Удвоение нелепости

Начальство, в лице Минфина, сообщило о предполагаемом введении налога с продаж, до 5% от цены товара (размер ставки в установленных пределах определяется областным руководством: налог идёт казну областей). Разумеется, сообщения в средствах информации не передают всей логики министерских работников, стоящей за предлагаемой мерой. Однако уже того, что сообщают о налоге – и что это налог именно на продажи, и что ставка будет единой для разных видов товаров, и что она может быть неодинаковой в разных областях страны – вполне довольно для скорби экономического обозревателя. 

Скорби, многое объемлющей. И уровень экономической подготовки лиц, определяющих налоговую политику. И покупателей, кому придётся или платить больше, или отказаться от покупок. И предпринимателей, чья прибыль или уменьшится, благодаря новому налогу, или обратится в убыток. И экономику родной страны. Польза для неё от нового налога весьма сомнительна, особенно в условиях экономического спада: шансы, что налоговые сборы упадут, вместо того, чтобы вырасти на 200 миллиардов рублей (чего ожидает министр Силуанов), велики.

Разумеется, налог с продаж – частный случай. Точно такое же нездоровое воздействие на экономику имеет и равный для всех видов товаров НДС. Однако на одно ошибочное решение громоздить другое, столь же ошибочное – двойная нелепость.

Основная экономическая причина для скорби – пресловутая эластичность спроса по цене. Известно, что спрос на некоторые товары при росте цены сокращается, а на другие – практически нет. Про спрос на первый вид товаров говорят, что он эластичен по цене. Степень эластичности неодинакова. Для некоторых товаров даже небольшого изменения цены довольно, чтобы спрос упал значительно, для других – наоборот.  

Эластичность спроса по цене имеет прямое отношение к налогообложению продаж. Помним, что исторически одним из основных налогов всегда был налог на соль. Причина – в чрезвычайно низкой эластичности спроса на соль по цене, и производной от этого эффективности налогообложения.  Такие же свойства проявляют горячительные напитки, табак, бензин...  Напротив, от предметов роскоши, недвижимости, еды (особенно сластей и деликатесов) люди отказываются даже при небольшом росте цен, спрос на них чрезвычайно эластичен. На таких товарах много налога не собрать. 

Налог на цену товара (его именуют акцизом) может приводить к двум видам последствий. При спросе на товар, неэластичном по цене, объём продаж остаётся прежним (берём крайний случай полной неэластичности, для простоты). Соответственно, казна получает ровно столько налогов, сколько и предполагала: установленный процент от объёма выручки за данный товар (от вопросов налогового уклонения уклоняемся). При этом все собираемые налоги выплачиваются за счёт покупателя.

При спросе, эластичном по цене, продажи при наложении акциза сократятся. Соответственно, ожидаемый сбор налога не будет достигнут: придётся вычесть неполученный налог на сократившуюся часть исходного (до наложения акциза) объёма продаж. Чем значительней эластичность, тем меньше получит казна от акциза. При абсолютной эластичности спрос снижается до нуля, и казна не получает ничего. 

При этом снижение продаж равносильно снижению объёма производства данного товара, которое редко равномерно распределяется по всем предприятим. Обычно кто-то теряет большую часть сбыта, а другие – почти ничего не теряют. Соответственно, вызванное наложением акциза уменьшение эластичного по цене спроса на товары приведёт к закрытию некоторых предприятий: банкротствам, увольнениям и прочим прелестям. 

Понятно, что в этом случае часть акциза выплачивается за счёт предпринимателей, и тем большая, чем выше эластичность спроса по цене. Впрочем, покупателю особо «радоваться» нечего: ведь «доля» в общих сборах налога становится меньше потому, что часть покупателей просто отказываются от покупок. Это примерно столь же приятно, как и отказ от части зарплаты с целью уменьшения подоходного налога.  

У тех предпринимателей, кто остался на рынке, прибыль уменьшится, что сокращает возможности для инвестиций. 

Итак, когда устанавливают налог на продажи, обязательно происходит общее падение продаж и производства. Это начатки микроэкономики. Устраивать подобное в ходе экономического спада? Надо иметь большое мужество. Или у нас за экономический рост ответчает МЭР, а не  Минфин? Почему бы не поискать резервов в видах налогов, не приводящих к макроэкономическим потрясениям? Ведь таковые существуют и хорошо известны экономистам.

Далее, когда одинаковый по размеру налог устанавливается на товары с разной эластичностью спроса по цене, происходит искажение структуры спроса и производное от неё искажение структуры производства: сильнее страдают предприятия, производящие более «эластичные» товары. Это само по себе также скверно: отраслевое строение экономики ещё дальше удаляется от естественного оптимума, обеспечивающего наиболее экономичное удовлетворение совокупных потребностей. Возможности экономического роста сокращаются. 

Наконец, если в разных областях установлены разные налоги, будут отличаться и цены. Это приведёт к нерациональным поездкам граждан за покупками туда, где подешевле. Опять на круг ущерб народному хозяйству. 

Понимаю, что господа налоговые архитекторы России не изучали -  в силу возраста – микроэкономику. А Карл Маркс ничего про налоги толкового и сам не знал: советская марксистская политэкономия капитализма была вполне на этот счёт бесплодна. Однако правомерно ли недостатками в образовании извинять экономически вредные предложения? И правомерно ли ради сиюминутных выгод казны проводить меры, неблагоприятные для народного хозяйства в чуть более отдалённом будущем?