Первая ночь в отеле для симов

Вера Михайлова
17 февраля 2014, 13:06

- Вы не могли бы подержать штангу вот здесь? А я пока закреплю ее на этой стене, - мужчина лет пятидесяти в костюме и до блеска начищенных ботинках пришел повесить в нашем номере шторку для душа. Чиновник из администрации города – не совсем тот тип людей, которые обычно подвизаются в сфере услуг. Он собрал стандартный, очевидно, комплект из двух трубок, закрепил какие-то шайбы по бокам, и с моей помощью установил конструкцию на высоте двух метров, отделив ванну от остальной части санузла.

- Разве штанга не должна загибаться к стене и закрывать ванну с торца? Иначе мы все равно будем заливать пол, – указала я на конструктивный недочет.

- Ну, у нас только прямые штанги, а вы просто мойтесь поближе к другой стене, – посоветовал чиновник.
Действительно, о чем это я?! Горячая вода есть – и ладно. Хотя, прочитав описание этой сцены, можно подумать, что корреспонденты «РР» - «зажравшиеся москвичи», которые могли бы не придираться к мелочам, а потерпеть какие-то лишения в небольшой региональной гостинице. Шторка у них, видите ли, не под таким углом идет!

Но для кого-то шторка - всего лишь кусок материала, который не дает устраивать потоп в ванной, каждый раз во время душа, а для кого-то - например, для нас – знаковый этап, посвящение из тварей дрожащих, в тех, кто право имеет. Ведь изначально вместе с сотнями других журналистов, заехавших в апарт-отель неподалеку от Олимпийского парка, мы вообще не знали, получится ли у нас получить крышу над головой. Ирония в том, что бронировали мы этот номер за год – как велели организаторы. А решили строить отели на этом месте и вовсе в дремучем 2007 году. Неужели за это время было нельзя подготовиться к встрече язвительной и критически настроенной толпы журналистов? Ладно, мы – свои, потерпим. Но иностранцы ведь тоже живут здесь!

Уезжая из Москвы, я еще шутила: мол, где жить буду не знаю, но, надеюсь, что отель мой все-таки достроен. А сомнения были – я человек интернета, и если чего-то в этом интернете нет, то я вообще не уверена - существует ли это на самом деле. А про наш пресс-отель находчивые яндекс с гуглом молчали, как рыба об лед. Ехали разбираться на месте. И, о чудо, в аэропорту нас все-таки ждал автобус, который развозил журналистов по гостиницам.

Добрались и мы до своего отельного района: специально к Олимпиаде, кроме олимпийской деревни для спортсменов, в Сочи были построены несколько совершенно новых кварталов – в дальнейшем их могут, как и олимпийскую деревню, распродать на апартаменты, но сейчас здесь живут волонтеры и журналисты. Нам подарили, если так можно сказать, право первой ночи с этими отелями, по крайней мере с теми корпусами, которые на самом деле достроены.

Первое впечатление – я бы предпочла отель поопытнее. Нет, этот очень старается, готов учится в процессе и не спорит, когда ему рассказывают, что и как надо делать, но все это отнимает слишком много сил и времени, да и получается у него не очень – во всем нужна сноровка, а местные горничные – просто женщины, приехавшие на заработки из Ставрополя или Краснодара.

- При заселении я ждал два часа. Когда мне наконец дали номер, то в нем не было горячей воды, постельного белья, не работал унитаз, а позже я нашел дохлую мышь, - швейцарский журналист рассказывает, как заселялся в наш отель. Он не злится, не возмущается. Скорее, его забавляет вся эта ситуация. Правда с момента пережитого шока прошло несколько дней и он уже успел остыть. Мы тоже сейчас с юмором вспоминаем первые минуты в своем номере – скомканная постель, полная корзина мусора, отсутствие лампочек, недостача подушек, телефон «бутафорский», телевизор «нет сигнала», ковровое покрытие «на мне ели плов все гастарбайтеры, строившие этот отель», которое в дальнейшем оказалось «гастарбайтеры не ели плов, но вылили на пол столько клея, что он проступил через ковролин масляными пятнами. К счастью, у нас еще обошлось без дохлых мышей, хотя, кто знает - мы их пока не искали.

- Скажите, а вы тут были не в курсе, что Олимпиада начинается 7 февраля? – интересуюсь у специалиста по шторкам для ванной.

- Понимаете, как получилось: тут слишком часто менялись подрядчики. От одного отказались, пока выбирали другого – время потеряли. И так несколько раз. В итоге мебель в номера завозили и расставляли ночью накануне вашего приезда. Поверьте: прокурор города, помощники мэра - все сейчас заняты тем же, что и я – бегают по объектам и своими руками стараются сделать что могут. Я вот шторки вешать освоил. Вы уж нас, пожалуйста, очень сильно не ругайте – мы только учимся.

Я пообещала, что очень сильно ругать не буду - и по-моему, слово сдержала. Я готова даже описать плюсы проживания в этом замечательном месте. Кроме неба, гор, моря и воздуха, за которые администрация отеля ответственности не несет, здесь вполне приличные завтраки, можно сказать домашние. Ну а кроме того мне нравится здесь непредсказуемость: я, как персонаж игры СИМС, – вот сегодня пришла с работы, а мне подарок – на первом этаже в холле поставили кулер с водой. Как и компьютерная девушка, я постояла рядом с ним, похлопала в ладоши от радости и даже налила себе горячего чаю – уровень удовлетворенности помещением сразу вырос. Теперь у меня есть шторка, питьевая вода и даже интернет, который фурычит с грехом пополам, напоминая о временах диалапа. Ностальгия, романтика, сюрпризы – все-таки Олимпиада в Сочи местами приобрела колорит традиционного отдыха на российском юге. Это бешеная сила инерции, ее не смог остановить даже глава государства. Но, в конце концов, если кто и должен ее прочувствовать, так лучше мы, чем спортсмены. Им нужна четкость, у них режим… Ну а мы с интересом ждем, что же готовит завтрашний день.