Когда женщина хочет

Екатерина Чен
10 февраля 2014, 19:01

Ларс фон Триер представил на Берлинском фестивале режиссерскую версию "Нимфоманки"

Фото berlinale.de

Эпос об одержимой сексом молодой женщине, задуманный выдающимся датским кинодеятелем, в оригинале длится пять с половиной часов. Продюсеры уговорили Триера поделить ленту на две части для проката, и с одобрения автора отредактировали "Нимфоманку" так, чтоб в кинотеатрах широкий зритель смотрел 2 серии по 2 часа. Режиссерскую версию, смонтированную самим Ларсом фон Триером, до премьеры в Берлине никто не видел. На интернет-аукционе предприимчивые зрители «толкали» билеты на премьеру более чем в 10 раз дороже номинала. Да и критикам не терпелось сравнить прокатный вариант с авторским. Ходили слухи, что в длинной версии больше секса, недаром же Триер нанял для откровенных сцен безвестных порноактеров, а узнаваемые лица главных исполнителей наложил затем с помощью спецэффектов. 

На деле оказалось, что сокращали картину везде и понемножку, а секс тут, скорее, лишь повод к более масштабному разговору о человеческой коммуникации. 

Сам режиссер, напомню, не разговаривает с прессой вот более двух лет, с тех пор как его изгнали с Каннского фестиваля после неудачной шутки про нацистов. Триер решил, что язык его - враг, и что отныне он будет "высказываться через собственные фильмы". От мира Ларс, впрочем, не отгородился. На фестиваль в Берлин приехал, охотно позировал фотографам, с улыбкой демонстрировал свою футболку с Золотой каннской пальмовой веткой и надписью "персона нон грата", но сам ни слова не сказал. На пресс-конференции за него отдувались актеры - Стеллан Скарсгор, Ума Турман, Стейси Мартин, Кристиан Слейтер. Играющий одну из важных ролей Шайя ЛаБеф, как и режиссер, с журналистами разговаривать не стал, а на красную дорожку вышел в бумажном пакете на голове с надписью «Я больше не знаменитость». По счастью, фильм и впрямь не нуждается в объяснениях создателей. Ибо сам является, по сути, энциклопедией.

И прежде всего, Триер предлагает публике исследовать различные типы отношений, на конкретных примерах. Фильм начинается с того, что пожилой одинокий мужчина Селигман (Стеллан Скарсгор) находит во дворе у помойки избитую женщину (Шарлотта Генсбур), приводит ее к себе домой и поит чаем. Женщина сообщает, что зовут ее Джо и что она заслужила все, что с ней случилось, потому что она «плохой человек». Селигман не верит, говорит, гостья к себе чересчур сурова. Тогда Джо начинает рассказывать ему о своей жизни. Это, пожалуй, наиболее универсальный тип межличностного контакта: один собеседник как бы исповедуется, а другой его поощряет и поддакивает, нащупывая похожие примеры из собственного жизненного опыта. За светской беседой Генсбур и Скарсгора, идущей всю картину, следить даже интереснее, чем за флэш-бэками с обнаженкой, которые буквально и прямолинейно иллюстрируют их реплики. Попутно зритель неожиданно для себя приобретет опять-таки энциклопедические знания о таких, казалось бы, не связанных с нимфоманией предметах, как органная полифония, способы ужения рыбы или роль десертных вилок в большевитской революции (да-да). 

Следующий тип отношений – отцы и дети. Джо расскажет об отце-докторе (Кристиан Слейтер), о том, как они вместе гуляли по лесам и изучали живую природу. Ага, подумает зритель. Уж не хочет ли Триер намекнуть, что занятия сексом и демонстрируемые во весь экран половые признаки – такое же естественное природное явление, как процессы во флоре и фауне? А что, может быть. Что касается многочисленных сексуальных партнеров героини, то их классифицировать было бы слишком муторно. На некоторых Джо (то есть, Триер) остановится подробнее – но большинство их, сами того не зная, окажутся участниками лотереи. Устав в какой-то момент запоминать имена и характеры любовников, героиня при очередной просьбе о свидании будет просто бросать кости. Выпадет единичка – скажет, что любит, двойка – что подумает, и так далее, до шестерки, означающей полный разрыв. Руководствоваться не чувствами, а случайным выбором – вот еще вам вид отношений, весьма распространенный. Некоторые люди, правда, склонны тешить себя иллюзиями, что и впрямь что-то значат для другого. И теряют почву под ногами, когда понимают, что это не так. Такую даму, живущую иллюзиями, кстати, сыграла в «Нимфоманке» Ума Турман: муж собрался бросить ее ради Джо. И так далее – энциклопедия отношений будет существенно дополнена во второй части «Нимфоманки» (а в Берлине была представлена лишь первая, полную версию второй, не исключено, покажут весной в Каннах). И вопреки тому, что слоган картины – «Забудьте о любви», влюбленность в фильме все же присутствует. Курьезным образом, наиболее сильные чувства героиня испытывает тогда, когда об интиме речь не идет. Подождем продолжения истории, но зная Ларса фон Триера, вряд ли оно будет романтическим.