Перезагрузка по-киевски

Валерий Михайлин
26 мая 2014, 02:25
Фото РИА Новости

25 мая, в воскресенье, Украина выбрала нового президента. Как и ожидалось, победил на внеочередных выборах главы государства владелец кондитерской фабрики Roshen Петр Порошенко. По данным exit-poll, он набрал более 55% голосов, что гарантирует победу в первом туре. Лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко получила вчетверо меньше голосов – около 13%. Лидер Радикальной партии Олег Ляшко собрал всего 8%, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош – менее 1% голосов, глава националистической партии «Свобода» Олег Тягнибок – около 1,3%.

Предварительные данные ЦИК Украины подтверждают, что второй тур выборов не понадобится. После подсчета 40,06% протоколов Порошенко набирает 54,09%, экс-премьер Юлия Тимошенко — 13,13%

По последним данным, явка составила более 60%.

На пресс-конференции в своем избирательном штабе Порошенко заявил, что первую поездку в качестве главы государства совершит в Донбасс, и что принципиальной позицией в отношениях Украины и России является непризнание присоединения Крыма к РФ и референдумов на востоке страны.

При этом он подчеркнул, что готов работать с Россией. «Сегодня отношения с РФ наисложнейшие. Я за последние 200 лет не помню такого кризиса между нашими странами. Тем не менее, начало переговорного процесса есть. Это Женевский формат. Я думаю, что сегодня мы можем вести переговоры с РФ с участием США, ЕС и в других форматах», – сказал Порошенко.

Особо он остановился на том, что Украина останется страной с централизованным управлением. «Мы будем иметь единую унитарную, а не федеративную державу. Это базовый пункт моей президентской программы», – отметил будущий глава государства. И подчеркнул, что одним из основных пунктов его президентской программы будет завершение войны и стабилизация ситуации в стране.

На деле, останется ли Украина унитарной – вопрос по-прежнему открытый: Донецкая и Луганская области в выборах участия де-факто не приняли. В Донецкой области 82,5% участков так и не открылись, а в выборах приняли участие около 80 тысяч избирателей, сообщили «РИА Новости» в общественном «Комитете избирателей Украины». Это всего 2,4% от 3,3 миллионов избирателей Донбасса, имеющих право голоса. В Луганской области были открыты всего два участка для голосования.

Тем не менее, это не помешало главе украинского МВД Арсену Авакову написать в своем аккаунте в Facebook: «Выборы завершены. Их не удалось сорвать. Наша взяла. Защищаем результат!» Он также пообещал, что операция на юго-востоке страны будет продолжена. В свою очередь, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош поспешил заверить, что его партия поможет новому президенту в урегулировании кризиса на Востоке страны.

Первыми за рубежом на украинские выборы отреагировали США. Американский президент Барак Обама поздравил украинский народ и заявил, что Вашингтон готов работать с новым президентом Украины, так же как и с «демократически выбранным парламентом». «Соединенные Штаты продолжат поддерживать суверенитет и территориальную целостность Украины», – заключит Обама.

«Результат выборов был настолько предсказуемым, что вряд ли их кто-то будет принципиально оспаривать, – пояснил «Эксперт Online» Сергей Уткин, заведующий сектором политических проблем европейской интеграции Института мировой экономики и международных отношений РАН. – Кроме того, понятно, что ведущие политические силы Украины заинтересованы хотя бы в некоторой стабилизации, а любые споры вокруг итогов выборов не будут этому способствовать».

Правда, есть объективная проблема. Если наладить диалог с Донецкой и Луганской областями не удастся, процесс распада украинского государства продолжится.

«Неслучайно Порошенко заявил, что первое, что должен сделать президент – ехать в Донбасс и налаживать прямой диалог. Причем, это не может выглядеть, как диалог с губернаторами, назначенными Киевом. Это должен быть диалог с гражданским обществом, учитывающий широкий круг интересов, но он должен строится на платформе сохранения единства Украины. Сейчас у новых властей есть шанс продемонстрировать, что они способны обеспечить двустороннюю коммуникацию, и сделать ее результативной. Договориться нужно о том, какие полномочия перераспреднелить в сторону регионов в процессе конституционной реформы, и этим разрешить принципиальные разногласия», – считает Уткин.

Но как искать компромисс, если на Украине – анархия? Сегодня власть в «незалежной» имеют люди, которые опираются на конкретные вооруженные отряды, причем власть этих людей распространяется только на зону, где их отряды действуют. Скажем, в Днепропетровской области власть находится в руках олигарха Игоря Коломойского, потому что за его спиной – вооруженные силы, сформированные им незаконно. Эти формирования контролируют Днепропетровскую область, и частично – Запорожскую и Одесскую области. Так что свои полномочия в этих регионах господин Порошенко сможет осуществлять только в случае, если Коломойский согласится представлять его интересы.

Точно такая же ситуация в любых других регионах. На Западной Украине, практически в каждом городе и каждой области, – своя собственная власть, на которую Киев имеет практически такое же влияние, как на власть в Донецке или Луганске. Просто на Западной Украине местные власти идеологически близки центру, и их не называют сепаратистами.

«Все это означает, что у Порошенко мало шансов наладить диалог с Юго-Востоком, – заверил «Эксперт Online» Ростислав Ищенко, президент украинского Центра системного анализа и прогнозирования. – Против этого диалога резко выступают боевики Майдана – а это единственная вооруженная сила, на которую опирается правительство. Если Порошенко начнет налаживать диалог, эта сила выступит против него. Кроме того, Порошенко и сам выступал с тех же позиций, что Турчинов м Яценюк: утверждал, что на Юго-Востоке действуют сепаратисты, которые должны сдаться, и только после этого правительство когда-нибудь проведет какую-нибудь децентрализацию. На таких условиях – без прекращения военной операции – понятно, что никакого диалога не будет».

Возникает вопрос: что Порошенко будет делать в такой ситуации?

«Думаю, самым разумным для него было бы мягко – или не очень мягко – отмежеваться от того, что делали его предшественники, временная киевская власть, – пояснил «Эксперт Online» Федор Лукьянов, глава Совета по внешней и оборонной политике. – И прежде всего – от попыток силой подавить движение на Юго-Востоке, попытаться перевернуть страницу, сказать, что это была ошибка. На мой взгляд, у Порошенко есть шанс – при наличии определенной изворотливости – показать всем, что он договороспособный, и готов идти на серьезные компромиссы. Другого выхода у него нет. Сейчас не только внутри Украины явно изменилось настроение в пользу стабилизации и порядка, но и внешние силы – США и Европа – совершенно не склонны поддерживать радикальных, революционных мер. Им тоже хочется, чтобы Украина утихомирилась, и перестала создавать такие большие проблемы – и сама по себе, и в отношениях с Россией».

И здесь возникает еще один – ключевой – вопрос: какую позицию в этой ситуации займет Россия?

«Россия будет продолжать поддерживать Юго-Восток, – уверен Ростислав Ищенко. – После того, как он так долго поддерживался, взять его и бросить – это потерять лицо. В этом случае у России вообще не останется союзников. Наверное, с Порошенко опосредовано будут вести диалог, точно так же, как пытались вести с Турчиновым и Яценюком: РФ нужно обеспечить прокачку газа в Западную Европу, а для этого с украинским руководством необходимо разговаривать. Но это не значит, что Порошенко будет признан Россией легитимным президентом».

Скорее всего, в России украинские выборы не объявят фарсом, но и не скажут, что теперь Украина имеет президента, с которым мы готовы работать. Это будет взвешенно-неопределенная позиция, чтобы иметь возможность развить ее и в ту, и в другую сторону.

«В интересах Москвы, как мне кажется, продолжать поддерживать силы на Юго-Востоке, но с тем, чтобы они превратились в серьезную политическую организацию, – считает Лукьянов. – Поддерживать Гуляй-Поле с атаманами тоже можно, но в перспективе это ничего не даст, поскольку Гуляй-Поле вряд ли закончится институциализацией. А вот если бы Россия могла использовать свое влияние, чтобы стимулировать консолидацию политических сил на Юго-Востоке, чтобы они и стали собеседником Киева о новом устройстве Украины – это было бы наиболее правильным решением. Вопрос в том, в какой степени Россия может это сделать, и в какой степени разношерстные организации, объединения и лидеры, которые представляют сегодня Юго-Восток, слушают, что говорят из Москвы. Их нельзя бросать, но нам все-таки было бы выгоднее, чтобы они стали системным игроком на политическом поле Украины, а не вольными флибустьерами с непонятными перспективами».