Интернациональный «акт Магнитского»

Москва, 17.01.2014
Американские сенаторы предлагают расширить «список Магнитского» до глобального уровня, включающего все страны мира – от Зимбабве до Гондураса. Российские эксперты ставят диагноз: США испытывают «фантомные боли» по поводу утраты роли мирового жандарма.

Иллюстрация: Эксперт Online

«Список Магнитского», состоящий из 18 российских граждан, имеет шансы стать, во-первых, интернациональным, во-вторых, расшириться до глобального уровня, включающего все страны мира. С такой инициативой выступили два члена сената США – демократ Бенджамин Кардин и республиканец Джон Маккейн. Они подготовили соответствующий законопроект и внесли его на рассмотрение комитета по международным делам. Законопроект предполагает, что если в какой-нибудь точке земного шара по мнению США, будут нарушены права человека, то к подозреваемым в этом гражданам любых стран будут применены те же санкции, что и к фигурантам «акта Магнитского». Это означает, что им будет запрещен въезд в США, а их финансовые активы в Америке заморозят.

«Нарушители прав человека от Зимбабве до Украины и от Гондураса до Папуа – Новой Гвинеи будут знать, что они не смогут избежать последствий своих действий, даже когда их родная страна не в состоянии принять меры», – угрожающе написал на своем сайте сенатор Кардин. При этом он подчеркивает, что им движет не только цель сдержать нарушения прав человека во всем мире, но и необходимость защитить американские финансовые институты от схем по отмыванию денег и хранения средств, добытых нечестным путем.

Шансы на принятие данного законопроекта сам сенатор оценивает высоко, ссылаясь на то, что за него ратуют и демократы, и республиканцы. А ими, в свою очередь, движет то, что «Соединенные Штаты должны удерживать глобальное лидерство в борьбе с коррупцией и нарушениями прав человека, где бы они ни происходили», – заявил Кардин агентству Reuters.

При этом мнения российских наблюдателей, опрошенных «Эксперт Online» относительно шансов расширения «акта Магнитского» до мировых масштабов, разделились. Например, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов вполне допускает, что эта инициатива может пройти. Во-первых, потому что первоначально, когда принимался «закон Магнитского», уже обсуждался вопрос о том, чтобы сделать его общим и не только направить конкретно на Россию, но и распространить на другие страны. И тем самым сделать общим инструментом внешней политики США. За это, утверждает Лукьянов, выступали те, кто хотел минимизировать ущерб от ухудшения отношений с Россией. Однако американцы все же пошли по минималистскому варианту. Лукьянов предполагает, что конгрессмены США тогда очень спешили, поскольку ситуация была увязана с отменой поправки Джексона–Вэника, и в результате решили не тратить время на доработку-переработку уже существующего законопроекта.

– И закон получился направленным исключительно против России. Но уже тогда говорилось, что его действия могут быть расширены. И это расширение вполне соответствует духу американской политики, – подчеркивает Лукьянов. – В Америке проблематика прав человека традиционно является внешнеполитическим инструментом. И то, что часть истеблишмента, элиты считает необходимым эту практику продолжать, совершенно естественно. Да, собственно, это никогда и не прекращалось.

Второй аргумент в пользу интернационализации «списка Магнитского», на взгляд Лукьянова, заключается в том, что сейчас США испытывают определенные сложности в своей международной деятельности, связанные с неудачами по целому ряду направлений.

– Возможно, что расширение этого инструментария для США может быть полезно. Но одно дело принять такой закон против всех, а другое дело – его конкретное применение. Например, трудно себе представить, что в соответствии с этим законом конгресс США может принять какие-то конкретные меры против Китая или Саудовской Аравии, – говорит Лукьянов.

– То-то и оно. «Китайский вопрос» как раз может стать препятствием для принятия этого закона. Вы так не считаете?

– Само по себе принятие такого акта не означает, что его сразу начнут применять против всех стран, где, по мнению США, нарушаются права человека. Это просто внешнеполитический инструмент, которым можно в случае чего воспользоваться. И надо учитывать, что чем меньше страна, тем больше она зависима от внешних сил и тем более вероятно, что такой инструмент на нее как-то повлияет. Вопрос, конечно, будет ли это эффективно. Но если говорить, допустим, об Украине, то шанс на эффективность в отношении нее намного выше, чем в отношении России.

При этом Лукьянов считает, что этот внешнеполитический инструмент – один из традиционных для американцев, которые исходят из того, что они обладают неким эксклюзивным государственным устройством и с самого начала истории Америки строили свою самоидентификацию на том, что они – не тираны как в Европе, а свободные люди, уважающие права личности.

– И что Америка – мировой гегемон.

– Еще до того, как Америка стала гегемоном, у американцев появилась традиция считать себя вправе оценивать состояние прав человека в других странах и делать соответствующие выводы. Сейчас, когда Америка стала еще и военно-политическим гегемоном, это звучит иначе, чем 100 лет назад. Но самому подходу более 200 лет. Так что ничего принципиально нового в этом нет. Это далеко не первый подобный американский акт (особенно в истории последних 30-40 лет), который увязывает вопрос о правах человека. В той же поправке Джексона–Вэника был мишенью Советский Союз, который ограничивал права евреев на выезд.

Председатель комитета Госдумы по образованию, политолог Вячеслав Никонов, напротив, считает, что это не традиционный инструмент американской внешней политики. Так как США в отношении других стран никогда ничего подобного «акту Магнитского» не принимали:

– Я считаю, что это вообще не метод – создавать списки людей, которые в чем-то подозреваются. Никогда никто так и не установил виновность в чем бы то ни было лиц, которые фигурируют в «списке Магнитского». И, на мой взгляд, это исключительно инструмент внешнеполитического давления, некий сигнал, что в этом списке могут оказаться люди, которые могут бросить вызов американским интересам. Тем более что Магнитский не был ни правозащитником, ни даже адвокатом. Он был специалистом по уходу от налогов. Я не берусь предсказывать, сделают ли американцы «акт Магнитского» интернациональным. Но я точно знаю, что любой антироссийский демарш в стенах конгресса США проходит на ура. И говорить, что они ко всем подходят типично, тоже нельзя. Потому что существует очень узкий круг стран, в отношении которых США проводят политику, базирующуюся на ценностном подходе. Это Северная Корея, Иран, России, Белоруссия, Куба. И все.

– Американцы продолжают думать, что они властители мира. В то время как это уже не так! И эта их инициатива абсолютно нереализуема! – категорически убежден научный руководитель ВЦИОМ, сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин. – Это просто дополнительный комментарий США к словам президента России об американской исключительности. Данный закон не будет принят потому, что он заставит многие страны лишний раз подумать, до какой степени им стоит опасаться США. Он будет подрывать международное положение и престиж Америки, создавать серьезные опасения для тех, кто ранее считал для себя возможным высказывать несогласия с чем-либо, как это принято в нормальной либеральной обстановке. То есть это тот случай, когда люди сами стреляют себе в коленку.

– Как бы то ни было, но американцами, похоже, движет их традиционное желание быть мировым жандармом?

– Я бы сказал так: они испытывают фантомные боли в связи с теряемой ролью мирового жандарма. Да, сам инструмент вполне типичный для США. Но он из прежней жизни. Раньше одного щелканья кнута было достаточно. А теперь недостаточно даже меча. То есть они пытаются переложить устаревшие стандарты на новые глобальные отношения. Сегодня слишком много людей сомневаются, что следует двигаться в фарватере США, и сомневаются в их критериях жизни. И еще мне кажется, что данная история – своеобразный способ давления на суд. В США же идет процесс по делу Браудера, у которого работал Магнитский. И вся эта шумиха, по-моему, призвана помочь Браудеру выстоять в этом процессе. А ведь против него выступили не российские, а американские инвесторы, которые попались на фокусах Браудера с акциями «Газпрома» и подали иски на многие сотни миллионов долларов.

 

Для справки

«Акт Магнитского» был инициирован сенатором Б. Кардином в 2010 году. Тогда он написал письмо госсекретарю США Хиллари Клинтон и предложил ввести визовые санкции в отношении 60 российских чиновников, причастных, по данным США, к аресту и гибели в СИЗО «Матросская тишина» Сергея Магнитского, бывшего аудитора фонда Hermitage Capital. В итоге в конце 2012 года конгресс США одобрил «акт Магнитского», в котором введение санкций против россиян было увязано с отменой устаревшей поправки Джексона–Вэника. В декабре 2012 года закон подписал президент Барак Обама. Однако в окончательный список попали только 18 человек, среди которых не было ни одного высокопоставленного чиновника. Россия в ответ на «список Магнитского» запретила американцам усыновлять российских детей, а МИД составил свой список американцев, которым запретили приезжать в Россию.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара может сильно удивить
      Авторы прогнозов, предрекающие в этом году слабый доллар, вновь ошиблись. И опять причина в сохраняющейся привлекательности процентных ставок ценных бумаг в Америке, которые по-прежнему выше ставок в большинстве как соседних, так и дальних стран.
    2. Подкаст 2-ой недели. Как работает человеческий ум
    3. Дмитрий Медведев рассказал о решенных и нерешенных задачах за время своей работы
      Бывший российский премьер заявил, что он в целом доволен тем, как работал кабинет министров почти восемь лет, хотя и признает, что «были и нерешенные задачи»
    Реклама