За санкции ответили

Москва, 06.08.2014
Москва отреагировала на западные санкции и дала понять, что в эту игру можно играть и вдвоем

Президент издал указ о введении эмбарго на ряд сельскохозяйственных товаров из стран, пытающихся наказать Россию за Украину и Крым - прежде всего это США, ЕС, Австралия, Канада и Япония. «В течение одного года со дня вступления в силу настоящего Указа запрещается либо ограничивается осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию Российской Федерации отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению», - говорится в документе. Полный список видов товаров, импорт которых из провинившихся стран будет запрещен, будет опубликован, скорее всего, уже 7 августа.

В краткосрочной перспективе санкции, безусловно, окажут негативное влияние на жизнь россиян. Вырастут цены на сельхозпродукцию, с прилавков исчезнут ряд знакомых торговых марок (например, скорее всего, прибалтийские сыры и голландские помидоры). Однако ни о каком кризисе или тем более голоде, о которых начинают говорить некоторые политологи и эксперты, говорить не приходится.

Прежде всего потому, что российский сельскохозяйственный рынок уже не настолько импортозависим, как 5-10 лет назад, а тем более импортозависим с точки зрения поставок из стран, против которых вводятся санкции (о тотальном эмбарго на импорт речь не идет). Так, мясом птицы Россия обеспечивает себя почти на 90%. Две трети из «импортных» 10% составляют печально известные дешевые американские окорочка, о вредности которых для здоровья писалось уже не раз. По говядине 2/3 объема российского рынка уже занимают российские производители, а из оставшейся трети 90% приходится на Парагвай и Бразилию, которые санкции вводить не собираются.

Что касается продукции, где на тот же ЕС приходится значительный объем импорта (прежде всего это молочные товары и фрукты с овощами), то часть из них будет компенсирована за счет увеличения импорта из стран, ценящих хорошие отношения с Россией. Так, например, власти Белоруссии уже готовятся к резкому увеличению потребности российского рынка в белорусской молочной и плодоовощной продукции, а турецкие предприниматели уже, по всей видимости, подсчитывают дополнительные выгоды от увеличения импорта в Россию овощей и фруктов.

Если подсуетятся, серьезно укрепить свои позиции на российском рынке смогут также все южнокавказские государства, Турция и Израиль. Для Тбилиси и Тель-Авива санкции России вообще стали манной небесной. У Грузии наконец-то появился шанс вывести свое сельское хозяйство (потенциально ключевой сектор экономики) из глубочайшего кризиса, в котором оно оказалось в том числе и благодаря реформам Михаила Саакашвили. А Израиль, обладающий крайне высокотехнологичным сельскохозяйственным сектором, получил прекрасный рынок сбыта для продукции, выращиваемой и производимой в поселениях на Западном Берегу (напомним, что ЕС ввел санкции против «сельхозпроизводителей-оккупантов» и не дает им доступа на свой рынок).

Конечно, есть позиции, по которым объемы импорта из провинившихся стран велики, и заменить их сложно. Например, проблемы могут быть со свининой - около 10% всего объема российского рынка обеспечивают канадские производители. Кроме того, вряд ли удастся заместить импорт элитной продукции. Так, доля европейского винного импорта составляет порядка 20% всего российского рынка. Безусловно, их долю постараются занять производители из Крыма, постсоветского пространства (Грузия, Армения, Приднестровье) а также южноамериканские виноделы. Однако вряд ли россияне, привыкшие пить элитные сорта европейских вин, перейдут на иногда не менее качественные, но неизвестные южноамериканские сорта. Тут ситуацию могут спасти два момента. Во-первых, наиболее чувствительные позиции могут быть просто исключены из итогового списка товаров, подпавших под санкции. Во-вторых, часть из них могут поступать от наших партнеров по таможенному союзу - Белоруссия и Казахстан никаких ограничений на поставки европейской и американской продукции не вводили.

В стратегическом же плане нынешние ограничительные меры могут оказаться весьма полезными. Как с экономической, так и с политической точек зрения.

Во-первых, они станут стимулом для российского сельского хозяйства - одновременно с диверсификацией импорта российские власти намерены предпринимать меры по поддержке отечественных производителей. А потенциал у этой отрасли весьма серьезный, эксперты и чиновники уверяют, что при должном подходе мы можем достичь высоких показателей импортозамещения. Так, по словам белгородского губернатора Евгения Савченко, при наличии достаточных инвестиций только его область в течение ближайших 10 лет сможет компенсировать до трети всего импорта яблок в страну («Эксперт» подробно писал о «яблочном проекте» в Белгороде). Освобождение их от конкуренции с европейскими сельхозтоварами (которые, напомним, очень серьезно субсидируются странами ЕС) и политическая позиция «партии и правительства» должны облегчить работу производителей с владельцами продуктовых сетей.

Во-вторых, нынешние санкции могут заставить Европу (которая несет основные убытки от проводимой Вашингтоном политики давления на Россию) занять более взвешенную позицию. Официальная реакция Брюсселя последует лишь после опубликования конкретного перечня наименований, по которым введено эмбарго, однако уже сейчас экономисты ряда стран (прежде всего из Прибалтики) бьют тревогу, называя меры «неоправданными» и «контпродуктивными».

Введенные Россией санкции будут крайне болезненны для наших западных партнеров, поскольку для Европы (еще не вышедшей полностью из кризиса) Россия - основной рынок экспорта продовольствия, а сельскохозяйственное лобби в Евросоюзе очень влиятельное. И не исключено, что если сельхозпроизводители объединят свои усилия с европейскими промышленниками, то они смогут заставить ЕС отказаться от санкций (напомним, что, согласно принятому решению, Брюссель может пересмотреть свое решение по июльским санкциям через три месяца после их введения).

Не исключено, что ряды протестующих пополнятся представителями других отраслей европейской экономики - Россия ведь не намерена ограничиваться введением санкций лишь по сельскохозяйственным позициям. В ответ на принятие Западом ограничительных мер против российского лоукостера «Добролет» (из-за чего компания фактически вынуждена была свернуть деятельность) Москва грозит аналогичными запретами в отношении европейских лоукостеров, а также повышением тарифов за пролет авиакомпаний недружественных государств через территорию Сибири, или же вообще лишением их такого права. Только слухи об этом уже привели к падению стоимости акций ведущих европейских и американских авиаперевозчиков (в частности, United Airlines, AirFrance и Lufthanza). И жаловаться тут западным бизнесменам не на что. Перефразируя Барака Обаму, можно сказать «так не должно было случиться, однако таков был выбор Запада и лично глав этих государств».

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Китай наносит удар по ослабевшему доллару
    Падение стоимости доллара дает Китаю отличную возможность нанести сокрушительный удар по главному оружию геополитического противника
  2. Рубль и невидимая рука рынка: что стоит за обвалом национальной валюты?
    Падение курса рубля последовавшее за очередным заседанием ЦБ РФ, вызвало много разговоров, в том числе о девальвации. Однако главный фактор, влияющий на динамику рубля, остался неизменным
  3. Правительство снимет лекарственную зависимость
    Перечень стратегически значимых лекарств, которые должны производиться в России, будет расширен. Количество наименований вырастет почти вчетверо. Но как будет выглядеть это расширение не на бумаге, а в реальной жизни?
Реклама