Танцы на месте

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
19 ноября 2013, 19:18

Битва за Украину продолжается. До Вильнюсского саммита осталась лишь одна неделя, а ее исход до сих пор не ясен. Стороны продолжают маневрировать и держат про запас свои козыри

Иллюстрация: Эксперт Online

По идее вчера Совет министров иностранных дел Евросоюза должен был принимать политическое решение о том, нужно ли подписывать с Украиной Соглашение об ассоциации. Однако Брюссель оказался перед весьма сложной дилеммой.

С одной стороны, официальный Киев не выполнил все условия Евросоюза для подписания этого соглашения – прежде всего не освободил из тюрьмы Юлию Тимошенко. И не просто не освободил, а еще к тому же и унизил ЕС – вопреки данному ранее обещанию, лидеры Партии регионов вообще отказались выпускать из тюрьмы «Оранжевую принцессу» и заявили, что если для ЕС Тимошенко важнее Украины, то последней может и не стоит так стремиться в европространство.
Однако, с другой стороны, главы европейских МИД не могли принять решение о нежелательности подписания соглашения с Киевом в Вильнюсе – в этом случае они расписались бы в полном крахе восточной политики Евросоюза и своей слабости по отношению к политике Москвы.

Именно поэтому министры, по сути, никакого решения не приняли, отложив его на потом. По словам главы МИД Литвы Линаса Линкявичуса, Совет ЕС может решить вопрос вхождения Украины в Союз в любой момент, даже непосредственно во время саммита в Вильнюсе. «Эти десять дней перед саммитом будут решающими», - пояснил министр. А представительница главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон Майя Косьянчич вообще заявила о том, что «подписание можно организовать и при других обстоятельствах», после Вильнюсского саммита.

Вероятно, в Брюсселе надеялись, что на следующий после встречи глав МИДа день украинский парламент рассмотрит и примет закон об освобождении из тюрьмы Юлии Тимошенко. Специально на голосование из Брюсселя прилетел еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле, который уже с утра дежурил в здании Верховной Рады. Однако еврокомиссара ждало очередное большое украинское разочарование – вопреки обещанию рассмотреть «дело Тимошенко» 19 ноября депутаты даже не приступили к обсуждению закона о ее освобождении, просто отказавшись принимать повестку дня.

В итоге после мини-скандала спикер парламента Владимир Рыбак пообещал, что дело Тимошенко уж точно рассмотрят на заседании 21 ноября. В свою очередь, лидер оппозиции Арсений Яценюк заявил о готовности поддержать проект закона, предоставленный Партией Регионов. Однако никто не дает гарантию, что послезавтра не возникнут новые препятствия для освобождения Юлии Тимошенко. В конце концов, для той же украинской оппозиции Тимошенко полезнее за решеткой, чем на воле. И дело тут не только в том, что она сразу же после освобождения начнет беспощадную борьбу за власть внутри парламентской коалиции. Сохранение Тимошенко за решеткой и последующий за этим срыв подписания соглашения об ассоциации способны мобилизовать «оранжевый» электорат и привести их на избирательные участки на следующих выборах. Не случайно оранжевые политики уже готовят этот электорат, наперебой говорят о том, что срыв подписания Соглашения об ассоциации станет для Киева катастрофой, бросит его в удушающие объятья Москвы, которая просто проглотит Украину и лишит ее независимости.

«Украина вписана во все проекты восстановления СССР как ключевой компонент. Это вопрос национальной идентичности России, новейший вариант которой основывается на тоталитарном прошлом советской империи. В этом заключается опасное отличие России от Евросоюза, где царит глобальная недооценка геополитического значения Украины, - цитируют журналисты слова третьего президента страны Виктора Ющенко. – Более двух десятилетий Украина находилась в неопределенном состоянии многовекторности. Но времени на выбор вектора движения больше нет. Срыв подписания соглашения будет означать автоматическое вхождение в псевдо-экономические проекты вроде Таможенного Союза, при этом стиль российской политики не изменится - он радикализируется».