Украина признала газовые договоры с Россией

Константин Симонов
генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности
13 мая 2014, 14:15

Парадоксальность кадровой политики нового украинского правительства тем печальнее, что они ведают, что творят

Фото: РИА Новости

За обсуждением контрактных отношений между «Газпромом» и «Роснефтью», мы как-то отвлеклись от того, что, собственно, происходит на Украине. А там происходят чрезвычайно любопытные вещи. 8 мая, накануне праздников, заместителем министра энергетики и угольной промышленности Украины стал Игорь Диденко. Между прочим, г-н Диденко - персонаж очень любопытный. В 1999 – 2000 гг. и в 2008 – 2010 гг. он являлся первым заместителем председателя правления НАК «Нафтогаз». Потом, кстати, он еще и обязанности председателя исполнял, но эта история менее интересная. Напомню, что 19 января 2009 г. были подписаны два контракта – на транзит газа через Украину и на поставки газа на территорию Украины. Вокруг этих контрактов сейчас весь сыр-бор и разгорается.

Цена газа в 485 долларов на второй квартал 2014 г., определенная «Газпромом», берется не с потолка, а берется из контракта от 19 января 2009 г. на поставки газа на Украину. Так вот, этот контракт подписывался в присутствии Юлии Тимошенко никем иным, как г-ном Диденко. При этом руководство Украины в лице премьер-министра Арсения Яценюка и министра энергетики Юрия Продана заявляет, что контракт от 19 января 2009 г. их не устраивает, они его выполнять не собираются и считают контракт нелигимным, неправильным и т.д.

Однако если мы посмотрим на кадровую политику украинского правительства, то получается, что г-н Яценюк полностью признает контракт от января 2009 г. Смотрите, если на официальную должность заместителя министра энергетики назначается человек, который подписывал этот контракт, так легитимен или нет этот документ? Г-н Диденко при назначении ни слова не сказал о своей роли при подписании контракта 2009 г. Ключевой фигурант этой истории Юлия Тимошенко благодаря решению Рады вышла из тюрьмы, с нее снята уголовная ответственность за контракты 2009 г. В тюрьме-то она формально оказалась не потому, что была основным конкурентом Виктора Януковича, а за газовые контракты. Поскольку Соединенные Штаты Америки совершенно четко разъяснили нам, что именно Верховная Рада является источником легитимности сегодня - именно с этим связано признание Соединенными Штатами правительства Яценюка, потому что за него проголосовала Рада, - значит, мы тоже будем считать, что решение Верховной Рады абсолютно легитимны. Если Рада оправдывает Тимошенко, значит, считает, что договоры 2009 г. с Россией абсолютно нормальны. Если господин Яценюк, назначенный Верховной Радой, соглашается с назначением г-на Диденко замминистра энергетики, это означает, что г-н Яценюк считает контракт от 19 января 2009 г. абсолютно легитимным. Кстати, г-н Диденко тоже, кстати, получал уголовный срок за подписанные контракты - в 2011 г. ему дали три года, но, правда, условно, в отличие от Юлии Тимошенко. Г-н Продан, министр энергетики, между прочим, тоже ранее, при Юлии Тимошенко, занимал ответственные позиции.

Короче говоря, происходит возвращение всей газовой команды г-жи Тимошенко. Но это означает и признание контракта от 19 января 2009 г. Таким образом, когда г-н Продан или г-н Яценюк заявляют, что не собираются платить по 485 долларов, это фактически означает саморазоблачение - они откровенно и нагло не хотят выполнять контракт, который сами признают. Потому что снять уголовную ответственность с Юлии Тимошенко и назначить замминистра Игоря Диденко – все это не что иное, как признание новой украинской властью контракта от 19 января 2009 г. Вот эту важную мысль мы должны зафиксировать.

А вот теперь после этого мы должны спросить у нового украинского руководства: «Как так получается, что вы говорите, что контракт легитимен, но при этом отказываетесь его выполнять?» Вот тут и ставится вопрос: «А вы точно, ребята, европейцы? Потому что фундаментальный принцип европейского права, который идет еще от римских времен, звучит так, что договоры должны выполняться. Раз вы признаете этот договор, значит, надо его выполнять». А назначение Диденко, еще раз повторю, есть не что иное, как признание именно этого договора. Так что демагогичность украинской власти наиболее ярко видна именно в ее кадровой политике.