Мастера политического ужаса

21 января 2014, 15:39

Во все времена власть использовала искусство как инструмент в своих политических целях. Не были исключением и средние века. Кисть великого Тициана по воздействию на современников вполне могла сравниться с влиянием, которые имеют сегодня интернет и телевидение. В истории немало примеров, когда политический запрос к художнику стимулировал создание новых жанров и направлений, которые затем становились целой вехой в искусстве.

В мадридском музее Прадо С 21 января по 4 мая пройдет выставка "Фурии: от Тициана до Риберы". На обозрение публики будет выставлено 28 полотен. Центральный сюжет выставки - зарождение, развитие и закат темы фурий в европейском изобразительном искусстве с середины XVI по конец XVII века. Среди представленных работ - рисунок Микеланджело из Британской королевской коллекции, картины Рубенса, Ромбоутса, Гольциуса, Ассерето, Лангетти и других. Музей Прадо предоставил из собственной коллекции работы Тициана и Риберы, а также полотно Грегорио Мартинеса "Прикованный Титий".

Как считают историки, фурии появились в изобразительном искусстве в 1548 году. Для создания портретов в 1548 он едет в Германию по приглашению императора Карла V. Именно там Тициан создал четыре картины с изображениями Тития, Тантала, Сизифа и Иксиона. На этих полотнах персонажи античной мифологии олицетворяли немецких принцев, которые выступили против своего брата, императора Карла V. Ранее Карл победил их в битве при Мюльберге. Низвергнутые  цари и полубоги, которые подвергаются мучениям, в исполнении великих художников, стали наглядным примером для возможных бунтарей против власти императора.

Если говорить о самой выставке, слово "Фурии" обозначает не столько самих богинь мести, сколько холсты Тициана, на эту тему, которые так назывались с XVI века в Испании. В течение последующих 120 лет после их создания тема фурий получила дальнейшее развитие в искусстве, политический контекст их создания отошел на второй план.

С конца XVI века эти полотна являются образцом высочайшего уровня мастерства, которое требуется от художников при изображении исполинских обнаженных фигур в драматических позах, испытывающих невыносимую боль. Вот почему Рубенс и Гольциус выбрали этот жанр для испытания своего таланта, а Рибера и Ромбоутс – как наиболее подходящий символический инструмент для изображения ощущения ужаса, который захватил в те времена Европу.

К 1680 году тема фурий потеряла актуальность, и к 1700-му окончательно уступила место другим сюжетам, которые больше соответствовали новому духу времени.