Пришло время делиться

Москва, 31.01.2014
После кризиса 2008 года неравенство в мире возросло. Посткризисные программы экономии стали уничтожать механизмы перераспределения богатства, которые боролись с ростом неравенства. В России изменить ситуацию можно, лишь трансформируя неравенство в инвестиции, а инвестиции – в новые рабочие места.

Фото: huffpost.com

Участники Давосского форума (WEF), обсуждавшие риски для мировой экономики на ближайшие 12-18 месяцев, на второе место поставили «разницу в экономических возможностях» между людьми.
 
Как выяснила международная организация по борьбе с бедностью Oxfam, которая подготовила доклад о неравенстве в мире, ситуация после кризиса выглядит удручающе: половина мирового богатства (110 трлн долларов) принадлежит 1% самых богатых людей.

Это, в свою очередь, приводит к росту социальной напряженности и политической нестабильности. «Общество уже не развивается как единый организм. Часть общества все в большей степени наращивает экономическую и политическую власть, что грозит расколом», – предупреждают авторы исследования. Уровень неравенства влияет и на работу рынков. Если в стране высокий уровень неравенства, то вся система и институты работают на пользу богатых. Именно так устроен мир, причем это работает как в для развитых, так и в развивающихся странах.
 
Увеличение разрыва между бедными и богатыми в Oxfam объясняют целым рядом факторов: особенностями налоговой системы с ее множеством льгот, снижением регулирования на финансовом рынке, мерами жесткой бюджетной экономии, уклонением от уплаты налогов и др.

Авторы исследования также отмечают: посткризисные программы экономии уничтожают механизмы перераспределения богатства, которые хоть как-то боролись с ростом неравенства. Сокращаются расходы на образование, здравоохранение и различные социальные трансферты.

При этом значительная часть богатства скрыта от общества в сети офшоров. По оценке Oxfam, в них хранится порядка 18,5 трлн долларов, что больше ВВП США, который составляет 15,8 трлн. Например, с 2008 по 2010 год только беднейшие страны Африки, расположенные южнее Сахары, из-за утечки капитала в офшоры лишись порядка 63,4 млрд долларов.

Лекарство от роста неравенства простое, но для большинства стран недоступное. Фактически богатым элитам предложено под страхом социального взрыва добровольно поделиться с обществом инструментами, которые и делают их богатыми: развивать институты, которые помогают вертикальной мобильности, прежде всего сделать общедоступным лучшее образование, запретить офшоры и налоговые лазейки, сделать процесс принятия решений правительствами подконтрольным всему населению.

Как отмечают российские экономисты и социологи, тема неравенства продолжает оставаться весьма актуальной и для России. В 2008 году разрыв между бедными и богатыми достиг почти 17 раз, в 2011 году – 16,1.

При этом специфика российского неравенства заключается в том, что богатство не трансформируется в инвестиции.
«Если неравенство не трансформируется в инвестиции, как у нас это не получается в течение 20 лет, то тогда оно должно снижаться за счет налогов. Должна работать схема – бедным помогает государство, средний класс доплачивает, а богатые платят сами. Если этого не будет, то нет потенциала для развития. Так хотя бы появятся бюджетные возможности для маневра. Иначе откуда взять ресурсы для развития? Неравенство не трансформируется в инвестиции, новые рабочие места, не дает толчок к развитию», – говорит директор Независимого института социальной политики Лилия Овчарова.

По ее мнению, либо государство должно взять на себя роль перераспределителя ресурсов от богатых к бедным, либо (что гораздо эффективнее) должна функционировать система, где неравенство трансформируется в инвестиции, а инвестиции – в новые рабочие места. «Это модель более высоких темпов экономического роста», – подчеркивает специалист.

На трансформацию неравенства в инвестиции направлена и объявленная властью программа деофшоризации. В других странах она уже дала свои плоды. Ежегодно власти Франции и Германии, например, возвращают с зарубежных счетов по несколько миллиардов евро. Основным способом борьбы с офшорами эти страны избрали путь обмена налоговой информацией.
«По объему вывода собственности и капитала мы в мире одни из первых. Россия фактически превращается в операционный центр с минимизацией прибыли, где ключевое владение активами за рубежом, финансирование тоже за рубежом, – говорит завотделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин. – 800 млрд долларов, возвращенные из офшоров и вложенные в инфраструктуру и бизнес, могли бы сделать ВВП России выше на десятки процентов».

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама