Жизнь после референдума

Валерий Михайлин
17 марта 2014, 01:21

Возможен ли после Крыма компромисс Россия-Запад?

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников
Народные гуляния в день референдума на улицах Севастополя

93% крымчан проголосовали «за» воссоединение с Россией. Об этом свидетельствуют данные exit poll, проведенного Крымским республиканским институтом политических и социологических исследований.

«Результаты экзитпола по референдуму в Крыму и Севастополе: 93% высказались за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации. 7% высказались за восстановление Конституции Республики Крым 1992 года и статуса Крыма как части Украины», – говорится в сообщении института.

В том, что результаты exit poll не будут значительно отличаться от официальных цифр, сомневаться не приходится. Опрос проводился на 150 участках референдума Крыма и 50 участках Севастополя, и в нем приняли участие 59 тысяч 111 человек. Тем не менее, остается открытым вопрос: убедил ли Запад беспрецедентный по единодушию результат голосования в Крыму, что его, Запада, видение украинской проблематики, мягко говоря, не совсем верное? 

Накануне, в субботу, в Лондоне прошли решающие переговоры по Украине между главой МИД РФ Сергеем Лавровым и госсекретарем США Джоном Керри. Глава российского внешнеполитического ведомства предложил Штатам план урегулирования украинского кризиса («Эксперт Online» об этом уже писал). По итогам встречи Лавров сообщал, что Джон Керри согласился с его доводами о необходимости проведения предусмотренной этим документом конституционной реформы с «учетом интересов всех регионов Украины».

С другой стороны, в воскресенье президент РФ Владимир Путин обсудил кризис на Украине и референдум в Крыму с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. «Телефонный разговор состоялся по инициативе германской стороны», – лаконично сообщила пресс-служба Кремля. «В.В.Путин и А.Меркель договорились продолжить обсуждение этих вопросов в ходе дальнейших контактов, в том числе между главами внешнеполитических ведомств С.В.Лавровым и Ф.-В.Штайнмайером», – сказано в сообщении.

Эти подспудные переговорные процессы дали надежду, что Запад пойдет на смягчение позиций в украинском вопросе, и вариант компромисса возможен. Тем более, за полтора часа до окончания голосования в Крыму госсекретарь Керри, по сообщению анонимного представителя госдепартамента «ясно дал понять, что кризис можно разрешить только политическим путем» (впрочем, госсекретарь тут же дежурно заявил, что США считают референдум незаконным и не признают его результатов). 

Чтобы разобраться, как после крымского референдума будет действовать Запад, и возможно ли России в этой ситуации найти с ним точки соприкосновения, мы опросили наших экспертов.

Александр Рар, научный директор Германо-российского форума:

– Запад просто не может признать результатов референдума. Дело не в Крыму, и не в России. Дело в том, что в противном случае придется соглашаться с тем, что границы в Европе допустимо пересматривать в одностороннем порядке. Тем самым полностью разрушается концепция безопасности Европы после холодной войны. Нерушимость границ – священный для Запада принцип, от которого он не может отказаться. Иначе он потеряет лицо.

Дело, повторюсь, не только в России. Если признать референдум в Крым, завтра другие европейские страны начнут действовать по крымской схеме: проводить у себя референдум, отделяться и присоединяться.

Поэтому теперь, после Крыма, говорить с Россией о какой-либо общей повестке дня будет крайне сложно. Поэтому вопрос лишь в том, насколько жесткими будут санкции Запада в отношении РФ.

– В России считают, что Германии не с руки настаивать на чрезмерно жестких санкциях: экономики наших стран тесно связаны. ФРГ все же пойдет на принцип, и санкции поддержит?

– Европейские дипломаты говорят, что Россия нарушила принципы, которые нельзя нарушать, и должна за это поплатиться. Но Германия – одна из тех стран, которая, действительно, очень тесно связана с РФ, и потому санкции ударят, в том числе, по самой Германии. Но, думаю, немцам придется поддержать определенные шаги, от которых пострадают и экономики наших стран, и человеческие отношения.

– Какой сейчас возможен выход?

– Вся надежда, на мой взгляд – даже в нынешней ситуации – на политический диалог и компромисс. Возможно, России нужно пойти на то, чтобы процесс перехода Крыма к России не проходил так поспешно, чтобы он был более осознанным, чтобы на полуострове находились международные наблюдатели, которых сейчас там нет. Чтобы эти наблюдатели в Крыму выяснили, насколько там нарушались права русскоязычного населения.

Россия считает, что Крым – как и Косово – особый случай в международных отношениях. Но Запад этого сравнения не признает. В Косово тогдашний президент Югославии Слободан Милошевич действительно угнетал албанское население. Но на Западе нет доказательств, что в Крыму украинские власти угнетали и притесняли русских. Сейчас такие доказательства, на мой взгляд, должна предоставить Россия и крымская администрация.

– План урегулирования украинского кризиса, предложенный Лавровым, в каких-то пунктах приемлем для США и Запада в целом?

– План Лаврова неприемлем для Запада, поскольку требует «незамедлительно выполнить обязательства, содержащиеся в соглашении об урегулировании ситуации на Украине от 21 февраля 2014 года», заключенном с Виктором Януковичем. Проблема в том, что Запад признал правительство Яценюка, а Россия – не признала. Это разрушает основу для компромисса.

Да, США начинают понимать, Россия права в том, что необходимо разоружать на Украине полувоенные отряды, которые сформировались на Майдане, и впоследствии захватили оружие с армейских складов на Западной Украине. Но, с другой стороны, в этом случае логично требовать, чтобы разоружились и ополченцы в Крыму – но как это сделать?

И все же: если бы удалось договориться, что стороны сложат оружие, Россия и Запад сделали бы большой шаг навстречу друг к другу. Но в целом, поезд уже ушел, чтобы можно было договориться о компромиссе на базе соглашения от 21 февраля, как того требует Россия. Договариваться нужно на новой основе.

Думаю, после того, как пройдет референдум, Кремль все же должен пойти на признание нынешнего руководства в Киеве. На мой взгляд, это возможно, поскольку Россия дала понять, что считает Януковича легитимным президентом лишь отчасти, и держит его лишь в качестве инструмента давления. А договариваться с новыми украинскими властями необходимо – об экономике, о проблемах, которые возникают сейчас в газовой сфере, и российско-украинских отношениях в целом. 

Леонид Калашников, первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам:

– После Крыма вопрос возможных договоренностей между Россией и Западом – это, прежде всего, вопрос надежности этих договоренностей. Напомню, когда к подписанию готовилось соглашение с Януковичем, известное сейчас как соглашение от 21 февраля, тоже шли бесконечные телефонные переговоры Путина с Меркель, и Путина с Обамой. Ну и каков результат? Наши западные партнеры "кинули" и Януковича, и отчасти российского президента. Поэтому сейчас договариваться обеим сторонам сложно – у них имеется огромное недоверие друг к другу. 

А разменивать на новые договоренности с Западом какие-то серьезные аргументы – в виде, например, неприятия Крыма в состав РФ, и замораживания его по абхазскому варианту – будет для многих российских политиков потерей лица. Это обернется для них плачевными результатами не только в электоральном плане, но и, прежде всего, с точки зрения доверия населения.

– Если не размениваться на Крым, что сейчас будет делать Запад, и что Россия?

– Запад будет грозить. А Россия – если она хочет оставаться ответственной стороной, и если всерьез решила идти на усиление геополитических позиций – должна принимать решение по Крыму. В противном случае нас выкинут не только с Черного моря, но и со Средиземного, а Грузия, и вслед за ней Украина, окажутся в НАТО…