Как далеко зайдет противостояние России и Запада вокруг Украины

Москва, 29.08.2014

Фото: РИА Новости

Переговоры Владимира Путина и Петра Порошенко в Минске не привели к прогрессу в ситуации на Украине. Напротив, обстановка еще более осложнилась. После заявлений украинского президента в четверг о «российском вторжении», Киев в очередной раз призвал Запад усилить давление на Москву. Срочно было созвано заседание Совбеза ООН, последовали телефонные переговоры и заявления американских и европейских лидеров, смысл которых сводился к возможности новых санкций в отношении России. Некоторые эксперты в этой связи предсказывают, что санкции могут дойти до очень серьезного масштаба в экономической сфере. Нельзя исключать и новое обострение по линии Россия-США или Россия-НАТО. Тем более, что 4 сентября в Эдинбурге состоится саммит североатлантического альянса, где будет присутствовать и украинский президент, который добивается в рамках НАТО особого статуса для своей страны. 

Как бы то ни было, очевидно, что Россия не намерена отступать и будет отстаивать свои позиции. Выдвинутые обвинения со стороны Киева в адрес Москвы были восприняты вполне спокойно. В Минобороны и МИДе РФ заявили, что никакого вторжения не было. А Владимир Путин и вовсе оставил эти заявления Порошенко без внимания. Вместо этого он в очередной раз призвал Киев к немедленному прекращению огня и боевых действий, сесть за стол переговоров с представителями Донбасса, а ополченцев «Новороссии» попросил организовать коридор для выхода украинских военных, оказавшихся в окружении не по своей воле. Последнее обращение наблюдатели расценили как подготовку к новому гуманитарному конвою, который Россия может направить на Донбасс уже без всяких договоренностей, учитывая тот факт, что ополченцы хоть и согласились с российским лидером, но выдвинули свое условие «сложить оружие», на которое Киев не пойдет.

Президент США Барак Обама после телефонного обсуждения эскалации конфликта на Украине с немецким канцлером Ангелой Меркель уже предупредил, что Россию ждут новые санкции. В том же духе высказалась и Меркель. Так что Запад, очевидно, не намерен отступать от своей политики давления. При этом американский президент заявил, что Вашингтон не будет воевать на Украине и надо продолжать работать над дипломатическим решением кризиса. То есть о военном вмешательстве речь не идет. На срочно созванном заседании Совета Безопасности ООН ситуация тоже кардинально не изменилась. Традиционно было заблокировано предложенное Россией заявление о прекращении огня на востоке Украины. Но и резолюция в поддержку Украины тоже не была принята.

«Реакция Запада пока относительно вялая, - считает  председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. - В среду все начиналось со страшных информационных «молний» про российское вторжение. А закончилось привычной перепалкой. Ни в Совбезе ООН, ни в заявлениях Обамы ничего страшного для России не прозвучало. Да, будет продолжаться война, начнется битва за Мариуполь. Но Вашингтон не торопится с военной помощью Украине. Вопрос о поставках мощного современного оружия не очень понятно кому, слишком серьезный. Опыт Бен Ладена, которого США снабжали оружием, даром не прошел».

Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ реакцию Запада объясняет попытками маневрирования. Тем не менее кризис усугубляется и ситуация развивается в сторону эскалации. А Украина - только повод. 

«Вопрос не столько в Украине. Ее территория используется как поле для борьбы. Предсказуемо идет нагнетание конфронтации между Россией и Западом. Россия решила переиграть навязанные ей правила игры. Другая сторона испугалась, что проиграет кардинально, тем более что в прошлом десятилетии позиции старого Запада катастрофически обвалились. Решили дать бой. США, какие бы заявления ни звучали, полностью поддерживают Украину, пытаясь нанести максимальный ущерб России. Весьма похоже, что Россию пытаются добить. На таком пути я не исключаю прямого военного столкновения. Между Россией и НАТО или США. И одной из главных задач является этого не допустить».

В то же время Обама как любой президент США не хочет столкновения с Россией, считает Караганов, так как оно угрожает уничтожением Америки. «Обама хотел бы закончить чудовищную череду войн, в которую втянуты США в результате головокружения от собственных успехов. Но Обама не может выпутаться. Очевидно, что его окружение предлагает и он соглашается на стратегию, которая очень напоминает рейгановскую «обрушить Советский Союз». Все элементы этого есть. Он также крайне раздражен Россией. Россия – тоже. Последние годы она делала все, чтобы не иметь хорошие отношения с Америкой».

«Обама действительно никогда не хотел заниматься войной, - соглашается Лукьянов, - Причина не в том, что он такой зловредный и агрессивный, а в том, что ему никогда не было интересно заниматься внешними делами. В приоритетах у него была другая палитра. Прежде всего, внутренняя трансформация страны. В результате провал по всем направлениям. Он не президент войны, но каждый день оказывается в ситуации, когда речь идет о применении силы».

Константин Симонов, завкафедрой прикладной политологии Финансового университета при правительстве РФ, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности не исключает полноценного военного конфликта России и с Украиной. Он предсказывает, что заявления Порошенко о российском вторжении могут обернуться тем, что Украина решится на ввод войск, скажем, на территорию Ростовской области. «На Украине подогреваются настроения, и Порошенко будут предъявлять претензии его собственные избиратели: «Раз русские вторглись к нам, а ты чего не вводишь войска?» И где гарантии, что не будут нанесены взаимные удары? Маховик безумия запущен. В этом парадокс исторического времени».

Военная опасность, отмечает Симонов, существует еще и потому, что в российском обществе сегодня две основные точки зрения. Первая - Запад все для себя решил и Россию будут «лупить». Поэтому для нас лучшая тактика – это нападение. «Такая точка зрения очень популярна в интеллектуальных кругах и ее пропагандирует та часть общественности, которую я бы назвал «поджигатели войны». И поэтому ситуация сильно напоминает обстановку перед началом Первой мировой войны, когда все разгоряченно ждали начала боевых действий. Во втором лагере, к которому я отношу себя, такой задор считается пока не слишком уместным, потому что такая политика приведет к настоящей беде. Если мы сами будем провоцировать и втягиваться в войну, то наступит полноценная катастрофа для нас».

В этой связи важен вопрос – как будет действовать Россия. «То, что делал Путин в 2014 году, несмотря на Крым и все остальное, было логично и понятно, что он не хочет втягивания в войну. Но это было понятно до последнего момента, пока не появились наши срочники-десантники на территории Украины, - продолжает Симонов. - Это очень странная история. Поэтому я не исключаю, что была попытка «подставить» верховного главнокомандующего сторонниками «партии войны». Это похоже не на ошибку, а на целенаправленную провокацию. Потому что накануне встречи в Минске это было совершенно не нужно».

Тем временем Путин на форуме «Селигер» еще раз сказал, что Россия не собирается втягиваться в крупномасштабный конфликт. Но предупредил, что «мы всегда были готовы отразить любую агрессию» и наши партнеры должны понимать, что «с нами лучше не связываться», учитывая, что Россия одна из мощнейших ядерных держав.

Лукьянов призывает не драматизировать ситуацию. «Система государственная настолько непрозрачна, что остается только фантазировать относительно «партии войны». Но не надо драматизировать. То, что переговоры в Минске не приведут к качественному изменению, было очевидно. Исходя из сущности и сложности конфликта. Но они не обязательно провалились. То, что происходит сейчас на фронте - следствие тех разговоров, которые там шли. Боевая ситуация является частью, элементом общего процесса, поскольку не выработана схема политического регулирования. Но она и не могла быть выработана с первого раза. Следующий раунд противостояния ситуации на театре военных действий как аргумент на политических переговорах. Очевидно, что Путин предложил Порошенко что-то конкретное (возможно, какой-то вариант политического процесса с народными республиками). Но Порошенко, вероятнее всего, отказался. А на нет и суда нет. Тогда еще повоюем. По результатам следующего раунда войны, может, ваше мнение изменится. Сейчас военная ситуация не в пользу Украины. Очевидно, что в дальнейшем условия со стороны России будут ужесточаться. Хотя и так все трагично, учитывая кровопролитие. Судя по смыслу действий России, цель явно меняется. Она состоит в том, чтобы (независимо от того, есть ли на Украине российские войска или нет) четко, ясно и недвусмысленно показать Киеву, что победить в этой войне он не сможет».

Лукьянов уверен, что у России нет другого выхода. Мы уже втянулись в ситуацию и нам нужно продемонстрировать, что пока с нами не договорятся, ничего не решится. И это может тянуться довольно долго, хотя украинская армия воюет на пределе своих возможностей. Поэтому на саммите НАТО будут звучать призывы вернуться «к старым добрым временам», когда у них был однозначный внешний враг – Россия - и против него надо действовать. Однако революционных решений от этих переговоров ждать не стоит. Скорее всего, все ограничится выражением мощной поддержки Украине и заявлением, что Россия ведет себя недопустимо. 

А вот санкции только усилятся. Хотя Лукьянов считает, что ужесточение будет происходить постепенно. А так как санкции надолго, то не исключено, что эта спираль дойдет до блокирования всей финансовой системы России. «Американская линия - ударить по финансовым возможностям России по иранской моделе. Мы еще, слава Богу, далеки от иранского состояния, но направление именно туда. И американцы продолжают затягивать в это Европу».

«Если ситуация дойдет до блокирования с помощью санкций финансовой системы России, то это будет тяжелый удар по всей мировой финансовой системе. Это саморазрушение. В принципе, процесс уже запущен. Я имею в виду ситуацию с VISA и МasterCard. Такие угрозы – фактически угрозы применения атомного оружия в экономической сфере. Это очень опасно. Все находятся в состоянии отчаянного кризиса. Если начнутся ударные санкции, это будет настоящая экономическая война. Тогда Россия перекроет газ», - предсказывает Караганов.

Федор Лукьянов также считает, что перекрытие газа - это крайняя степень экономической войны. «Но я бы уже не исключал и такой вариант. У России инструментов давления не так много, гораздо меньше чем у США. И если действовать по принципу «зуб за зуб», то санкционный раж не предусматривает логику целесообразности. Хотя с другой стороны газовая тема вернулась в переговорное русло. В последние месяца три об этом вообще никто не хотел говорить. Сейчас же Европа очень в этом заинтересована. Ключевой момент, который двигает ситуацию к попыткам мирного урегулирования – это осознание Европой, что независимо от итогов войны разбираться с ними и за все платить придется ей».

«В Европе понимают, что Украина для них головная боль. Это демонстрируют переговоры по газу. Пример того, что и в безнадежной ситуации возможно договариваться. Но США хотят наказать Россию как можно сильнее. И не столько за Крым, сколько за созданный прецедент, когда мы приняли важнейшее геополитическое решение без согласования с Америкой, - уверен Симонов. - Путин показал свою силу. Это надо пресекать. И Европу тянут на аркане в конфликт. Хотя она упирается, как может. Я не имею в виду Великобританию, которая, по сути, является 51 штатом, а также Польшу и страны Балтии. Но значительная часть западной Европы (прежде всего Германия, Франция, Италия) понимает, чем для нее оборачиваются санкции. Да и в США есть возможность части элиты объяснить, что такая политика США приведет к тому, что Россия может стать младшим партнером Китая. Для Запада это будет настоящей катастрофой. Зачем закладывать такой сценарий?»

«Наша цель максимум – договориться об окончании холодной войны в Европе, которую Запад не захотел закончить и которая продолжалась в скрытой форме, несмотря на все предложения России. Но такая цель пока недостижима, учитывая крайнее раздражение, если не ненависть. Особенно со стороны Запада. Москва гораздо более охотно идет на мировую, - уверен Караганов. - Хочется мира, но, к сожалению, мы находимся в состоянии навязанной нам войны. И этот кризис очень надолго, идет переформатирование всей международной системы. Ставки очень велики. Россия отступать не может. Тогда встанет вопрос о выживании правящего режима в стране. Тем более, что США этот вопрос ставят открыто и добиваются этого. Вся логика их поведения меня ужасает. Наши друзья заигрались».

«Действия Вашингтона скорее приведут к ядерной войне, чем к появлению проамериканского режима в оссии», - возражает Симонов. Он согласен, что мы ходим по очень тонкому льду. Но пока еще есть пространство для компромисса. Тем более, что и маховик информационного давления не дали раскрутить до конца. Это подтверждает и ситуация со сбитым «Боингом», за что повесили всю ответственность на Россию. «Если бы была дана команда «фас», то истерика бы продолжалась во всех СМИ, начались бы многотысячные демонстрации у посольств России по всей Европе. Активность была бы в 10 раз больше. Но как бы то ни было, однозначно, что мы находимся в начале нового мироустройства и так просто уже нельзя вернуться назад и сделать вид, что ничего не было», - предсказывает Симонов.

При этом эксперты затрудняются с ответом на вопрос, с каким багажом выйдет из всех этих процессов Россия. 

Читайте последние новости на сегодня на страницах Эксперт Online и в Одноклассниках

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Хватит бегать!
    Реклама