Экономику умеренно штормит

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
26 августа 2014, 18:10

Падение спроса и мировых цен на нефть, снижение поставок газа привели к падению объема российского экспорта и замедлению экономического роста, а прогноз по инфляции повышен на 1-1,5%. Инфляцию отчасти подогрели повышение в июле-августе потребительского спроса и ограничение импорта продовольствия. Впрочем, последнее может стать и одним из драйверов роста в аграрном секторе, если власти сумеют правильно воспользоваться ситуацией

В последнее время на экономику России оказали неблагоприятное воздействие сразу несколько факторов: снижение экспорта ввиду мирового падения спроса на нефть, падение инвестиционной активности и усиление бегства капитала на фоне введенных против России санкций со стороны США и Евросоюза. Наконец, «свежий» тренд - снижение импорта из-за его ограничения в качестве ответных санкционных мер. Впрочем, последнее по мнению министра экономики России Алексея Улюкаева является уникальной возможностью поднять производство собственной сельхозпродукции, с чем, впрочем, согласны не все эксперты. 

Экспорт падает, потребление и инфляция растут

Как первый итог – повышение прогноза по инфляции с целевых 6% до 7-7,5%. Об этом сообщил сегодня глава департамента сводного макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Олег Засов. Пересмотрел МЭР оценки по инфляции и на будущий год.

«Прогноз по инфляции на 2015 год повышен с 5% до 6,5%.  Минэкономразвития РФ закладывает в прогнозе социально-экономического развития на 2015 год индексацию тарифов естественных монополий в размере 7,2%», - сообщил Олег Засов. 

По его словам, прогноз роста ВВП России на 2014 год сохранен на уровне 0,5%, на 2015 год - снижен с 2 до 1%, на 2016 год с 2,5% до 2,3%, на 2017 год - с 3,3% до 3%.

Эксперты Института «Центра развития» НИУ ВШЭ в очередном обзоре экономической ситуации отмечают сбой в июне-июле такого драйвера экономического роста экспорт. Его стагнация сменилась падением, которое трудно считать конъюнктурным. На мировом рынке нефти наблюдается избыток предложения (за счет роста добычи за пределами ОПЕК и восстановления ее в Ираке и Ливии), в том числе из-за нового замедления экономического роста в еврозоне. 

«Это означает, что наблюдаемое в последние недели ползучее снижение цен на нефть, вполне вероятно, может продолжиться. Кроме того, ситуация с поставками российского газа Украине до конца текущего года (как с объемами, так и с ценами) остается неопределенной. Снижения динамики несырьевого экспорта России следует ожидать и ввиду санкций на экспорт части оборонной продукции, - считает Наталья Акиндинова, директор Института «Центр развития» НИУ ВШЭ. - В результате мы снижаем прогнозную оценку экспорта в текущем году до 500 млрд долларов (на 3% ниже предыдущего прогноза). Вместе с увеличением оценки чистого оттока капитала со 100 до 130 млрд долларов, из-за ограничения доступа российских компаний и банков к рефинансированию, это означает существенное усиление давления на платежный баланс и на курс рубля».

Инвестиционная активность бизнеса, почти восстановившись до уровней, наблюдавшихся до украинских событий, в июле вновь продемонстрировала снижение (-1,3% к июню, или -2% к июлю прошлого года). Строительство, падение которого носит гораздо более устойчивый характер также сократилось в июле на 1,3%. Промышленное производство в июле отыграло июньское падение. Добыча полезных ископаемых, с конца прошлого года находящаяся примерно на одном и том же уровне, опустилась на 0,3% – предположительно, за счёт снижения внешнего спроса. Так, в июне экспорт нефти в физическом выражении упал на 7% (к предыдущему месяцу, сезонность устранена), нефтепродуктов и газа – на 8%.

«Хотя данные по экспорту в физическом выражении очень волатильны, его снижение в мае-июне, на наш взгляд, было довольно существенным и могло сказаться на производстве, - говорит Николай Кондрашов, научный сотрудник «Центра развития» НИУ ВШЭ. - О сокращении активности в сырьевом секторе говорит и снижение грузооборота в июле на 1,2%. Эти негативные тенденции в некоторой степени сказались и на обрабатывающих секторах (особенно в производстве нефтепродуктов), но рост потребительского спроса и эффект низкой базы предыдущего месяца обеспечили рост обрабатывающих производств в июле на 0,7% против -0,6% месяцем ранее». 

В июне экспорт сырой нефти составил 12,6 млрд долларов, что на 1,5 млрд меньше по сравнению с предыдущим месяцем (за счет сокращения физических объемов поставок). Стоимость экспорта нефтепродуктов сократилась примерно на 1 млрд долларов (до 9,4 млрд). На 1,2 млрд долларов сократился экспорт газа (до 4,3 млрд) из-за прекращения его поставок в Украину с 16 июня. 

В июле стоимость экспорта углеводородного сырья сократилась еще на 1,2 млрд долларов и составила около 25 млрд (падение на 14% год к году). И вот теперь главный негативный вклад внесла ценовая динамика на мировом нефтяном рынке. Если в июне баррель российской нефти в среднем стоил 109,7 долларов, то в июле – уже 105,6 долларов.

«Если наша оценка краткосрочного баланса на мировом рынке нефти верна, то ожидать роста топливной составляющей российского экспорта не следует: рост экспорта нефтепродуктов будет компенсироваться негативной ценовой динамикой, - считает Сергей Пухов, ведущий эксперт «Центра развития» НИУ ВШЭ. - При сохранении нефтяных цен и нетопливного экспорта на текущем уровне до конца года стоимость всего российского экспорта в 2014 году вряд ли превысит 500 млрд долл. Это значительно ниже (более чем на 3%) наших предыдущих прогнозов и прогнозов правительства. По нашим оценкам, при прочих равных предпосылках, положительное сальдо счета текущих операций в первом полугодии (44 млрд. долл.) станет отрицательным (в пределах 5–7 млрд долларов) во втором полугодии. И это не сулит ничего хорошего ни бюджету, ни рублю».

При этом возможность бюджетного стимулирования экономики уже исчерпана, об этом пишет в статье в «Ведомостях» министр экономики Алексей Улюкаев в статье «Как потратить с умом». 

«Теперь при прогнозируемой цене на нефть примерно 100 долларов за баррель в ближайшие годы бюджет будет верстаться уже с дефицитом, хотя и небольшим, что показывает критический уровень накопленных обязательств. Это означает, что резерв стимулирования экономики в основном растрачен ранее и требуется поиск новых источников роста», - отмечает министр. 

При этом он считает такой источник пополнения бюджета как увеличение налогов крайне нежелательным, экономия бюджетных расходов необходима, но должна быть продуманной. 

«Стагнация в российской экономике, наблюдающаяся с 2012 года, — следствие в первую очередь не неблагоприятной мировой конъюнктуры и даже не геополитических изменений, а слабости российской экономики. Надо признать, что при том качестве институтов, которое у нас есть, невозможно существенно улучшить предпринимательский климат, заинтересовать инвесторов», - считает Алексей Улюкаев.

Антисанкции: возможность роста или плюс инфляции?

Еще в июле экспертов волновало, начнут ли расти инвестиции, надолго ли хватит хорошего внешнего спроса (произошедшее сокращение экспорта пока что только вернуло его к долгосрочному устойчивому уровню) и как разрешится дисбаланс производства транспортных средств (выросло в январе-июле на 15% год к году, в том числе, на 22% в июле) и покупок новых автомобилей (в июле падение достигло 23% к июлю прошлого года). В августе после введения Россией ответных санкций в отношении импорта продуктов из США, Канады, Австралии, Евросоюза и Норвегии, сам собою встал новый вопрос: каковые будут последствия этого для экономики?

Алексей Улюкаев полагает, что они могут быть вполне позитивными:

«Настоящий момент представляется как никогда удачным для наиболее эффективных вложений в развитие страны. С введением ответных санкций по ограничению импорта мы получили уникальную возможность развивать важнейшие отрасли, такие как сельское хозяйство и переработка пищевых продуктов. Программы субсидирования аграриев, страхования и совместного частно-государственного финансирования строительства предприятий, способных обеспечить полноценное импортозамещение, требуют значительных средств, - пишет министр экономики. - Важно отметить, что дополнительный 1% роста экономики обеспечивает финансовую систему 200-300 млрд рублей дополнительных доходов, и это только прямой эффект. Выбор, который стоит перед нами, — довольствоваться малым и надеяться на приемлемую внешнеэкономическую конъюнктуру на долгие годы или активно работать над обеспечением необходимых темпов социально-экономического развития страны».

Но с этим готовы спорить эксперты из НИУ ВШЭ: ослабление платежного баланса не может быть компенсировано российскими санкциями против продовольственного импорта из стран Запада. Во-первых, в годовом выражении импорт оценивается всего в 8 млрд долларов. Во-вторых, в краткосрочном периоде он будет замещаться поставками из стран, не попавших под российские санкции. А если вслед за этим замещающий импорт окажется дороже, то эффект на платежный баланс окажется прямо противоположным.

«В отличие от российских властей мы сдержанно относимся к перспективам импортозамещения как двигателя экономики, - говорит Наталья Акиндинова. - Мировой опыт не приводит большого количества примеров успешной реализации такого рода экономической политики. Но желая поддержать замыслы властей, мы могли бы рекомендовать локализацию производства запрещенных товаров работающим на территории России иностранным компаниям. Однако нарастающие абсолютно неполитические претензии к фирмам, успешно работающим в России под иностранными брендами (таким, как «Макдональдс» или «Ашан»), показывают, что такие осмысленные варианты экономической политики сегодня всерьез не рассматриваются. В такой ситуации негативный фон, окружающий «иностранцев» в России, может привести лишь к усилению оттока капитала, который и без того набирает обороты и начинает постепенно дестабилизировать финансовую систему».

По данным МЭР, на конец года сокращение импорта в России в 2014 году в реальном выражении может составить около 8%. 

«Если мы ожидали, что в 2014 году импорт снизится в реальном выражении на 4%, то сейчас мы ожидаем, что падение импорта составит в реальном выражении около 8%», - сказал Олег Засов. По его словам, это связано с введением как санкций в отношении России, так и российских антизападных санкций. 

Ограничение импорта с одной стороны позволит повысить прибыль отечественным производителям сельхозпродукции, но с другой стороны, по расчетам «Центра развития» НИУ ВШЭ, добавит минус один процентный пункт инфляции по итогам года. 

«Это, во-первых, а во-вторых, мы получим ответное на рост инфляции повышение ставок Банком России (или, по крайней мере, их длительное неснижение) и, в-третьих, нарушение деятельности торговых и производственных организаций, имевших дело с попавшей под санкции продукцией - резкое сужение ассортимента и потеря конкурентных преимуществ, финансовые потери, потеря сырья для производственной деятельности и прочее», - говорит Николай Кондрашов. 

Негативное влияние ограничения импорта на инфляцию подтверждается повышением цен на санкционные продукты. В связи с этим Минсельхоз предложил постановлением правительства ввести трехсторонние соглашения между региональными властями, производителями и поставщиками продукции о сдерживании роста цен. 

В свою очередь, вице-премьер РФ Аркадий Дворкович сегодня сообщил, что «существуют как положительные тенденции в сложившейся ситуации, так и проблемы: что касается положительных тенденций - действительно, значительного роста цен не происходит, и, по данным Минпромторга и Минсельхоза, Росстата, а также торговых сетей, в среднем, цены повышаются чуть выше обычного сезонного уровня».

Вице-премьер пояснил, что, если обычно в августе наблюдается нулевой рост цен, то в августе 2014 года произошел рост цен на 0,1-0,2% по всей номенклатуре товаров.

Однако на общем негативном фоне индекс базовых видов экономической деятельности вырос в июле на 0,4% (к предыдущему месяцу, сезонность устранена), почти отыграв падение в июне (-0,6%). Значительную поддержку росту обеспечило население, которое после трех месяцев «экономии» стало активно наращивать потребление, причем по многим видам товаров и услуг. Розничный товарооборот вырос в июле на 0,3% против снижения на столько же месяцем ранее, платные услуги выросли на 0,3% после - 0,5% в июне. Но скользящие годовые темпы роста этих показателей по-прежнему скромны – 1,1% и 0,6% соответственно. Росту потребления способствовало резкое снижение сезонно сглаженной инфляции до 0,3% с 0,7% в июне (в том числе, инфляции в товарах – до 0,5% с 0,7% в июне), которое обусловили дошедшее до потребительского рынка апрельское укрепление рубля, появление на прилавках продукции нового урожая и нестандартно низкие темпы индексации тарифов естественных монополий. Кроме того, в июле слегка оживилось потребительское кредитование. 

«Представляется, что в сегодняшних условиях дополнительные расходы, направленные на расшивку узких мест в инфраструктуре и производстве, не будут иметь инфляционного эффекта, - пишет Алексей Улюкаев.  - Наоборот, чтобы сдержать рост цен на продовольствие, нужно в ближайшее время существенно повысить предложение сельхозпродукции, что будет крайне сложно сделать без государственной поддержки. Основным риском при этом будет сохранение низкой эффективности государственных расходов. Любое повышение государственных расходов необходимо проводить с максимальной осторожностью, совмещая государственные инвестиции с неденежными стимулами экономической активности — ослаблением регулирования, его упорядочением и осмыслением».

Регионы отмечают рост налога на прибыль

Средняя номинальная зарплата в июне-июле немного замедлила рост. Снижение роста зарплат с начала года привело к недобору регионами НДФЛ, поступления которого снизились с 11,2% в 2013 году до 6,7% в 2014 году. Зато налог на прибыль перестал быть основной проблемой региональных бюджетов, рост его поступлений к низкой базе 2013 года составил 17%.

«В итоге в первом полугодии 2014 года доходы консолидированных региональных бюджетов выросли, по сравнению с соответствующим периодом 2013 года, на 8,5%, расходы – на 6,4%, - говорит Андрей Чернявский, ведущий научный сотрудник Института «Центр развития».  -  Однако даже сохранение такой динамики не позволит избежать дефицита по итогам года». 

Из других существенных составляющих доходов региональных бюджетов следует отметить снижение поступления акцизов на бензин и дизельное топливо из-за роста на рынке доли высококлассного дизельного топлива, облагаемого по более низким акцизным ставкам. Зато, трансферты из федерального бюджета в первом полугодии 2014 года выросли на 7,5% (против сокращения почти на 20% год назад) и перестали быть фактором сокращения региональных доходов.

В рейтинговом агентстве Moody's считают, что объем валового регионального продукта (ВРП) у большинства регионов к концу 2014 года сократится (в целом по экономике РФ темпы падения могут составить 1%), а их расходы вырастут на 9%. В итоге размер дефицита к доходам может увеличиться до 8% (с 3% в 2012 году и 7,5% в 2013-м), а общая долговая нагрузка регионов по итогам года — вырасти на четверть, до 2,2 трлн рублей. По оценкам Moody's общий дефицит регионов в этом году может составить 860 млрд рублей.

Как известно, уже по итогам прошлого года ряд регионов оказался в кабале у коммерческих банков, поэтому в текущем году получение банковских кредитов даже в прошлогоднем объеме маловероятно. 

«Нам представляется, что в сложившейся ситуации федеральном центру предстоит найти ресурсы оказания регионам дополнительной финансовой поддержки (помимо 150 млрд рублей в соответствии с майскими поправками к федеральному бюджету). Альтернативный вариант – наращивание регионами просроченной кредиторской задолженности. Речь идет о просроченных бюджетными учреждениями платежах за свет, воду, услуги подрядных строительных организаций», - говорит Андрей Чернявский. 

Учитывая высокую закредитованность многих регионов и ограниченные масштабы запланированной помощи из федерального бюджета, эксперты ожидают, что проблема кредиторской задолженности бюджетных учреждений к концу года может обостриться.

«Многим кажется, что ситуация в экономике пока далека от того, чтобы называться кризисом, - считает Наталья Акиндинова. - Однако негативные процессы нарастают уже два года и, очевидно, будут нарастать далее. Одно это ставит перед российскими властями непростые задачи, а если к этому добавить склонность властей к непросчитанным решениям в сфере экономической политики (например, отказ от накопительной части пенсий и конфискация пенсионных накоплений), то переход тонкой грани, отделяющей сегодняшнюю экономику от кризиса, может случиться в любой момент». 

Доходы, расходы и дефицит региональных бюджетов, млрд руб. 

 

 

 2011 

 2012 

 2013 

 2014, I вар. 

 2014, II вар. 

 

 Доходы 

 6 534 

 7 641 

 8 060 

 8 198 

 8 424 

 8 891 

 

 Расходы 

 6 634 

 7 676 

 8 339 

 8 837 

 9 561 

 9 400 

 

 Дефицит 

 -100 

 -35 

 -279 

 -640 

 -1 137 

 -509 

 

 Дефицит, в % к ВВП 

 0,22 

 0,06 

 0,45 

 0,96 

 1,59 

 0,71 

 

 (По данным Казначейства РФ).

Читайте последние новости на 29 августа 2014 года на страницах Эксперт Онлайн и в Одноклассниках