Малому бизнесу позволят доминировать

Москва, 22.05.2014
Ведомство уже через месяц может внести в правительство, а потом и Госдуму законопроект, направленный на ограждение малого и среднего бизнеса от антимонопольного преследования за злоупотребление доминирующим положением и за картельный сговор. ФАС всерьез встревожена этим законопроектом и считает, что ущерб от монопольного поведения малых и средних предприятий может существенно навредить экономике.

Фото: ИТАР-ТАСС

В Открытом правительстве уже состоялось экспертное обсуждение законопроекта от Минэкономразвития. Многие эксперты считают его обоснованным, но недостаточным для снижения нагрузки на бизнес. МЭР предлагает оградить предприятия малого бизнеса от распространения на него части положений основных антимонопольных статей –10-й (злоупотребление доминирующим положением) и 11-й (картели и сговоры), а также 11`(согласованные действия). В частности, по мнению ведомства, малые предприятия не следует привлекать к ответственности за установление, поддержание монопольно высокой (низкой) цены товара, за изъятие товара из обращения, приведшее к повышению цены, не обоснованное сокращение или прекращение производства товара, установление разных цен на один товар.

МЭР считает, что проводимые ФАС проверки создают слишком большую нагрузку на малый и средний бизнес. Кроме того, изменения позволят малым предприятиям законно действовать совместно (заключать соглашения), вырабатывая и проводя политику в отношении крупных участников рынка.

Также ведомство предлагает разрешить малым предприятиям делить между собой товарные рынки по территориальному принципу, объему продаж, ассортименту и так далее (что считается сейчас картельным сговором). Они вправе, по мнению МЭР, отказывать в заключение договоров поставки кому угодно. И главное предложение в том, что картельным сговором действия малых предприятий можно считать только в том случае, если они причинили вред. Эта новелла подкрепляется примером наложения штрафа на двух индивидуальных предпринимателей из Новочебоксарска за согласованные действия в форме «единовременного поднятия цен» на рынке сахара. Их цены различались минимум на 80 копеек в то время как товар биржевой, а значит единовременное повышение цен не была виной предпринимателей.

«Почему-то считается, что если есть проблема, то надо внести поправки в закон и все решится, - пояснил «Эксперт Online» Андрей Тенишев, руководитель управления по борьбе с картелями ФАС. - Если посмотреть на факты, то выходит, что из 148 решений ФАС по делам о картелях 80% - по сговору на торгах. И только 33 дела по сговору на товарных рынках. И что, из-за этих 33 случаев следует создавать законопроект? Это как стрелять из пушки по воробьям».

По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова,  в прошлом году органы власти провели 2,7 миллиона проверок в отношении малого и среднего бизнеса, из них половина внеплановые. В своем докладе президенту о положении малого и среднего бизнеса Борис Титов предложит запретить возбуждать дела по факту злоупотребления доминирующим положением по заявлениям конкурентов. Так же как и МЭР, он предлагает проводить внеплановые проверки ФАС только с санкции прокуратуры или суда. Тем самым можно будет снизить число необоснованных проверок.

«По делам о картелях внеплановых проверок в прошлом году было проведено всего 62 из общего числа всех проверок бизнеса органами власти в 2,7 миллиона, из них только 9 в отношении малых предприятий, - говорит Андрей Тенишев. - Из этих девяти 6 – по делам о сговоре на торгах. Это тоже проблема, из-за которой стоит создавать законопроект? ФАС упрекают в том, что мы проводим больше всех проверок в мире. Но проблема в методике. Во всем мире считается один сговор – одна проверка, хотя в рамках одного дела могут провести и несколько проверок. Например, мы по делу картеля океанских перевозчиков проверили 12 компаний и столько же пошло в статистику, хотя в Европе записали бы как одну проверку. То есть на самом деле наши 62 внеплановые проверки – это всего 12 по европейским стандартам».

Среди 40 стран, в которых аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей провел исследование инвестиционного климата, доля российского ФАС по делам о злоупотреблении доминирующим положением составляет 76%.

«В законопроекте МЭР несколько нарушена логика. Говоря, что малый и средний бизнес надо освободить от ответственности за доминирование на рынке, предполагается, что он в принципе может занимать доминирующее положение, - пояснила «Эксперт Online» Светлана Авдашева, профессор НИУ-ВШЭ, член экспертного совета Минэкономразвития. – В законе «О защите конкуренции» не прописано, что малый бизнес в принципе не может занимать доминирующее положение. Вообще-то это не прописано и ни в одном антимонопольном законе развитых стран. Но там нет и практики привлечения малых предприятий по этой статье. Надо ли нам это прописывать? Ну, можно в очередной раз посмешить мир тем, что мы не понимаем элементарных вещей. Вопрос, который у нас много лет обсуждают – может или нет малое предприятие занимать доминирующее положение, относится к категории вопросов: можно или нет воровать серебряные ложки».

Однако Светлана Авдашева не согласна с МЭР в части полного освобождения малых и средних предприятий от ответственности за картельный сговор. МЭР предлагает привлекать по этой статье только за те соглашения, которые привели к повышению цен на торгах или товарных рынках. Впрочем, под полным запретом МЭР оставляет соглашения в условиях естественных монополий и производства товаров и услуг, на которые установлено тарифное регулирование.

«Мы видели на практике, что несколько малых или средних предприятий могут объединиться и по соглашению причинить большой вред на товарном рынке, - говорит Светлана Авдашева. - Это видно, например, по резонансному делу о норвежской рыбе, когда несколько предприятий поделили поставщиков, к которым не было доступа у других компаний и цена на рыбу выросла в несколько раз, - говорит эксперт. – Думаю, рациональнее было бы определить нижний порог части рынка, который заняли вступившие в сговор компании. Если он выше, скажем 20% - то может наступить ответственность за картельный сговор. Если ниже – трогать не надо».

Борис Титов в своем докладе также предложит освобождать от любого антимонопольного преследования предприятия, у которых оборот ниже порогового значения, которое следует определить отдельно. Предполагается, что это должен быть миллиард рублей.

МЭР предлагает разрешить малым предприятиям делить между собой товарные рынки по территориальному принципу, объему продаж, ассортименту и так далее (что считается сейчас картельным сговором). Они должны быть вправе отказывать в заключение договоров поставки кому угодно. И главное предложение в том, что картельным сговором действия малых предприятий можно считать только в том случае, если они причинили вред. Эта новелла подкрепляется примером наложения штрафа на двух индивидуальных предпринимателей из Новочебоксарска за согласованные действия в форме «единовременного поднятия цен» на рынке сахара. Их цены различались минимум на 80 копеек в то время как товар биржевой, а значит единовременное повышение цен не была виной предпринимателей. Но по мнению ФАС, в случае картельного сговора вред может быть причинен и компаниями с гораздо меньшим оборотом.

«Позиция Минэкономразвития о том, что малый бизнес нельзя наказывать за сговор на локальных рынках, несостоятельна, - говорит Андрей Тенишев. - Например, в Магадане три оператора связи сговорились и установили высокие цены на свои услуги. И почему-то другие операторы туда не пришли снижать цены. Таких примеров множество и страдают от сговора в основном малых предприятий рядовые потребители, вынужденные покупать продукцию и услуги по завышенным ценам».

«Деловая Россия» неоднократно приводила в качестве примера избыточной деятельности ФАС против малых предприятий дело о картельном сговоре двух индивидуальных предпринимателей в Барнауле. Их наказали за установление единой цены на аттракционе «прыжки на батуте» в 50 рублей.

«Вот чтобы избежать подобных случаев, а их сотни, и необходим законопроект МЭР, - пояснил «Эксперт Online» Вадим Новиков, антимонопольный экономист, старший научный сотрудник РАНХ и ГС. – ФАС следует уменьшить число дел с тем, чтобы повысить их качество, а повысить его можно более детальным анализом рынков, чего они сейчас попросту не успевают делать. Думаю, при правильном расследовании в ФАС и сами бы поняли, что малые предприятия занимают доминирующее положение, а их соглашения не причиняют никому вреда».

В пояснительной записке приводится пример того, как ИП Стеклянников был признан занимающим доминирующее положение на рынке услуг по ветеринарно-санитарной обработке транспортных средств и контейнеров по 1-ой категории в городе Магадане. Его оштрафовали за монопольно высокие цены в то время как его чистая прибыль за месяц составила всего 14 тысяч рублей. Приводится и ряд других примеров того, что ФАС явно разменивается по мелочам.

«Основные дела в отношении микропредприятий и малых предприятий, которые приводят оппоненты ФАС, в основном относились к периоду до 2012 году, - возражает Андрей Тенишев. - После вступления инициированного ФАС так называемого третьего пакета поправок были разделены понятия соглашения и согласованные действия. После этого все эти мелкие дела перестали возбуждать. Кроме того, мы мониторим практику по статье о картелях для повышения качества ведения дел и исключения ошибочных решений, мы согласны с тем, что надо повышать качество анализа рынка».

Борис Титов предлагает ввести норму, по которой компании с оборотом менее порогового значения не попадают вовсе под действие закона о ФАС. Предполагается, что это будет миллиард рублей.

«Если бы ФАС хотел анализировать рынки, он бы это делал, - говорит Алексей Ульянов, директор по развитию Национальной ассоциации института закупок. – Но для этого ФАС необходимо изменить свой регламент по анализу рынка, чего они делать никак не хотят. И я не согласен с тем, что после 2012 года стали меньше привлекать малый бизнес за картельный сговор или злоупотребление доминирующим положением. И то, что большинство дел касаются сговора на торгах тоже аргумент неубедительный. Буквально на днях в кассационной инстанции рассматривалось дело фермера из Ставрополья, которого обвиняют в картельном сговоре со своей женой».

Речь идет о случае с фермером, который для участия в торгах по продаже земли администрацией привлек в качестве «соперника» компанию своей жены. Других претендентов на земли не было, как и не была занижена цена продажи земли, что суд признал. Однако региональное отделение ФАС уже третий год пытается признать фермера виновным в картельном сговоре с женой, за что по Уголовному кодексу предусмотрено до трех лет лишения свободы.

«Только в апелляционной инстанции сейчас рассматривается 500 дел, по которым предприниматели оспаривают решения ФАС, - говорит Алексей Ульянов. – Это те. Кто осмелился спорить с ФАС. Значит их положение совсем безвыходное. По данным нашего исследования, 95% опрошенных предпринимателей боятся спорить с ФАС и не идут в суды вовсе. Итак что об истинных масштабах неправомерных решений можно только догадываться. Согласен, по статье о картелях в прошлом году было всего 292 дела. Но учитывая тяжесть ответственности, да еще и уголовное преследование, ущерб бизнесу может быть немалый».

МЭР в течение месяца внесет свои корректировки в законопроект с учетом мнения экспертов, впрочем, какие именно, пока не известно.

«На мой взгляд, корректировка должна быть одна – в начале антимонопольного закона прописать, что малый и средний бизнес не может быть признан занимающим доминирующее положение на рынке – и все, - считает Вадим Новиков. – Вместо этого Минэкономразвития зачем-то вводит градации, сортирует разные случаи. Одна строчка – и в этом не будет необходимости».

«В Минэкономразвития прекрасно понимают, что малый бизнес вовсе следует вывести из под действия антимонопольной службы, – говорит Алексей Ульянов. – Но видимо осторожничают, считая ФАС грозным соперником. Мы по многим отраслям видим, что ФАС наводит свои порядки на рынках, не оглядываясь даже на опасения головных министерств, считающих действия антимонопольщиков губительными для рынка. Но главное, что первый шаг будет сделан, потом может быть и второй».  

У партнеров




    Выставка ХИМИЯ-2019: будущее химической промышленности в цифровизации и кадрах

    Ни для кого не секрет, что развитое диверсифицированное химическое производство - залог конкурентоспособности любой современной экономики. США, страны ЕС, а также амбициозные азиатские государства – Китай и Индия - опирались и опираются в своём развитии на мощный химический комплекс.

    Как очистить больничные стоки до уровня питьевой воды. Опыт Grundfos

    Деятельность медицинских учреждений сопряжена с производством большого количества биологических отходов, опасных для человека и окружающей среды. В первую очередь это относится к канализационным стокам.

    Впервые в Италии состоится Международная Премия и Форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life Design Forum & Award»

    7-9 ноября в дизайн-отеле Hilton Lake Como состоится Международная Премия и Форум «Best for Life Design Forum & Award». На одной площадке для обмена мнениями соберутся авторитетные эксперты в области дизайна, представители профессиональных сообществ, топ-менеджеры ведущих российских и международных компаний-производителей товаров и услуг

    Почти 400 компаний из 26 стран мира приняли участие в международной выставке «Химия-2019»

    Почти 400 компаний из России, Республики Беларусь, Германии, Китая, Казахстана – всего 26 стран мира, представили свои лучшие разработки, новые инженерные решения, сырье и химическую продукцию, оборудование для химической и нефтехимической промышленности

    ММК повышает безопасность труда с помощью искусственного интеллекта

    Один из крупнейших в РФ производителей стали использует технологии искусственного интеллекта для предотвращения опасных инцидентов на производстве
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Сланцевая революция в США подошла к концу
      Сланцевый бум в Америке заканчивается, теперь за дело возьмутся крупнейшие нефтяные компании
    2. От мечты к услуге
      — Это для чего кнопка? — спросил Незнайка. — Для вызова такси, — объяснил Кубик. — Через минуту машина приедет. Действительно, не прошло и минуты, как в конце улицы показался автомобиль. Быстро приблизившись, автомобиль остановился у тротуара, и дверцы его открылись. — Где же водитель? — с недоумением спросил Незнайка, заметив, что водителя за рулем не было. — А водителя и не нужно, — ответил Кубик. — Это автоматическая кнопочная машина. Вместо водителя здесь, как видите, расположены кнопки с названиями улиц и остановок. Вы нажимаете нужную кнопку, и машина сама везет вас куда надо. Н. Носов. «Незнайка в Солнечном городе» (1958)
    3. Другая мобильность. И это не бла-бла
      Сжатие автомобильных рынков по всему миру — признак начала фундаментальной трансформации отрасли. Новые вызовы — экологический прессинг, бум электрокаров, развитие беспилотного транспорта и «шеринговой» мобильности — в полный рост встают и в России
    Реклама