимают мечеть и Коран как элементы национальной культуры. С «обычными» татарами местное славянское население за 20 с лишним лет худо-бедно научилось сосуществовать в мире и согласии.

Однако все это время бок о бок с умеренными мусульманами в республике проживают последователи экстремистских течений, в частности движения «Хизб ут-Тахрир». Число хизбов в Крыму оценивается в 5 тыс. человек. Эти люди имеют гораздо больше общего с арабскими мусульманами, чем со своими соплеменниками. Впрочем, для исламистов национальные различия не так важны: их глобальная цель — построить единое государство (халифат), которое будет управляться по исламским законам и обычаям.

Крым в планах исламских радикалов занимает не последнее место. Территория со значительной долей мусульманского населения является потенциальным форпостом для распространения радикальных идей в регионе. Для этого в Крыму создана целая сеть религиозно-просветительских организаций, которые учат своих последователей «верному» толкованию ислама и вербуют себе новых сторонников. Кроме того, в неприступных Крымских горах удобно готовить вооруженных боевиков для участия в локальных конфликтах. О том, что многие чеченские наемники, воевавшие с федеральными силами, прошли крымскую подготовку, поговаривали еще в 90-е. Сегодня в тайных горных лагерях куются кадры для противостояния с режимом Башара Асада в Сирии. По данным агентства «Кавказ-центр», целый отряд крымских моджахедов воюет на стороне сирийских повстанцев в составе бригады «Катаиб Мухаджирин». Один из крымчан по имени Абдулла Джеппаров якобы недавно был убит в бою и похоронен на территории Сирии, поскольку доставить его тело на родину не было возможности.

Последователи «Хизб ут-Тахрира» предпочитают селиться компактными группами, так как в закрытой общине легче блюсти чистоту веры. Крупнейший в Крыму центр приверженцев исламизма расположен фактически в городской черте Симферополя — в селе Фонтаны. В свои ряды хизбы принимают не только татар, но и славян. Вся их деятельность направлена на то, чтобы со временем стать мощным агентом влияния и оказывать воздействие на все общественно-политические процессы в регионе.

Национальным представительным органом крымских татар является Меджлис — народное собрание. Он призван выражать нужды и чаяния крымскотатарского народа, бороться за его права и взаимодействовать с центральной и местной властью. Однако, как заявил «Эксперту Online» украинский политолог Дмитрий Джангиров, в последние годы это образование пребывает в глубоком кризисе. На последних выборах в Верховный совет АР Крым всего 60% крымскотатарских избирателей поддержали список «Курултай-Рух», который собрал в себе кандидатов, заседающих в Меджлисе. Подобные провалы татарских политиков случались и ранее. Меджлис пользуется все меньшим доверием и авторитетом, и многие прислушиваются к его мнению лишь по привычке, а еще потому, что других мощных и влиятельных национальных организаций у крымских татар попросту нет.

Во многом именно поэтому многие местные жители, особенно из числа молодых, находят альтернативу в радикальных религиозных объединениях. «Хизб ут-Тахрир» и другие экстремистские движения привлекательны тем, что они являются полной противоположностью Меджлиса. «Несостоятельность руководства Меджлиса в представительстве интересов своих соплеменников дает радикалам отличный шанс», — отмечает Дмитрий Джангиров.

Вопреки устоявшемуся мнению, «целевой аудторией» «Хизб ут-Тахрира» в Крыму является не деревенская беднота, а образованные и амбициозные молодые люди, зачастую окончившие вуз в одной из стран Ближнего Востока. Их не устраивает существующее положение дел — нерешенность социальных проблем, отсутствие работы и перспектив, огромный имущественный разрыв между крымскотатарскими лидерами и остальным населением. Радикальные организации нещадно критикуют Меджлис, и в их упреках есть доля истины: в верхушке представительного органа собраны крупные бизнесмены, собственники, работодатели. Для многих из них защита интересов татарского народа за долгие годы стала весьма прибыльным бизнесом. Всему этому исламисты противопоставляют созданный ими вокруг самих себя ореол мучеников за веру, призывы к равенству всех мусульман и революционный жар в груди. Умеренный и аккуратный Меджлис все сильнее и сильнее сдает позиции в борьбе за влияние на умы крымскотатарской молодежи. На идеологическом фронте полную победу одерживают хизбы, которые используют в качестве орудия пропаганды не собрания вроде парткомовских, а вирусные ролики в социальных сетях.

Крымскотатарские политики и имамы традиционного ислама обеспокоены ростом радикальных настроений, но кардинально повлиять на ситуацию не могут. Меджлис слишком неповоротлив и забюрократизирован. Неделю назад возглавлявший национальное собрание на протяжении 22 лет депутат Верховной рады Мустафа Джемилев ушел в отставку. Своему преемнику он завещал не только отстаивать права крымскотатарского народа, но и бороться с «экстремистскими сектами, проповедующими бредовые идеи создания всемирного исламского халифата», и «очистить все мечети Крыма от их проповедников». В то, что новый глава Меджлиса Рефат Чубаров способен переломить ситуацию, верится с трудом. Во-первых, он, как и Джемилев, человек старой закалки, и учиться вести идеологическую войну по новым правилам ему будет крайне сложно. Во-вторых, он в целом разделяет стратегию и тактику своего предшественника, которая в прошлом особых успехов не приносила.

На руку радикалам играет и позиция, которую заняла официальная власть. Ни Киев, ни Симферополь не желают вникать во «внутриисламские разборки», заставляя крымских татар разбираться с экстремистами самостоятельно. Пришлые радикалы вытесняют из крымских мечетей суннитских имамов, в связи с чем татары просят у государства помощи и защиты, но их обращения попросту игнорируют. Кроме того, власти фактически отказывают крымским татарам в праве на национальное самоопределение. Бывший милиционер Анатолий Могилев, занимающий пост премьер-министра Крыма, принципиально отказывается придавать Меджлису официальный статус, а с Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым готов вести переговоры только как с частными лицами. По выражению Могилева, Меджлис находится «вне правового поля». Такая безапелляционность еще больше подогревает недовольство в татарской среде и способствует радикализации населения.

Подспудно тлеющий конфликт между радикалами и Меджлисом может оставаться в режиме ожидания еще долгие годы. Дмитрий Джангиров считает, что прямо сейчас и в ближайшие несколько лет деятельность «Хизб ут-Тахрира» не способна дестабилизировать ситуацию на полуострове. Однако то влияние, которое экстремисты оказывают на молодые умы, в стратегической перспективе крайне опасно. Нежелание украинских властей признать этот факт свидетельствует о «политической слепоте» государственных мужей, которая рано или поздно может привести к непредсказуемым последствиям, полагает эксперт.

У партнеров




    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.

    Почему важно делать новую бизнес-модель данных прямо сейчас?


    Город для промышленника

    Импортозамещение — явление, к которому Россия обращается с завидной регулярностью, особенно не в самые благополучные времена

    Очищая «ржавый пояс»

    Москва включается в мировую гонку редевелопмента территорий — путь которым шли все мировые мегаполисы. Это один из самых эффективных способов развития города

    Альфа-банк вернет деньги за «Такси» и «Еду»

    Альфа-банк и «Яндекс» запустили совместную карту: по самым популярным сервисам «Яндекса» можно получить кешбек до 10%

    Электромеханическое проектирование с Solid Edge

    Создание сложных интеллектуальных изделий требует применения инструментов электромеханического проектирования. И в этом помогает Solid Edge.

    Запущен новый виток исследований достижений российских университетов

    Активное развитие передовых российских университетов демонстрирует их постоянно растущая видимость на международном уровне.

    «Экспоцентр»: место, где бизнес развивается


    Новости партнеров

    Tоп

    1. Гисметео, прогноз погоды на 14 дней: никто не ожидал такого поворота
      Гисметео, прогноз погоды на 14 дней: никто не ожидал такого поворота
    2. Российские учёные создали высокоустойчивый композит для ядерных реакторов нового типа
      Российские учёные создали высокоустойчивый композит для ядерных реакторов нового типа
    3. Гисметео, прогноз погоды на неделю: синоптики вынесли новый вердикт
      Гисметео, прогноз погоды на неделю: синоптики вынесли новый вердикт
    Реклама