Они не уйдут

Москва, 17.12.2013

Фото: AP

Против власти, а не против России

Зачем люди вышли на Майдан?

На Майдане проходит протест граждан Украины против произвола власти. Прежде всего, милицейского произвола, элементом которого стало избиение мирной демонстрации студентов на Майдане ранним утром 30 ноября. Эта тема в большей степени сейчас объединяет и мобилизует общество, нежели тема европейской интеграции. Есть общечеловеческие ценности, и жизнь и здоровье молодых людей для тех, кто ассоциирует их со своими детьми, важнее чем политический и экономический выбор страны. Вследствие чего против власти выступило гораздо больше людей, нежели просто недовольных отказом Януковича от подписания соглашения об интеграции с ЕС.

Многие говорят о некой уникальности Майдана. В чем она, на Ваш взгляд, проявляется.

Во-первых, на Майдане нет единой силы. Даже лидеры оппозиции – Виталий Кличко, Олег Тягнибок и Арсений Яценюк – не являются выразителями всего Майдана, они лишь в роли «приглашенных звезд». Ситуация серьезно отличается от Майдана образца 2004 года, когда был единый символ – Виктор Ющенко – вокруг которого при активной помощи Юлии Тимошенко и других политиков строился весь Майдан. Нынешний Майдан – сам по себе явление, своего рода показатель уникальности нашей страны – украинцы доказали, что способны на масштабный мирный протест, который не сваливается в уголовщину. Так, во время масштабного митинга на Майдане под ним в торговом центре работают магазины, кафе, спокойно ходят люди. Эту атмосфера, возможно, непривычна российским читателям – ваши телекомпании искажают картинку.

У нас также говорят об антироссийской направленности нынешнего протеста. На Ваш взгляд это тоже искажение?

Любой гражданин России может приехать на Майдан и лично убедиться, что никакой антироссийской направленности нет. Протест направлен против украинской власти, а не против Москвы. Проблема в том, что Россия хочет подмять украинскую власть под себя и заставить выполнять собственные решения.

А чего хочет Майдан?

Требований на Майдане несколько. Во-первых, это освобождение незаконно задержанных  1 декабря. На первый взгляд это требование практически  выполнено, но де-факто все же нет. Некоторым просто изменили меру пресечения - кого-то выпустили под домашний арест, кого-то под подписку о невыезде. И да, Янукович предложил обвинить всем амнистию, однако она невозможна до вынесения  решения суда.

Евгений Магда polit_450-300.jpg Фото: из личного архива
Евгений Магда
Фото: из личного архива

Во-вторых, это наказание ответственных за разгон митинга 30 ноября. На днях эти ответственные были назначены – ими стали глава Киевской городской администрации Александр Попов, заместитель секретаря Совета Национальной безопасности и обороны Владимир Сивкович и руководство киевской милиции.  Но, во-первых, поезд уже ушел. Если бы 30 ноября министр внутренних дел Виталий Захарченко был бы отправлен в отставку, то Майдана бы не было. А теперь простыми подачками обойтись не удастся. Во-вторых, я думаю, что этот список виновных не окончателен, и ситуация может меняться. Идет борьба в окружении президента между различными группами влияниями, которые совместными усилиями упустили ситуацию из-под контроля, а теперь пытаются использовать ее в собственных интересах. Например, для того, чтобы утопить конкурентов в части влияния на Виктора Януковича (в частности, этим я объясняю обвинения в отдаче приказа на разгон, которые выдвинул Александр Попов в адрес секретаря СНБО Андрея Клюева – никогда раньше на Украине показания задержанных так оперативно не попадали в СМИ ). При этом они не обращают внимания на то, что самые серьезные рейтинговые потери от этой внутренней борьбы понесет как раз сам Виктор Янукович.

Третье требование – это отставка правительства Николая Азарова. Янукович отказался удовлетворять это требование, однако последние заявления Азарова – политического ветерана, имеющего колоссальный опыт – показывают, что премьер отнюдь не уверен в своем политическом будущем. До февраля судьба правительства находится исключительно в руках президента – недавно оппозиция пыталась отправить его в отставку голосованием в Верховной раде, это голосование провалилось и теперь нужно ждать следующую парламентскую сессию. Впрочем, если будет 240-250 подписей при необходимых 226 за отставку правительства, она может состояться и в этом году.

Протестующие крайне серьезно воспринимают выставленные ими условия. Наши социологические опросы показывают, что 70% опрошенных не уйдет с Майдана до тех пор, пока их требования не будут выполнены.

Рупоры Майдана 

Вы сказали, что лидеры оппозиции не представляют весь Майдан. Их лозунги отличаются от лозунгов Майдана?

В целом украинские оппозиционные политики – «младшие братья» тех, кто вышел на Майдан. Не оппозиционный триумвират сегодня ведет Майдан за собой, а наоборот, Майдан заставляет их формировать ту или иную позицию. Некоторые даже говорят, что протест мог бы обойтись и без оппозиции, однако нужно признать, что 150 оппозиционных депутатов, которые присутствуют на Майдане в гуще событий, принесли много пользы. Они помогали протестующим, сдерживали милиционеров.

При этом, конечно, у лидеров оппозиции есть и собственные программы. В чем-то они похожи. Так, на днях у нас сложилась очень забавная ситуация. В пятницу самый богатый человек СНГ  - Ринат Ахметов – высказался за необходимость переговоров. И буквально через несколько часов оппозиционеры на Майдане получили от протестующих «мандат» на переговоры с властью. Причем сделано это было утром в будний день, когда людей на площади было не так много.

В чем-то же их программы отличны друг от друга. Так, если Олег Тягнибок отошел в тень, то, например, тот же Кличко  выступает за перезагрузку всех ветвей власти – досрочные выборы Парламента и президента – однако вероятность такого сценария крайне низкая. Проблема  в том, что у основных политических игроков на это нет лишних денег. Их устраивает нынешняя ситуация, и они рассчитывают переформатировать парламент в нынешнем его составе. Половина Верховной рады сформирована по мажоритарному принципу, и оппозиция может попытаться за счет части этих депутатов, несогласных с линией Януковича, создать большинство, которое сформирует правительство национального единства и выступит за евроинтеграцию.

Но разве есть сейчас такой раскол в Партии регионов? После разгона Евромайдана ряд политиков заявили о намерении выйти из правящей партии, однако кто из них тогда сдержал обещание?

Главным рупором слуха о массовом дезертирстве из Партии регионов была Инна Богословская, однако в реальности из депутатской фракции вышли лишь двое – она сама и Давид Жвания. Лично я считаю ее заявления удачной провокацией – они расслабили оппозиционеров, посчитавших отставку правительства делом решенным, и в результате Азаров остался в кресле премьера. Однако это не значит, что раскола как такового нет.

Что касается позиции Арсения Яценюка, то он настаивает на том, чтобы в стране не реализовывался сценарий, написанный за пределами Украины. Как я уже говорил, российское влияние неприлично заметно в политических процессах.

Но ведь идет влияние не только со стороны России, но и со стороны Европы.

Влияние Европы не сравнить с российским. Как минимум потому, что сегодняшний механизм принятия решений в Евросоюзе не такой оперативный, как в России. Соединенные Штаты также могут решать вопросы быстро, и изменения в позиции украинской власти связаны, в том числе и с визитом Виктории Нуланд. Она не выступила в роли официального посредника между властью и оппозицией, но все же обозначила некоторые вещи как недопустимые – прежде всего применение силы в отношение демонстрантов.

Инстинкт Януковича 

Но насколько сейчас Европа и США может влиять на позицию Януковича? В Брюсселе четко дали понять, что денег ему не дадут, а процесс евроинтеграции Украины заморожен уже с европейской стороны.

Сейчас за Украину идет большой торг. Деньги России (хотя я не уверен, что у Москвы есть такие большие свободные средства, которые заставят Януковича полностью потерять голову и инстинкт самосохранения) против денег МВФ, частных европейских банков и ЕБРР.

Причем тут инстинкт самосохранения?

Для Януковича очень опасно подписание в нынешних условиях каких-либо соглашений с Россией, которые он при этом не сможет прозрачно объяснить людям на Майдане. Вспомним, что сам Евромайдан появился после того, как украинская власть месяцами твердила о готовности и желании подписать Соглашение об Ассоциации, а потом развернула свою политику на 180 градусов. При этом объяснить это людям никто не смог, а нужно было. Я сам, конечно, далек от идеализации этого соглашения, однако у многих обычных людей тогда складывалось впечатление, что мы подпишем этот документ и тут же заживем как в Европе. Между тем уже не период холодной войны, когда государство могло крутить гражданами как хотело, а те это спокойно воспринимали.

Но с другой стороны разве у Януковича есть выбор? Деньги МВФ дает под такие условия, которые не позволят ему переизбраться на выборах 2015 года.

Действительно, изначально МВФ требовал серьезного повышения стоимости жилищно-коммунальных услуг, цен на газ, сокращения зарплат. Однако недавно глава МВФ Кристин Лагард заявила, что Фонд готов согласиться на исполнение всех этих условий не сразу, а постепенно, в течение нескольких лет. Фонду важен сам факт готовности власти выполнять эти условия. В свою очередь, пространство для маневра есть и у ЕС. Официальная позиция Украины заключается в следующем: соглашение об ассоциации мы подпишем, но не в нынешнем виде. Насколько быстро можно пересмотреть его пункты и возможно ли вообще будет являться основной темой переговоров. Однако если Евросоюз заинтересован в Украине, то он все же пойдет на пересмотр. Ведь даже процесс расширения ЕС был связан с политическими компромиссами, а тут речь идет лишь о подписании соглашения об ассоциации.

Далеко не все украинцы согласны с лозунгами Майдана и намерением евроинтегрироваться. Украина все же разделена пополам. Ожидаются ли в ближайшее время контрдемонстрации со стороны «регионалов» и их сторонников?

Они уже идут, и при этом весьма показательны. Так, на днях на Европейской площади прошел митинг Партии Регионов. Он был действительно многочисленным – десятки тысяч людей, свезенных со всей Украины – но его тональность была такой, словно выступающие говорили по текстам, которые написаны в России. Например, звучал такой тезис, что «народ-победитель никогда не встанет на колени перед побежденными» - согласитесь, что подобные фразы больше соответствуют российской политической риторике, на Украине так не говорят. То есть тезис был перенесен на украинскую почву без адаптации к местным условиям. Это неправильно. Я понимаю, что ЕС, США и Россия имеют на Украине свои интересы, однако когда представители Партии власти выступают на Украине с такими заявлениями, то это очень многое говорит об их профессиональном уровне. Еще одна особенность этого митинга в том, что он, будучи заявленным как бессрочный, закончился достаточно быстро – к вечеру уже никого не было. Все это показывает формальный характер подобных акций, они не вызывают особого интереса со стороны украинского общества. Все уже привыкли к тому, что у Востока и Запада Украины разные позиции – во многом из-за того, что  оппозиция просто не работала в восточных регионах, признавая их электоральным заповедником Партии регионов.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Ситуация с китайским коронавирусом становится все тревожнее
      Несмотря на меры предосторожности, принимаемые во многих странах, новая болезнь, которая появилась в Китае, расползается по планете.
    2. В США начинается процесс отрешения от власти Дональда Трампа
      Шансов на победу у сторонников импичмента почти нет.
    3. Дмитрий Медведев рассказал о решенных и нерешенных задачах за время своей работы
      Бывший российский премьер заявил, что он в целом доволен тем, как работал кабинет министров почти восемь лет, хотя и признает, что «были и нерешенные задачи»
    Реклама