Залоги и кредиты

«…банки не особенно любят вкладывать деньги в малое предпринимательство. Банковская осторожность, с другой стороны, тоже понятна: большинство небольших фирм имеют низкую кредитоспособность, это связано с низким качеством залогового обеспечения и отсутствием ликвидного имущества, которое может быть предметом обеспечения или же предметом взыскания [выделено мной – ВГ]». Медведев Д.А.
 
Нет, господа! Банки не любят выдавать кредиты малым предприятиям вовсе не потому, что у тех плохо с ликвидным обеспечением – что, кстати говоря, далеко не то же самое, что кредитоспособность. Качество обеспечения – причина, находящаяся, по значению, на последнем месте. И скорее внешняя, нежели существенная: всего лишь требование инструкции ЦБ.
 
Чтобы действительные причины лучше понять, остановимся для начала на том, отчего обеспечение банки занимает в последнюю очередь. Оно тем полезнее, что обыватель почти всегда полагает так же, как председатель правительства, то есть главное видит в обеспечении, – и сильно удивляется, когда сталкивается с банковскими требованиями лично. Путаница объяснима: на коммерческое кредитование переносятся представления о кредитовании ростовщическом.
 
До обеспечения дело доходит, когда заемщик перестал обслуживать кредит (возвращать «тело» кредита и платить проценты) и банк утратил надежду, что он сумеет в обозримые сроки выплатить его. Только тогда имеет смысл подавать на неплательщика в суд – и начинать тешиться мечтой, что в ходе банкротства удастся вернуть хоть что-то. Пока сохраняется достаточная вероятность, что заемщик долги выплатит, банк не станет толкать его к банкротству. Хотя бы потому, что сколько на самом деле получится возместить по суду и когда это произойдет, вилами по воде писано.
 
Суды нередко надолго затягиваются, а в очереди кредиторов банки далеко не первые: вперед получают свое выходное пособие работники. (Банки – кредиторы так называемой третьей очереди.) Нередки и случаи, когда имущество заложено два и три раза (мошеннически) и когда у заемщика имеются скрываемые (опять же мошеннически) иные кредиторы, так что судебное решение оказывается частично или целиком неисполнимым. Выплата задолженности самим заемщиком – пусть с немалым опозданием – для банка много лучше попытки взыскать обеспечение.
 
Можно сказать и сильнее: при выдаче кредита предприятию банки вообще никогда не руководствуются существованием ликвидного залога: для них важно, способен ли заемщик выплатить кредит в ходе своей обычной предпринимательской деятельности (или трудовой, в случае кредита частному лицу). И если оценка этой способности недостаточно высока, никакого кредита выдано не будет, независимо от качества обеспечения или наличия государственных гарантий. Последнее, что банки интересует, – это участие в судебных тяжбах.
 
Кредитование под залог – так называемое «ломбардное» – существует, однако коммерческими банками не ведется, да и ставки там бывают совершенно зверские, ростовщические (с учетом вероятности невозврата и расходов на продажу залогов): о том убедительно свидетельствуют всем известные порядки, существующие в ломбардах. Попробуйте, кто не верит, взять деньги в ипотеку, заложив не только покупаемую, но и другую дорогостоящую недвижимость, но при этом не имея работы (или иного источника постоянного дохода, образующего денежный поток). Ничего не получится. Банкир всегда ждет погашения кредита из потока доходов заемщика, а не за счет обеспечения.
 
Другое дело, предприятия могут быть весьма много обещающими (кредитоспособными) и притом не иметь достаточного обеспечения. В таком случае государственная гарантия способна помочь. Однако подобных случаев не так много. Более того, банки с удовольствием закрывают глаза на недостатки обеспечения, если заемщик хорош, и сами находят способы их обойти, чтобы не впасть в противоречие с инструкцией ЦБ: знаю это из немалого опыта привлечения проектного финансирования (инвестиционных кредитов). Иными словами, создавая возможности для выдачи дополнительных гарантий малым предприятиям, правительство решает довольно частный вопрос – и решает его не наилучшим способом.
 
Главных истинных причин нежелания банков работать с малыми предприятиями три. Первая – общего свойства: особенностью малого предпринимательства является его неустойчивость. В течение года после открытия закрывается одна пятая малых предприятий, до четвертого года доживает три пятых, а через 15 лет в живых остается только одна пятая. И это не наши данные – такова устойчивая во времени статистика по США, где существует одна из лучших в мире систем поддержки малого предпринимательства (в других странах все похоже). С точки зрения кредитора, через три года два малых предприятия из пяти точно закроются. О каком же кредитовании вести речь, когда наперед угадать, какие именно два из пяти покинут сей мир, невозможно? Причин подобной неустойчивости несколько, здесь нет места для их разбора: просто принять как данность. Назову одну, основную причину: малое предприятие всегда менее прибыльно, чем крупное, поскольку доля условно-постоянных расходов (на начальство, бухгалтера, юристов, офис, охрану и так далее) в его валовом доходе много выше, чем у крупного, у которого они раскидываются на куда более значительный объем продаж. Иными словами, запас прочности у «мелкоты» значительно ниже.
 
Вторая причина – низкая доходность кредитов малым предприятиям для банков. Издержки банка на выдачу кредитов в десяток миллионов долларов и на сотню тысяч отличаются незначительно: любой кредит должен пройти все надлежащие отделы (кредитный, рисков, юридический, залогов, безопасности…). А валовый доход банка при равной ставке по малому кредиту окажется в 100 раз меньше. При ставке в 10% это будет 10 тыс. долларов в год – против миллиона. Зачем же банкам заниматься явно менее выгодными делами? Они перейдут к этому виду деятельности, только когда все прочие, более выгодные сегменты кредитного рынка окажутся насыщенными, то есть конкуренция достигнет разумного предела и опустит доходность до наименьшего возможного уровня, как это обстоит в развитых рыночных экономиках.
 
Третья причина в экономическом отношении похожа на вторую. Взыскивать мелкие кредиты по суду много менее выгодно, чем крупные. Хлопот – расходов на тяжбу – примерно столько же. Однако доля юридических издержек в возвращенной мелкой сумме много выше. Вряд ли будет ошибкой сказать, что при размере в тысячи и десятки тысяч долларов взыскание может оказаться убыточной для кредитора вещью: забыть о невозвращенном кредите может быть дешевле, чем взыскивать.
 
От гарантий государства отказываться нет смысла, и за то правительству благодарность, при всех оговорках. Однако не менее полезно для малого предпринимательства было бы не сокращение, но умножение числа мелких банков. Они – наиболее естественные товарищи малых предпринимателей. Принципиально важно, что, в отличие от филиала крупного банка, высшее руководство небольшого банка (нередко сам собственник) находится на месте, нередко лично знает заемщика, а малый размер кредита является для него обычным, целевым: ведь и капитал у него не так велик. Однако наше правительство, презирая законы экономической ценологии, ведет дело в противоположную сторону, подрывая собственные усилия поддержки малых предприятий. Огорчительно – но это тема для другого разговора.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Королевство тонет в дешевой нефти
    Саудовская Аравия, привыкшая жить при высоких ценах на нефть, оказалась совершенно не готова к их обвалу. Стране былого нефтяного благоденствия придется резко урезать расходы и готовиться к взрыву недовольства по этому поводу
  2. На мировую экономику движется волна банкротств
    Мировой экономический кризис, прогнозы экспертов
  3. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
Реклама