19.IV -- 25.IV

Максим Соколов
25 апреля 2014, 16:02

Премьер и Хронос. -- Art moderne в Трубчевском уезде. -- Яйцекладущий дикий куратор. -- Пломбированный авиарейс. -- Грядущий план Маршалла. -- Лавки с полезными товарами на мосту Патона.

Вопрос о времени, с давних времен занимающий философов, с некоторых пор привлекает также и депутатов Государственной Думы. Избиратели, недовольные тем, что время сдвинули на час, ералаш на глобусе, желают большего соответствия между астрономическим и декретным временем, воля избирателей есть закон для депутатов, но еще высшим законом для них является мнение правительства, которое возглавляется повелителем времени Д. А. Медведевым. Поскольку от эпохи медведевского президентства вследствие действия безжалостного Хроноса и еще более безжалостного В. В. Путина осталось разве что декретное время, Д. А. Медведев, которому дорого последнее воспоминание о том, как достиг он высшей власти, упирается и не желает менять нынешнее времяисчисление, прибегая для этого к различным убедительным доводам.

Прежде отстаивая свое хроноправство, Д. А. Медведев использовал скотоводческие аргументы, указывая, что коровы и, очевидно, также козы и овцы при прежнем порядке, предполагающем сдвижку времени на час весной и осенью, не успевают постичь мысль законодателя и от этого снижаются удои. Как решается проблема удоев в Европе, где сдвижка практикуется по сей день, осталось неясным, поэтому, обороняя последний рубеж, первый министр перешел от проблем скотоводства к философскому вопросу об априорных формах чувственного восприятия, предшествующих опытному познанию, указав, что "Время -- это такая штука, которая требует доработки и внимательного отношения". В итоге премьер-кантианец порекомендовал das Probleme ins Raum verlegen -- "мы, видимо, будем решение принимать не общее, а в масштабах регионов что-то двигать".

Современная цивилизация с ее априорными формами чувственного восприятия ставит глобальные проблемы не только удоев, но также яйценоскости. На кельнской художественной выставке Art Cologne швейцарская художница М. Мойре явила родовые муки своих работ. Обнаженная художница выталкивала из вагины яйца с краской, которые падали на холст и, разбиваясь, создавали произвольный рисунок. Художница называет свой стиль "универсальным символизмом" -- "Я хочу с помощью искусства расширять границы, проживать и выражать свое искусство телом и душой... Во время перформанса я совершенно спокойна, сосредоточена и умиротворена. Я сильна, поскольку не испытываю сомнений по поводу своего творчества".

Некоторые усмотрели в этом изрядную новизну художественного приема, свидетельствующую о непрестанном художественном поиске в современном западном искусстве, однако такое представление не совсем верно. Гр. А. К. Толстой более ста пятидесяти лет тому назад, 12 марта 1861 г. писал знакомцу своему Н. Ф. Крузе о перформансе, имевшем место в глухом тогда (да и посейчас глухом) Трубчевском уезде Орловской губ., где мещанином Артемием Никифоровым был в лесу пойман дикий генерал, в полной форме, в ботфортах и с знаком XXV-летней беспорочной службы. "Он совсем отвык говорить, и только очень внятно командовал, и перед поимкой его крестьяне, выезжавшие в лес за дровами, замечали уже несколько дней сряду, что он на заре выходил на небольшую поляну токовать по случаю весны, причем распускал фалды мундира в виде павлиньего хвоста и, повертываясь направо и палево, что-то такое пел, но крестьяне не могут сказать, что именно, а различили только слова: «Славься, славься!»   Один бессрочно отпускной, выезжавший также за дровами, утверждает, что генерал пел не "Славься, славься!" а просто разные пехотные сигналы. Как бы то ни было, исправник Трубчевского уезда препроводил его при рапорте в город Орел. Какого он вероисповеданья — не могли дознаться. Один случай при его поимке возродил даже сомнение насчет его пола; а именно: когда его схватили, он снес яйцо величиною с обыкновенное гусиное, но с крапинами темно-кирпичного цвета. Яйцо в присутствии понятых положено под индейку, но еще не известно, что из него выйдет".

Поимка в весеннем лесу -- естественно, в присутствии заранее оповещенных арткритиков и представителей прессы и МВД -- яйцекладущего дикого куратора, распевающего: "Славься, отечество наше свободное!" и подающего сигналы, было бы художественным событием, совершенно затмевающем славу Art Cologne и к тому же продолжающим вековые традиции российского современного искусства.

Лесной перформанс на Святой Неделе -- это было бы самое то, благо и погода располагает, но случился кадровый голод. Страна большая и непросвещенная, деятели современного искусства на разрыв, а тут случилось другое мероприятие. Кураторы и представители прессы дружно отбыли в Киев в пломбированном самолете -- организатор тамошнего перформанса и конферанса тороватый М. Б. Ходорковкий всех их загрузил в специально зафрахтованный им литерный авиарейс. В своей компании и ехать веселей, и проходить пограничный контроль сподручнее -- пограничная стража при виде сгопавшейся вместе прогрессивной общественности сразу обращается с приветствием "Слава героям!" и не чинит никаких придирок.

При открытии мероприятия М. Б. Ходорковский обратился к собранию с вдохновенной речью, где сильно хулил поджигателя войны В. В. Путина, что, впрочем, вполне естественно, за десять лет заточения у кого бы не накопилось много хульных слов по адресу посадившего, а также пророчил Киеву великое будущее и призвал собрание смелее строить обширные планы: "Уважаемые коллеги! Мы сможем поговорить на секциях про аналог плана Маршалла для Украины, и про создание полновесного университета европейского образца на базе одного из ведуших вузов Украины, и про культурный диалог, и про честное информирование общества, и, конечно же, про реальную борьбу с коррупцией".

Поговорить про план Маршалла, конечно можно, необъятная киевская свобода слова это вполне дозволяет, но, во-первых, предпосылок к благодетельно щедрому плану пока отнюдь не наблюдается. И США, и ЕС склонны произносить комплиментарные речи, но когда дело доходит до денег, проявляют исключительную тугосисесть, лишнюю сотню миллиардов ам. долл. им напечатать откровенно жалко. Впрочем, если у русской части собрания сохранилась минимальная память, они должны помнить разговоры про план Маршалла в 1991-92 гг., а также тот богатый результат, которым все эти разговоры закончились. Во-вторых, даже если США и ЕС преодолеют -- хотя и неясно, с какой радости -- увлекательное чувство скупости, распределением средств они и будут заниматься, не слишком слушая даже облагодетельствованных украинцев, задача которых не давать советы, а благодарить и кланяться. И уж совсем не будут котироваться полезные советы представителей третьей страны, прибывших в Киев на пломбированном самолете. Они-то к дележу каравая по всякому будут непричастны.

Что до полновесного университета, такой вопрос логичнее обсуждать с полновесными всемирноучеными профессорами, которых, однако, на мероприятии не наблюдалось. Однако, не нужно даже быть всемирноученым профессором, чтобы вспомнить, что ни один ВУЗ демократической Восточной Европы не входит даже в первую сотню западных рейтингов, т. е. полновесность за двадцать с лишним лет там так и не состоялась, отчего непонятно, почему -- не в пример прочим странам-сателлитам -- она должна состояться в Киеве. А про реальную борьбу с коррупцией при уничтожении прежнего государства и судорожном сляпывании новых времянок, можно почитать во французской истории времен Директории. Или даже раньше -- казнокрадство даже гильотина не останавливала. Разве что М. Б. Ходорковский из своего прежнего опыта знает -- подобно Ваньке Каину -- не только надежные схемы, но и верные способы борьбы с этими схемами, которыми он намерен поделиться с освобожденными украинцами.

В то же время упущена еще одна важная тема для русско-украинского диалога -- об устройстве на мосту Патона через Днепр торговых лавок, где сидели бы купцы и продавали бы полезные для крестьян товары. Остается надеяться, что при заседании по секциям кто-нибудь да исправит этот досадный пробел в планах М. Б. Ходорковского.