Принуждение к энергосбережению

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
12 мая 2014, 20:19

Бюджетным учреждениям планируют на 3% ежегодно сокращать расходы на коммунальные услуги. Но такой способ добиться энергоэффективности сомнителен, поскольку у бюджетников нет законодательной основы для заключения энергосервисных контрактов с частными компаниями, которые предпочитают не иметь дел с госучреждениями.

С 2015 года все бюджетные учреждения будут получать сокращение финансирования на коммунальные услуги на 3% в год. Такие поправки в закон «Об энергосбережении, о повышении энергетической эффективности» подготовило Минэкономразвития. Как сообщили «Известия» со ссылкой на источник в ведомстве, начиная с 2015 года в течение пяти лет государственные и муниципальные учреждения должны будут снизить свое энергопотребление на 15% от уровня 2014 года (на 3% ежегодно). Использовать воды они должны будут на 5% в год меньше, чем сейчас (на 1% ежегодно). Именно для достижения этих показателей и будут сокращаться коммунальные бюджеты школ, больниц и других зданий, в которых располагаются бюджетные учреждения. Экспертам такие методы кажутся сомнительными, поскольку энергосбережение требует комплекса мер, которые пока малодоступны госучреждениям.

«Еще с 2009 года в законе об энергоэффективности были заложены эти требования к бюджетным учреждениям, но достигнуты они не были, - пояснил «Эксперт Online» Вадим Банников, руководитель НП СРО «Гильдия энергоаудиторов». – Оснащение всех бюджетных учреждений приборами учета по газу и теплу не произведено. В таком случае невозможно подсчитать и снижение расходов энергии. Без энергоменеджмента даже нет смысла менять оборудование. Например, в школе поставят энергоэффективные лампы. Но тут же на сэкономленные средства купят телевизоры – в итоге экономии нет. Или поставят пластиковые окна, а батареи жарят по-прежнему, в итоге открывают окна – опять нет эффекта. Есть и другая проблема: под закон об энергосбережении не подвели нормативную базу. Многие учреждения платят по нормативам, разработанным в 60-х годах прошлого века. А если им поставить счетчики, то платить уже должны по тарифу, в итоге расходы увеличиваются в несколько раз. Так что одними поправками в закон проблему не решить, к ней надо подходить комплексно, начиная с разработки нормативной базы, завершая капитальным ремонтом всех зданий, где располагаются бюджетные учреждения. Большинство их в удручающем состоянии, там надо менять всю систему отопления и освещения».

Закон «Об энергосбережении, о повышении энергетической эффективности» был принят в 2009 году. Уже тогда было заложено требование о сокращении на 15% энергопотребление в регионах по всем видам топлива. Госпрограмма «Энергосбережение и повышение энергоэффективности до 2020 года» и вовсе предполагает снижение энергоемкости ВВП к 2020 году на 40% по сравнению с 2007 годом. Но уже в прошлом году министр энергетики Александр Новак признал, что при сохранении нынешней ситуации в экономике к 2020 году энергоемкость ВВП может быть снижена только на 22%.

«Если к 2020 году рост будет инерционным, то есть с опережением роста ВВП над темпами роста энергопотребления, мы достигнем к 2020 году снижения энергопотребления к сегодняшнему уровню энергоемкости на 22%, – заявил Александр Новак на II Международном форуме по энергоэффективности. – Задача, которая, как вы знаете, поставлена указом президента, к 2020 году снизить на 40% энергоемкость. Эта разница в 18 процентных пунктов. Разрыв в целевых показателях значит, что инерционный способ не даст нам возможности его достигнуть». По словам Новака, хуже всего дело с энергоэффективностью обстоит в промышленности и особенно в ЖКХ.

Согласно программе повышения энергоэффективности, 93% средств на эти мероприятия должны быть привлечены за счет частных инвесторов. Но именно с привлечением частных компаний к энергоменджменту в бюджетных учреждениях возникают большие проблемы.

«Достичь экономии в 15% за пять лет вполне реально, и технологии в России такие уже есть, - сообщил «Эксперт Online» президент Ассоциации энергосервисных предприятий Ремир Мукумов. – Это система энергоменеджмента. Автоматика регулирует сама освещение и отопление. Например, ночью свет горит не на полную мощность, а приглушается. Так же отопление в выходные дни и ночью снижается до 15 градусов. Но проблема в том, как выстроить отношения частным компаниям с бюджетными учреждениями. Энергосервисные контракты бывают трех типов. Первый вариант – когда инвестор вкладывает свои средства, а ему платят из сэкономленных средств. В России это почти не работает из-за проблем с бюджетным планированием. Второй вариант – когда бюджетное учреждение само берет кредит и платит инвестору, а возвращает субсидию из сэкономленных средств. И третий, когда компания берет полностью в управление энергосистему учреждения и сама контролирует расход энергии. Но у нас, приняв в законе об энергоэффективности все три варианта энергосервисных контрактов, почему-то вычеркнули два последних из постановления правительства. Минэкономразвития и Минэнерго знают прекрасно об этой проблеме. И первым делом лучше внести изменения в это постановление».

Речь идет о постановлении правительства от 2010 года № 636 «О требованиях к условиям энергосервисных контрактов и об особенностях определения начальной максимальной цены на энергосервис».

Александр Толстых, член президиума Ассоциации молодых предпринимателей Росси, совладелец инжинирингового холдинга "КИТ" считает, что России может помочь европейский опыт.

«России в этом вопросе необходимо обратиться к опыту европейских стран, и, в первую очередь, стран Бенилюкса, где вопросы энергоэффективности и водопотребления стоят очень остро, - говорит Александр Толстых. - Речь идет о долгосрочных контрактах, в результате которых инвестиции в инженерные решения должны окупиться и принести инвесторам определенную прибыль. Для объективной оценки эффективности предлагаемых мер было бы правильно ознакомиться с техническими характеристиками инженерных решений, которые будут внедрять частные инвесторы. Важно понимать, что инженерные решения будут эффективны и конкурентноспособны, если сравнивать их с решениями принимаемыми в Европе. Самое главное, чтобы на волне этого важного и благого начинания в социальных учреждениях не появились неэффективные подрядчики с неэффективным оборудованием».

Впрочем, именно по долгосрочным контрактам частным компаниям трудно работать с бюджетными учреждениями.

«Контракты заключают на год, поскольку на год госучреждениям утверждают бюджеты, - говорит Вадим Банников. – А цикл возврата средств при установке энергоэффективного оборудования – пять-семь лет. Вот предприниматели и не уверены, что им им вернут вложенные средства».

Впрочем, генеральный директор Института управления ЖКХ и гендиректор ЗАО «АКЦ Жилкомаудит» Ирина Маликова считает, что установление целевых показателей на уровне закона как раз и будет гарантировать возвратность средств частных инвесторов.

«Поправки как раз помогут бюджетным учреждениям активнее проводить мероприятия по энергосбережению и заключать контракты с энергосервисными компаниями, - говорит Ирина Маликова. – сейчас у них не предусмотрены на это деньги. А если целевые показатели будут прописаны в федеральном законе, то и будут основания закладывать средства на эти цели в бюджет. А уже муниципальные или государственные казначейства не смогут урезать эти средства, как это часто сейчас происходит».