6 отличий «оранжевого» Майдана-2004 от Евромайдана-2013

Москва, 03.12.2013
Спустя девять лет сотни тысяч недовольных украинцев вновь вышли на главную площадь страны. Однако между двумя протестными марафонами на Майдане отличий едва ли не больше, чем сходств.

Фото: AP

1. 2004: Янукович vs Ющенко; 2013: Россия vs ЕС

В 2004 году бессрочный митинг на площади Независимости произошел из-за споров вокруг фальсификации результатов президентских выборов. Сторонники Виктора Ющенко обвинили ЦИК в подтасовке в пользу Виктора Януковича и потребовали проведения повторного голосования. Тогда на повестке дня стоял вопрос: «Кто станет президентом?» Сейчас самые горячие споры идут о том, какой путь развития выберет страна. По сравнению с ним схватка за президентское кресло выглядит чем-то более мелким и не таким глобальным, хотя в ситуации 2004 года выбор главы государства опосредованно и означал выбор вектора развития Украины. За прошедшую неделю у участников уличных событий разыгрался аппетит и теперь они требуют не только подписания документов с Брюсселем, но и отставки Януковича, однако, разумеется, демонстранты согласятся потерпеть его во власти до 2015 года, если президент возобновит диалог с Еврокомиссией о подписании соглашения об ассоциации с ЕС.

2. 2004: «Беркут» наблюдает; 2013: «Беркут» атакует

Во время Оранжевой революции покидающий свой пост президент Украины Леонид Кучма под давлением Запада отказался от силового разгона демонстрантов, фактически отказавшись от дальнейшей поддержки своего преемника, Януковича. В «революционный» Киев были стянуты дополнительные силы милиции и «Беркута», на самом Майдане их также было предостаточно, но к участникам событий они не применяли дубинки и газ. Янукович образца 2013 года не смог устоять перед подобным искушением и распорядился зачистить центр Киева от протестующих. Эти действия очень сильно навредили президенту в глазах как европейцев, с которыми он мостов еще не сжигал, так и собственных граждан, а кроме того, послужили катализатором уличных протестов. На следующий день после атак «Беркута» число митингующих выросло до полумиллиона. И это, похоже, не предел.

3. 2004: статичный протест; 2013: динамичный протест

Девять лет назад сторонники Ющенко и Тимошенко разбили палатки на майдане Незалежности и решили стоять там до победного, взяв власть измором. В наши дни протестные настроения киевлян и приехавших к ним на подмогу жителей других городов проявляются более активно. Уличный сериал под названием «Евромайдан» получается куда как более динамичным. Людские массы постоянно перемещаются с места на место (во многом это заслуга силовиков, которые не дают протестующим мирно митинговать в одной точке пространства), забираются на памятники, городят баррикады, штурмуют администрацию президента, захватывают мэрию и Дом профсоюзов. «Революционеры» не только бывают биты «Беркутом», но и бьют сами, постоянно задирая служителей правопорядка. Пока что броуновское движение уличных протестов-2013 ускоряется с каждым днем. Во что это в итоге выльется — сказать не рискнет никто.

4. 2004: незыблемость лагерей; 2013: высокий градус рефлексии

В эпоху первого Майдана Украина была четко разделена два лагеря: кто не с нами, тот против нас; если ты не оранжевый, то бело-голубой. Равнодушных и неопределившихся практически не было. При этом деление было в том числе и географическим. Сейчас такой монолитности нет и близко. Акции сторонников евроинтеграции собирают по несколько тысяч человек даже в восточных и южных городах. В самой партии власти творится черт знает что: депутаты-«регионалы» на волне киевских событий один за другим заявляют о выходе из фракции. При этом на подобное идут самые медийные и влиятельные персоны: Тигипко, Жвания, Богословская. У наделенных властью чиновников, которые, по привычной логике, должны сохранять лояльность верховному правителю, чтобы удержаться у кормушки, просыпаются вольнолюбивые настроения: то консул в Турции заявляет о поддержке «евромайданеров», за что тут же вылетает с работы; то начальник киевской милиции пишет заявление «по собственному», раскаявшись в приказе разогнать митингующих; а то и сам глава президентской администрации собирается покинуть пост в знак протеста против действий силовиков.

5. 2004: народное волеизъявление; 2013: действия властей

После президентских выборов 2004 года половина избирателей осталась недовольна их результатами. Весь пафос «оранжевого» Майдана строился на том, что у людей украли их право выбирать себе власть. В 2013 году возмущение масс вызывает необъяснимый демарш руководителей государства, которые полгода готовили страну к заключению соглашения с Евросоюзом, а за неделю до «часа X» вдруг дали задний ход. Иными словами, в 2004 году все дело было в выдаваемых прозападной оппозиции политических авансах (в надеждах на будущее), а в 2013-м — в запротоколированной неспособности властей эффективно исполнять свои обязанности (в разочаровании в прошлом).

6. 2004: персонифицированные лидеры; 2013: энергия толпы

Майдан-2004 — это Ющенко и Тимошенко. Без их харизмы, их драйва, их энергии ничего бы не получилось. Оранжевая революция — это сюжет о роли личности (личностей) в истории, которые научили инертную и разобщенную массу людей собираться вместе и заявлять о своих правах. В 2013 году все происходит по-другому. Лидеры оппозиционных сил вновь тут как тут, но они играют не то что не первые, но даже и не десятые роли. Не будь их, ничего бы не изменилось. Они не возглавили толпу, а влились в общий поток. Сотни тысяч сторонников евроинтеграции организовались самостоятельно, с помощью «фейсбука» и сарафанного радио. У протестующей толпы нет единого органа управления, мозгового центра, который бы координировал всеобщие действия и направлял энергию манифестантов в нужное русло. В этом одновременно и слабость сторонников евроинтеграции и их сила.

У партнеров




    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году

    Довести до единицы: растительные масла получат новый норматив

    В России грядет ужесточение законодательства в отношении показателей безопасности на масло-сырье. Законодатели спешат и хотят одномоментно пройти путь, на который Европе потребовалось 14 лет. Спешка грозит остановкой российской масложировой отрасли

    Курс на цифру

    Один из самых актуальных и обсуждаемых вопросов на сегодняшний день — заменят ли в будущем роботы живых людей на производстве. О том, как обстоят дела с роботизацией промышленности в столице, мы поговорили с руководителем Департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы Александром Прохоровым

    Спартакиада как тимбилдинг и повод для знакомства

    Моросящий дождь и толпы — на стадионе Лужники, по дороге от метро и к метро. В холодную сентябрьскую субботу первая столичная Спартакиада «Моспром» собрала поклонников здорового образа жизни и любителей спорта

    Выставка ХИМИЯ-2019: будущее химической промышленности в цифровизации и кадрах

    Ни для кого не секрет, что развитое диверсифицированное химическое производство - залог конкурентоспособности любой современной экономики. США, страны ЕС, а также амбициозные азиатские государства – Китай и Индия - опирались и опираются в своём развитии на мощный химический комплекс.

    Как очистить больничные стоки до уровня питьевой воды. Опыт Grundfos

    Деятельность медицинских учреждений сопряжена с производством большого количества биологических отходов, опасных для человека и окружающей среды. В первую очередь это относится к канализационным стокам.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Молчание вокруг бюджета
    2. Турция взяла в «заложники» полсотни американских ядерных бомб
      Вашингтон лихорадочно пытается вывезти с базы «Инджирлик» 50 тактических ядерных боезарядов.
    3. Дуров, верни деньги
    Реклама