Бизнес Германии готов вложить 5 млрд долларов в консорциум с Россией и Украиной

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
15 апреля 2014, 13:09

Крупнейшие германские банки и энергетические компании начинают форсировать вопрос о создании трехстороннего консорциума по управлению украинской газо-транспортной системой. В нынешней политической ситуации объединение ГТС Украины и России становится все менее вероятно. Основной альтернативой пока остается трехсторонний консорциум в формате «Россия-Украина-Германия». Немецкие предприниматели и парламентарии  уже готовят обращение к властям своей страны, чтобы вопрос о консорциуме можно было поднять уже в ходе четырехсторонних переговоров по ситуации на Украине между представителями России, Украины, США и Евросоюза. Подробнее об этом «Эксперт Online» рассказал глава комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев.


- Иван Дмитриевич, вы в воскресенье встречались с коллегами из бундестага по вопросу создания консорциума по ГТС Украины. Как продвинулись ваши переговоры? 

- Переговоры, напомню, с коллегами из Бундестага начались еще десятого марта. На сегодняшний день принципиальных договоренностей две. Первым делом будет создана межпарламентская рабочая группа по энергетике. Второй важный вопрос переговоров – организация бесперебойной поставки газа в Европу и в частности Германию. Эта тема вылилась в давнюю идею создания трехстороннего консорциума по газу с Россией, Украиной и Германией. Эту идею я продвигал еще с ельцинских времен. Сегодня речь шла о процедуре – как нам прийти к созданию такого консорциума. Бундестаг и немецкий бизнес выступят инициаторами этой идеи перед своими властями. Думаю, что со стороны украинской «Нафтагаз», владеющей сейчас газо-транспортной системой Украины, а в нынешней ситуации и со стороны «Газпрома»  особых возражений не будет.

Справка

Газотранспортная система Украины является второй в Европе и одной из крупнейших в мире. ГТС «Укртрансгаза» состоит из магистральных газопроводов протяженностью 37,6 тыс. км в однониточном исчислении, 71 компрессорной станции общей мощностью 5405 МВт. Пропускная способность на границе РФ с Украиной составляет 288 млрд куб. м в год, на границе Украины с Польшей, Румынией, Белоруссией, Молдавией — 178,5 млрд куб. м в год, в том числе со странами ЕС — 142,5 млрд куб. м в год. Но в виду сильного износа пропускная способность резко снизилась, потери газа удорожают стоимость его доставки. В 2010 году Россия предложила объединить свои ГТС с Украиной, но власти последней заявили, что ведут переговоры о создании трехстороннего консорциума с Россией и Европой.

- Но глава «Газпрома» Алексей Миллер ранее был против такой идеи…

- Да, и  мне часто говорили, что я не прав. Но тогда Миллер хотел взять 52% трубы в управление «Газпрома». В нынешнее политической ситуации на Украине, думаю, он понимает, что это невозможно и не исключено, что согласится на треть.  Эта идея и ранее мне казалась сомнительной, даже без политики нынешней. Это рискованно, поскольку двустороннее соглашение любая новая власть могла денонсировать и ни в каких судах бы они не оспорили это. Уверен, что самопровозглашенная нынешняя власть так бы и поступила и вложенные деньги остались бы потеряны.

- Как в Германии воспринимают эту идею?

- Со стороны крупного бизнеса Германии полное понимание того, что нужен именно тройственный консорциум, ни одной иной точки зрения я не слышал. Я не могу говорить пока, какой именно бизнес. Но скажу, что в переговорах по консорциуму участвуют крупнейшие  энергетические компании Германии и крупнейшие банки.

Справка

Крупнейшие банки ФРГ: Deutsche Bank, Commerzbank,  DVB Bank, Aareal Bank и IKB.

Крупнейшие энергокомпании ФРГ: RWE (продажа газа), E.ON (производство электроэнергии), EnBW (производство электроэнергии),  Evonik Industries (добыча угля).  

- Кто-то из ваших коллег пытался уже говорить на эту тему с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, известно ее отношение к идее консорциума?

- Пока не знаю, что думает Меркель и пытался ли кто-то с ней говорить, но в энергетическом комитете Бундестага отношение положительное. Значит, думаю, они смогут донести свою заинтересованность до канцлера.  

- Вы говорите, что вопрос консорциума нельзя политизировать, но в данном случае это невозможно. Лидеры европейских стран против присоединения Крыма к России, они периодически угрожают новыми санкциями, так с чего вдруг сейчас сядут за стол переговоров по одному из принципиальных – газовому вопросу?

- Вот в ходе последней встречи с коллегами из Бундестага был задан этот вопрос: нельзя ли этот вопрос увязать с письмом Владимира Путина о том, что надо отложить в сторону политические амбиции и начать безотлагательно спасать экономику Украины совместными усилиями. И парламентарии Германии согласны с этой позицией, что надо переходить в практическую плоскость. В любой ситуации украинским гражданам надо есть, пить, топить дома. Если же это срочно не решить, то даже в случае политической договоренности ситуация будет дезорганизована до полной махновщины. На мой взгляд, предложение бизнеса к канцлеру Германии о том, что надо садиться за стол переговоров, оно будет уместно. Надеюсь, они до 17 апреля смогут уже обратиться к Ангеле Меркель, когда должны начать первые четырехсторонние переговоры по Украине (в формате Украина, Россия, США, Европа – прим. «Эксперт Online»). Думаю, если там начнут говорить о том, что пора из политической плоскости переходить к практической, то и вероятность создания консорциума станет уже более близкой перспективой.

- А крупный бизнес Германии готов к практическим действиям? 

- Все готово: деньги, поставщики оборудования, схемы, которые позволяют Украине и России вступить в консорциум, не вкладывая денег. Более того, часть оборудования для модернизации трубы готовы покупать в Харькове и у нас.  Как только решение будет принято, банки и энергокомпании готовы немедленно выделить деньги на модернизацию. То есть готовность полная. Поскольку на мой взгляд ситуация с ГТС Украины уже критическая. Даже в условиях латания дыр она протянет не более двух-трех лет. А сейчас, когда у них даже на латание дыр нет денег, и того меньше.

- Но изначально предлагались вложения в модернизацию и со стороны России.   

- Пока речь идет об условиях для германского бизнеса. Он готов вложить 5 млрд долларов в модернизацию ГТС. Эти вложения быстро окупятся, поскольку модернизация дает большую экономию, потери будут меньше. Россия тоже может со своей стороны модернизировать газо-конденсатные станции, что даст «Газпрому» экономию около 50 млрд кубометров в год. Германия потребляет только около 10 млрд по ГТС Украины. А всего более  - 89 млрд кубометров. То есть за счет модернизации те, кто вложился, получат экономию в 50 млрд кубометров. Условия германского бизнеса: если мы вкладываем в модернизацию, то сэкономленный газ будет наш. По России схема предполагается сложнее, но суть такая же. Украина тоже получит экономию около 10 млрд.

- Раз уж немецкий бизнес готов вложить 5 млрд долларов, значит они исходят из того, что на сжиженный газ из США переходить не будут?

- Как-то мало они говорят про сжиженный газ. Думаю, они реально смотрят на вещи и считают, что поставки газа из России будут только расти. Все эти разговоры о сланцевом газе из США – политического характера. Катар часть газа перенаправил из Европы в Японию, а в Норвегии идет падение добычи. Вот поэтому и нужна модернизация. Сейчас по трубе Украины идет 80 с лишним млрд кубометров, а при должной модернизации может пойти 140 и даже 200 в перспективе. Что касается сланцевого газа, то я еще три года назад говорил, что никакого дешевого газа из США в Европе не будет. Он уже дорогой и дотационный. И насколько я знаю, сегодня такая точка зрения среди крупных игроков в Европе преобладает. После того как BP вышел из американских проектов, крупный бизнес все понял.

- Вы писали, что немецкий бизнес готов более настойчиво влиять на свои власти по поводу консорциума. Каким образом?

- У бизнеса с депутатами прочные связи, а депутаты в отличие от нас чаще общаются с правительством, у них крепка взаимосвязь. Думаю, они способны быстро договориться.

- Может ли угроза повторения ситуации 2009 года, когда Украина не могла платить за газ и забирала европейский, как-то приблизить решение о консорциуме?

- Все к тому и идет. Я своим коллегам постоянно говорю, что гарантировано придем к такой ситуации, если ничего не предпринимать. Но надо понимать, что для Германии это не главный аргумент. В случае, если их газ начнут забирать по ГТС Украины, они увеличат  поставки по «Северному потоку» и легко компенсируют потерю тех 10 млрд тон.

- «Нафтагаз» пойдет на сотрудничество?

- Уверен на сто процентов, поскольку предложение поступит со стороны Европы.

- Но возможны ли в нынешней ситуации переговоры России с властями в Киеве, которые мы не признаем легитимными? 

- Мне кажется, в это направлении президент России задал верный вектор, сказав, что мы, конечно, не признаем новую власть, но все что касается важных экономических вопросов – на уровне министров давайте встречаться и разговаривать. Думаю, так же могут политики высшего уровня поступить и с консорциумом: пока мы на уровне глав говорим о федерализации, бизнес пусть решает свои вопросы сам. Тогда не будет надобности во встречах глав государств.

- С «Газпромом» кто будет говорить?

- Думаю, если немецкие банкиры и энергокомпании выйдут к «Газпрому» с таким предложением, оно будет существеннее, чем от нашего комитета. Сейчас главное, чтобы бизнес Германии дал напутственные слова тем переговорщикам, которые начнут диалог по Украине в формате четырех государств.

- Как вы оцениваете перспективы России по поставкам газа и в частности переориентацию на Восток?

-  Японии надо 70 млрд газа, Китаю дополнительно 100 млрд кубометров. Одному Пекину только, чтобы перестать травить людей углем, надо около 10 млрд кубометров. В Европу тоже поставки, как я уже сказал, будут только расти. Корея готова покупать газ.

- Что вы думаете о нынешних переговорах с Китаем по поставкам газа? Известно, что Китай покупает только задешево, какой может быть справедливая цена, чтобы поставки нам были выгодны экономически, а не только политически? 

- С ценами ситуация такая. Когда с японскими парламентариями разговаривали, они сказали, что нам для поддержания конкурентоспособности экономики нужен дешевый газ. Для них дешевый газ уже – 500 долларов за тысячу кубометров в то время как мы в Европу продаем по 400. Так что в Японию вполне можно прокинуть трубу и поставлять в год по 70 млрд кубометров. Сегодня у них диапазон цен от 500 до 1000 долларов, так что думаю поставки будут гарантированными.

По Китаю ситуация сложнее. Они около 60 млрд сейчас стали получать газа из Туркмении. Поэтому ктитайцы более жестко с нами торгуются. На что, на какую цену в июле согласятся, не знаю. Но когда меня газета «Жеминь жибао» спрашивает, какой может быть цена, я говорю, вот смотрите: в Японию продаем по 500, в Европу по 400. Значит, не сильно цены должны отличаться. Около 400 долларов за кубометр может быть цена, не ниже.