Измениться или умереть

Москва, 26.05.2014
Триумф радикальных евроконсерваторов на выборах в Европарламент обозначил серьезный кризис легитимности Европейского союза как организации. И если официальный Брюссель не предпримет шаги по реформированию ЕС, то не исключено, что на следующих выборах еврооптимисты уже окажутся в меньшинстве

Фото ИТАР-ТАСС/ Zuma

Итоги прошедших в период с 22 по 25 мая выборов в Европарламент уже называют «политическим землетрясением». Евроскептики из числа ультраправых и ультралевых показали лучшие результаты в своей истории. Так, выборы во Франции выиграл ультраправый «Национальный фронт» Марин Ле Пен. Он получил примерно 25% голосов избирателей (в 4 раза больше, чем в 2009 году) и может рассчитывать по разным оценкам на 23-25 мест в Европарламенте. В Великобритании победу праздновала ультраправая «Партия независимости Соединенного королевства», которая получила 27% голосов. Националисты одержали победу в Бельгии, Каталонии и многих других регионах Европы. Также в Европарламент с тремя мандатами прошла венгерская ультраправая партия Йоббик, получившая на выборах 15% голосов.

У каждой из партий были свои слагаемые успеха. Если в Британии и Франции радикалы привлекли внимание электората через вопросы миграции, то в той же Венгрии, например, люди голосовали за «Йоббик» в знак протеста против разрушения остатков национальной промышленности и сельского хозяйства после вступления в ЕС. А в Греции в Европарламент прошла «Сириза», которая открыто возлагает на ЕС вину за экономический кризис, разразившийся в стране. Однако всех радикальных избирателей фактически объединило неприятие Евросоюза как централизованной структуры, нежелание передавать в руки Брюсселя слишком много рычагов управления государствами. «Результаты голосования свидетельствуют о массовом отказе от ЕС. Европа не может продолжать строиться без людей и даже против людей. Евросоюз должен вернуть то, что у нас было украдено — вернуть людям суверенитет. Нужно строить другую Европу, Европу свободных и суверенных государств, Европу свободного сотрудничества», - заявила Марин Ле Пен. По ее словам, французы «не хотят больше чтобы ими правили люди, живущие за пределами наших границ - еврокомиссары и технократы, которых никто не избирал. Французы хотят защиты от глобализации, хотят вернуть себе право распоряжаться своей судьбой».

В целом ультраправые и ультралевые могут получить до четверти всех мандатов в Европарламенте, что, безусловно, немало. Однако, во-первых, это все-таки не большинство, а, во-вторых, победители представляют все-таки разные партии с разными программами, иногда находящиеся на противоположных частях политического спектра. Далеко не факт, что им удастся консолидировать эту четверть голосов в один блок (по крайней мере, в прошлом составе Европарламента это сделать не получилось). Таким образом, весьма вероятно, что громкий успех евроконсерваторов не  позволит им серьезно влиять на процесс работы Европарламента, если, конечно, не сбудутся прогнозы некоторых экспертов и ультраправые не только смогут объединиться, но и войдут в коалицию с победившими на выборах правыми.

Сами переговоры о создании коалиций пройдут во вторник, и если правым не удастся обойти конкурентов, то формально европейские умеренные политики, конечно, могут не прислушаться к требованиям радикалов - у них достаточно мандатов, чтобы просто игнорировать мнение евроскептиков. Из 751 места в Европарламенте 212 получает правоцентристская Европейская народная партия, а 185 мандатов будет у социалистов. Однако в Евросоюзе понимают, что в таком случае на следующих выборах евроскептики могут уже взять большинство, и ряд европейских политиков уже начинают выступать в пользу серьезных реформ. «На нынешних выборах население показало, что испытывает страх перед будущим, - заявил премьер-министр Франции Мануэль Вальс. - Евросоюз возможно переориентировать таким образом, чтобы он в большей мере поддерживал экономический рост и занятость». Однако как это сделать непонятно. Некоторые политики предлагают радикальный подход.  Так, эксцентричный мэр Лондона Борис Джонсон сравнил грандиозный успех радикалов с «крестьянским восстанием» и «Жакерией» и предложил попросту отказаться от нынешней концепции ЕС как наднационального органа управления Европой. «Во всем Евросоюзе мейнстримные политики наподобие Николя Саркози сейчас говорят то, о чем мы, консерваторы, твердили годами: ЕС должен делать меньше, стоить меньше и вмешиваться в дела меньше», - заявил политик. По его мнению, страны Европы должны пока не поздно начать переговоры об изменении Евросоюза как организации, так как избиратели на нынешних выборах послали четкий сигнал - ЕС должен измениться или умереть. Естественно, по словам Джонсона, дискуссию о переформатировании ЕС должны возглавить британские консерваторы.

Пока Европа отходит от поствыборного шока и выбирает направление дискуссии о судьбе ЕС, некоторые политики пытаются проецировать голосование в Европарламент на текущую политическую ситуацию в стране. Так, поскольку правящие во Франции социалисты взяли всего чуть более 14% и пропустили вперед правых из Союза в поддержку народного движения (набравший 20,6%  голосов), Марин Ле Пен призвала провести в стране досрочные выборы. «Что должен сделать президент после такой демонстрации отношения к нему? Неприемлемо, чтоб власть настолько не отражала настроений народа», - заявила она. Требования Ле Пен фактически поддержали некоторые политики, а также средства массовой информации. «По закону, конечно, Франсуа Олланд может продолжать свою деятельность, но вопрос в том, способен ли он еще управлять страной?», вопрошает в редакционной статье одно из ведущих печатных СМИ Франции  Le Figaro.

Однако подобные сравнения не совсем корректны - граждане ЕС рассматривают голосование в «неважный», по их мнению Европарламент не столько как ответственный выбор собственного будущего, сколько как возможность продемонстрировать свое отношение к Евросоюзу. Крайне маловероятно, что на национальных выборах тот же «Национальный фронт» также возьмет 25% - все таки речь пойдет о судьбе Франции, а не о зарплатах далеких и незнакомых брюссельских бюрократов.

У партнеров




    Как заманить инвестора

    Российские регионы активно борются за инвестиции. В этом году лучшим местом для бизнеса стала Москва

    Россия активизирует геологоразведку в Арктике

    Государство разрабатывает методы экономического стимулирования разведки труднодоступных месторождений

    ОМС, Газпром нефть, Почта России, Сбербанк Лизинг и еще 50+ компаний на сцене ACCELERATE*

    16-17 октября в московском Экспоцентре состоится масштабное бесплатное мероприятие для представителей бизнеса и ИТ-сообщества. Лидеры крупнейших организаций России в рамках 15 тематических секций поделятся опытом ускорения бизнеса в цифровую эпоху с 5000 аудиторией.
    Участие бесплатное, присоединяйтесь!
    *ускорение

    Идеальный ингредиент

    Сегодня практически все население Земли регулярно потребляет продукты, содержащие пальмовое масло. Попытки некоторых производителей и ритейлеров «слезть с пальмы» показывают: заменить пальмовое масло фактически нечем. Более того, медики, экологи, представители пищевой отрасли настоятельно просят этого не делать и развенчивают мифы вокруг этого продукта

    Финал спартакиады промышленников «Моспром»

    21 сентября в «Лужниках» пройдет финал спартакиады промышленников «Моспром» — уникальное событие, где в разных видах спорта за звание самого спортивного завода сразятся те, кого мы привыкли видеть у станков или конвейеров: инженеры, проектировщики, авиа- и приборостроители, энергетики, нефтяники и научные работники. Спартакиада «Моспром» проходит в столице впервые.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Отбирают налог
      Отмена налога на вмененный доход приведет к сокращению числа рабочих мест, повышению налоговой нагрузки на компании и возможному росту цен на 10–30 процентов
    2. Европа насытилась газом
      Объемы поставок российского газа в страны дальнего зарубежья упали к середине сентября 2019 года на 4% в годовом сопоставлении
    3. То, что растет и «несмотря», и «благодаря»
    Реклама