Дополнительный козырь в геополитической игре

Ольга Вандышева
6 марта 2014, 16:47
Фото РИА Новости/ Андрей Стенин

Референдум в Крыму, который должен был состояться 30 марта, переносится на более ранний срок – 16 марта. Кроме того, в бюллетенях будет не только вопрос о возвращении к Конституции образца 1992 года, но и вопрос о присоединении Автономной республики к Российской Федерации. Об этом сегодня объявили депутаты Верховного Совета Крыма. Вместе с тем, сами они уже проголосовали за то, чтобы Крым вошел в состав России. Чем вызвана такая поспешность и чего стоит ожидать в случае, если крымских депутатов поддержат граждане полуострова? С этими и другими вопросами «Эксперт Online»обратился к Сергею Михееву, гендиректору Центра политической конъюнктуры.

 - Как вы думаете, чем вызвано решение крымских депутатов форсировать сроки проведения референдума?

- Причина простая. Они боятся провокаций. Совершенно очевидно, что заинтересованных в срыве референдума довольно много. Они есть и на Украине, и за ее пределами, и в самом Крыму. Несмотря на то, что в республике власть взяли другие люди, полуостров – не закрытая консервная банка. В Крым проникли люди из «Правого сектора». Там находится немало провокаторов. Потому власти Крыма все время и переносят дату референдума. Этим они хотят, во-первых, сбить с толку провокаторов, а во-вторых, расставить, наконец, все точки на i.

- Почему принято решение вынесли на референдум еще и вопрос о присоединении к России?

- Потому что жители Крыма сегодня считают, что только в составе России они могут быть защищены. Люди и власти видят, что тучи сгущаются, истерика в Киеве усиливается, а есть еще планы Киева призвать войска НАТО. Крымчане понимают, что в случае чего своими отрядами самообороны они просто не справятся.

- Депутаты также проголосовали за присоединение полуострова к России. Что это значит?

- Депутаты могут принимать любые решения. Но окончательное решение будет, конечно, зависеть от результатов референдума.

- То есть они просто действуют на опережение?

- В том числе. Понимаете, как поется в старой песне: «есть у революции начало, нет у революции конца». На Украине сейчас именно так. В Киеве люди действуют в соответствии с революционной логикой. Мол, все, никакие законы и регламенты не действуют, потому что у нас революция. Тягнибок так говорил еще в декабре. По этой же логике действует сегодня и Крым. Раз революция, то - везде. Просто после того как Киев решил, что для революции нет никаких преград, то и в Крыму решили, что все можно. 

- Если на референдуме будет принято решение о присоединении к России, каких событий можно ожидать в последствии?

- Все будет зависеть от России. То, что они примут такое решение, еще ничего не значит. Потому что окончательное решение о включении в свой состав каких-то территорий принимает Российская Федерация. Скажем, Приднестровье, Южная Осетия или Абхазия, начиная с 1992 года, неоднократно голосовали за подобные решения. Они проводили и референдумы, и направляли обращения к Москве с просьбами. Но, как известно, в составе России эти территории не находятся.

 - То есть Кремль, скорее всего, не будет обострять ситуацию?

- Трудно сказать. Ситуация и так уже давно обостренная. Просто это звонок Киеву: может быть еще хуже. В ответ на его угрозы о мобилизации и расправы. Первоначально ведь было предложено, что Крым останется в составе Украины, просто надо вернуться к Конституции 1992 года, которая была отменена незаконно. Но Киев сказал, что это невозможно, что так нельзя. Украина, мол, унитарное государство и крымчане, хотят они того или нет, должны жить под новой властью. Следующий шаг от Крыма: не хотите по-хорошему, вообще можем войти в состав России.

- А в чем нюансы Конституции 1992 года?

- После развала Советского Союза в Крыму была установлена автономия. Конституция 1992 года предоставляла крымчанам возможность выбирать своего собственного президента. Все органы власти на территории Крыма выбирались гражданами Крыма. Полуостров имел широкую автономию и в политическом плане, и в финансовом, и в культурном, и в образовательном и т.д. Но в 1993 году был организован так называемый поезд «дружбы». В Крым приехало несколько сотен боевиков, они свергли тогдашнего президента автономии Мешкова, учинили погромы и насильственно заставили Верховный Совет изменить Конституцию на более урезанную. Крым лишился собственного президента, глава исполнительной власти стал назначаться Киевом, многие уровни выборов были ликвидированы. Это было сделано путем мини-переворота. Повторю, первоначально речь шла о том, чтобы вернуться к той Конституции в составе Украины. Но в Киеве это вызвало истерику, начались угрозы физической расправы. Понятно, что в этой ситуации крымчане стали, во-первых, вооружаться, во-вторых, искать помощи на стороне. А у кого они могут искать помощи? Только у России.

- Если все-таки предположить, что на референдуме будет принято решение войти в состав России, а Кремль скажет: ну хорошо, давайте. По какому сценарию могут развиваться события?

- Ну хуже уже не будет. Будет только лучше. Сейчас отступать нельзя. Потому что любое отступление создаст больше проблем. Что касается власти в Киеве, она лишь имитирует контроль над ситуацией на Украине. На самом деле там полный бардак. И, видимо, в ближайший год он будет только разрастаться. Потому что денег не будет. Ни 1 млрд, ни 3 млрд, ни даже 10 млрд их не спасут. А Россия, наверняка, денег Киеву не даст. Что касается угроз, которые расточает Запад, да, они становятся все более жесткими. Но способен ли Запад на то, о чем грозит, тоже вопрос. Европейцы все больше понимают, что американцы втянули их в эту историю, и что Украина – не приз, а помойка с кучей проблем, за которые еще надо платить. Ситуация напряженная и рискованная. Но с другой стороны, если Россия признает Крым своим субъектом, радикально хуже не станет. Хотя я лично думаю, что это решение будет просто подвешено в воздухе. Оно, вполне возможно, будет принято, но, как и право, данное Советом Федерации Путину на ввод российских войск, будет лежать в резерве. Москва будет думать. Как долго, зависит от позиции Запада. Может 10-15 лет, а может, вечно. А может и не думать вовсе, а принять на следующий день. В любом случае это решение может стать дополнительным козырем в большой геополитической игре.