Как поймать рыбу в мутной воде

Москва, 09.08.2014
Александр Лабыкин
Российские импортеры морепродуктов наиболее болезненно переживают запрет на поставку в Россию продовольствия из стран Евросоюза, США, Канады и Норвегии, откуда поставлялось рыбы больше, чем с Дальнего Востока. Бизнес готов перенаправить экспорт внутрь страны, но при условии снижения железнодорожных тарифов и если правительство сможет подсказать, где именно образуется дефицит. Пока не известно, как долго продлятся санкции, никто не рискует вкладывать средства и в расширение мощностей внутренней аквакультуры.

Фото ИТАР-ТАСС

Запахло «жареной» рыбой

В день объявления о введении продуктовых санкций, 7 августа, Ассоциация производственных и торговых предприятий рыбного рынка (Рыбная ассоциация) обратилась в правительство с просьбой ввести переходный период для российских импортеров европейской и американской рыбы.

Рыбная ассоциация объединяет более 20 компаний, лидирующих в области импорта, переработки и реализации рыбы и морепродуктов. На долю этих компаний приходится около 70% всей импортируемой в Россию рыбной продукции, а значит, вместе с ними стресс переживут и розничные сети.

В открытом письме Рыбной ассоциации правительству говорится, что после того как Федеральная таможенная служба прекратит пропускать грузы, уже принадлежащие российским компаниям, некоторые отечественные импортеры и производители могут оказаться банкротами.

«Уже с сегодняшнего дня таможня перестала пропускать рыбу из Норвегии и стран Евросоюза, - сообщил «Эксперт Online» Виталий Корнев, президент Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка. – Но, судя по жесткости принятого решения, переходного периода не будет. В итоге сейчас суда с закупленной в той же Норвегии рыбой не могут зайти в российские порты, а назад норвежцы ее не примут по понятным причинам. И куда ее девать, теперь не ясно. Ущерб только от потери  загруженной на днях продукции можно оценить в несколько миллионов долларов. Прибавьте долгосрочные потери от контрактов с США, компании которых работают по предоплате и не вернут ее российским компаниям».

Потери компаний Рыбной ассоциации могут составить от 1,5 до 3 млрд долларов до конца года из-за расторгнутых ввиду санкций контрактов. Сейчас все российские компании-импортеры заняты минимизацией рисков. А проще говоря – их менеджеры бегают как ошпаренные, думая, как избежать прямых убытков от потери контрактов с прежними поставщиками и как скорее заключить контракты с другими, не попав в том числе под "пресс" правоохранительных органов. В частности, участники рынка не исключают, что родные силовики приравняют предоплату компаниям США (которые работают только так и деньги, конечно, не вернут) незаконным выводом средств за рубеж. Возможно, эти и многие другие опасения окажутся недоразумением, но и такой подвох предприниматели не сбрасывают со счетов. Некоторые, как сообщил источник в одной из компаний-импортеров, пошли на другие крайние меры и под угрозой арбитража отказались платить тем же норвежским поставщикам за уже отгруженную рыбу, чтобы избежать банкротства в ближайшее время. При этом большинству импортеров рыбы из "санкционных" стран придется сократить штаты от 10 до 50% персонала.

Охлажденная рыба станет дефицитом

Власти рыболовной отрасли преисполнены оптимизмом и уверены, что отечественные компании только выиграют от импортозамещения.

«Мы экспортируем больше, чем импортируем, никаких сомнений нет, что мы сможем заместить рынок собственной рыбной продукцией, - заявил Илья Шестаков, замминистра сельского хозяйства и продовольствия, руководитель Росрыболовства. - Главное, чтобы эта продукция была востребована. Может быть, экологически чистый, настоящий лосось будет немного дороже рыбы, искусственно выращенной в Норвегии. Уверен, что в таком случае российский рынок откроется для нашей продукции, что положительным образом отразится на всей рыбохозяйственной отрасли. Океаническая рыба гораздо лучше аквакультуры. Следует учитывать и тот факт, что мы экспортируем гораздо больше, чем импортируем. Поэтому в случае необходимости, мы вполне сможем насытить внутренний рынок собственной продукцией».

По его данным, в прошлом году с Дальнего Востока было отправлено в центральную Россию 300 вагонов свежей рыбы, в этом ожидается почти в шесть раз больше. Большие надежды возлагают на транспортно-логистический центр «Сухой порт», который сможет обрабатывать до трех тысяч контейнеров в сутки, а скорость доставки в Москву благодаря нему должна увеличиться в пять раз (впрочем, за счет чего, не сообщается).

В целом в прошлом году, по данным Росрыболовства, экспорт рыбы из России составил более 1,5 млн тон морепродуктов (включая ракообразных и моллюсков), а их импорт – около 885 тысяч тон. Импортерам «подрезали плавники» буквально на подъеме. За девять месяцев прошлого года импорт мороженой семги и форели вырос почти в 2 раза – до 71,1 тысячи тонн, сельди – на 13,2%, до 101,6 тысячи тонн, скумбрии – на 22,1%, до 97,8 тысячи тонн. Ввоз морского окуня увеличился в 2,1 раза и составил 6 тысяч тонн, а мойвы – на 30,2%. Рос также импорт креветок и моллюсков.

«Отчасти мы сможем заместить норвежскую рыбу на чилийскую, но она не охлажденная, а мороженая и обходится дороже норвежской, - говорит Валерий Корнев. – Нам трудно разделить оптимизм дальневосточных властей, которые говорят, что вполне смогут компенсировать потери за счет поставок из своих регионов. Увеличить вылов резко невозможно, переключиться с экспорта на поставки внутри страны будет непросто. Хотя по цене та же дальневосточная мороженная горбуша с учетом стоимости доставки сопоставима с охлажденной из Норвегии, которую после моря доставляют грузовиками в Москву. Но она хуже по качеству. А по сельди мы ожидаем двойного увеличения цены. Россия вылавливаемую на Дальнем Востоке тихоокеанскую сельдь продает за рубеж, а закупает атлантическую (у нас ее больше ценят по вкусовым качествам). Если мы сейчас вместо атлантической начнем везти в центр России тихоокеанскую по железной дороге,  то эта сельдь, на которую и без  того невелик спрос, окажется дорогой. Кроме того, возникнет дефицит вагонов-рефрижераторов».

Потери рыбного рынка России от прекращения поставок из Евросоюза будут болезненны в силу сложившейся структуры импорта. Традиционно первыми по объемам ввоза рыбы и прочей морской снеди являются норвежские импортеры. В 2013 году они поставили в Россию 284,97 тысяч тонн морепродуктов (из них почти половина мороженной и меньше – охлажденной). Объем норвежского импорта в РФ значительно больше, чем из всех остальных стран вместе взятых. Из 140 тысяч тонн всей свежей и охлажденной рыбопродукции, импортированной в Россию в 2013 году, почти 88% пришлись на Норвегию. Отсюда к нам поступают в первую очередь охлажденные семга и форель, мороженые сельдь, мойва и прочее.

На втором месте по объемам импорта рыбопродуктов – Исландия (93,3 тысячи тонн в прошлом году). Впрочем, в постановлении правительства от 7 августа Исландия не значится в списке запретных для закупки продовольствия стран (что удивительно, поскольку она подключилась 1 августа к странам ЕС, введшим секторальные санкции против России). Если Исландию включат в «санкционный» список, получится, что Россия откажется от генеральных поставщиков охлажденного лосося и прочей рыбы.

«Санкционные» Канада, Эстония, Великобритания, США, Ирландия, Фарерские острова, Дания и Финляндия добавляют российскому импорту около 230 тысяч тонн рыбы. Итого в общей сложности «запретный» ныне импорт может составить более 600 тысяч тон против 170 тысяч легального из Китая, Чили, Вьетнама, Перу и Марокко (в порядке убывания по объемам). Остальные страны поставляют менее 10 тысяч тон в год и на статистику особого влияния не оказывают.

То есть полноценного замещения «санкционного» импорта может не получиться.

Рыбоводы не рискуют наращивать мощности

Вследствие падения импорта северо-западного лосося, казалось бы, хорошие времена должны настать у отечественных производителей той же аквакультуры.

«Уже сейчас рыбоводческие хозяйства аквакультуры Ленинградской области и Карелии повысили цены на 10-15%, - пояснил «Эксперт Online» Владимир Петрушин, президент Федерального союза рыболовных хозяйств. – Хотя ранее придерживали цены на уровне норвежских. Думаю, спекулятивные настроения будут продолжаться».

Но и эти хозяйства оказались в затруднительной ситуации. С одной стороны, премьер-министр Дмитрий Медведев пригрозил ответственностью всем, кто будет "спекулировать на ситуации". С другой стороны, хозяйствам было бы как никогда кстати воспользоваться дополнительной прибылью для развития своих производств на фоне активной пропаганды правительством импортозамещения. Однако эксперты сомневаются, что дополнительно извлеченную прибыль есть смысл направлять на расширение мощностей. Рыбоводческие хозяйства на это пока не решаются. 

«Вчера говорил со многими участниками нашего союза, и никто не выразил готовность вкладывать в расширение производства, - говорит Владимир Петрушин. – Предприниматели не отваживаются принимать стратегических решений в ситуации неопределенности. Допустим, сейчас спрос вырастет до конца года в три раза на продукцию отечественных рыбоводческих хозяйств. Кто-то, возможно, рискнет вложить средства в расширение производства, закупит корма, дополнительное оборудование.  А вскоре санкции вновь снимут – и что потом делать, когда вернется дешевая норвежская рыба?! Цикл производства поголовья занимает более двух лет. А если санкции не продлятся и полгода?»

Больше квот не выловить

Участники рыбной отрасли и в самом деле с надеждой смотрят на Дальний Восток. Но здесь в прошлом году общий вылов водных биоресурсов составил 2, 7 млн тонн, что на 62 тысячи тон ниже уровня прежнего года. В тоже время на Северном бассейне рыбаки добыли 594,3 тысячи тонн, что больше уловов за аналогичный период прошлого года на 36,9 тысяч.

«Наши аналитики пока изучают изменение ситуации на рынке, но в целом можно сказать, что для нас ситуация не настолько критическая, - пояснил «Эксперт Online» Илья Березнюк, директор по связям с общественностью группы компаний «Русское море». – У нас в дистрибуции в основном рыба российского вылова. Отчасти и мы потеряли крупнейшего поставщика – Норвегию. Но переключимся на другую рыбу. Хотя до полного изучения ситуации официальная позиция компании пока не сформирована».

Однако все понимают, что увеличение вылова квотируемой рыбы (это в основном морская и океаническая) само по себе невозможно. Внутренние квоты в России распределяются между рыболовецкими компаниями и в течение года не меняются. В свою очередь для России квоты устанавливаются на международном уровне (в зависимости от поголовья и прочих условий). 

«Об увеличении вылова речь не идет, но можно заполнить внутренний рынок, отказавшись от экспорта, - говорит Илья Власенко, директор по корпоративным коммуникациям компании «Русское море добыча». – Той же сельди мы экспортируем почти в 2,5 раза больше, чем импортируем. И аналогичная ситуация почти по всем видам рыб. Можно ожидать и рост переработки северо-западного лосося, добываемого архангельскими и мурманскими предприятиями для продажи в Норвегию. Это перспективно, поскольку из Мурманска везти охлажденную рыбу до Москвы всего три дня. Мощности для переработки у мурманских и архангельских рыбопромышленников, кончено есть, но не в таком количестве как у норвежцев». 

Не исключено, что и Норвегия может ввести ответные санкции против России. Тогда под ударом окажутся как раз те компании, которые по российской квоте вылавливают рыбу в Баренцевом море в экономической зоне Норвегии. Ее продают тем же норвежским компаниям, которые потом в виде полуфабрикатов поставляют ее в Россию и другие страны. Такая схема сложилась в том числе из-за  отсутствия достаточных мощностей для переработки в Мурманской и Архангельской областях.

«Это давняя проблема – с продажей Норвегии рыбы из Баренцева моря. С этим государству еще много лет назад следовало бороться, создавая при этом стимулы для рыбопереработки. Там схемы у некоторых мелких компаний полутеневые, - пояснил «Эксперт Online» Михаил Портанский, профессор кафедры торговой политики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. – И сейчас, конечно, переработку в одночасье не наладить. Вообще в рыбной отрасли трудно очень заместить импорт за счет экспорта и тем более за счет внутренней переработки – у нас попросту не хватает мощностей. Это наиболее чувствительная отрасль к изменению импортно-экспортной матрицы. Главный аргумент в том, что завоз рыбы в центральную Россиию с Дальнего Востока за 10 тысяч километров – это очень дорого».

Без низких тарифов РЖД реверс экспорта не выгоден

Краеугольным вопросом импортозамещения квотируемой рыбы остается все же логистика. Ежегодно в путину операторы подвижного состава повышают тарифы на перевозку.

«Очень хочется надеяться, что если импортозамещение рыбы сейчас является приоритетной политикой правительства, то и будут приняты соответствующие меры, - говорит Илья Власенко. – Например, если РЖД ввиду исключительной ситуации снизит тарифы на маршруты из Дальнего Востока для рыбопромышленников. Наша компания  до 70% вылова на Дальнем Востоке отправляет на экспорт в Китай и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. И мы готовы отказаться от экспорта, если увидим расчеты правительства: в каких регионах какая потребность возникнет в какой рыбе из-за выпадения импорта. Нам выгоднее будет отказаться от экспорта и доставлять улов в российские порты, если вырастет внутренний спрос. Но опять же, пока мы не видим, где и как он вырастет».  

Единственная альтернатива поставкам рыбы из Приморья по железной дороге – это Северный морской путь, используемый для перевозки мороженой рыбы. В 2012 году «Русская рыбная компания» провела по Севморпути один из крупнейших по объему грузов более чем в 8 тысяч тонн мороженной горбуши и минтая по маршруту Дальний Восток – Санкт-Петербург.

«К сожалению, в пик поставок операторы подвижного состава ежегодно устраивают сезонный рост тарифов в 2-2,5 раза на доставку рыбной продукции из Владивостока и с Сахалина, - говорил ранее генеральный директор «Русской рыбной компании» Дмитрий Дангауэр. -  Стоимость секции с Дальнего Востока в сезон может составлять более 2 млн рублей, и в результате доставка рыбы до Владивостока, потом 9 тысяч километров по железной дороге, с перевалкой в портах, оплатой железнодорожных секций,  и другими транспортными расходами может достигать для некоторых видов рыб до 30-40% себестоимости. Учитывая тарифы, скорость и объемы поставки Северный морской путь представляется хорошей гарантией поставки нашим потребителям в европейской части страны нашей рыбы и морепродуктов в срок и без «раздутой» в цене транспортной составляющей».

По словам Илья Власова, доставка по Севморпути рентабельна только при условии использования судов с большим водоизмещением, для чего нужны большие объемы рыбы. Пока что таких попросту нет, поскольку компании еще не планируют отказываться от экспорта.

Поскольку не ясно, насколько долго затянутся санкции и будут ли они продлены в следующем году, то и разрывать действующие контракты никто не решается.  Выстраивание новых логистических цепочек - процесс длительный, разрыв действующих контрактов чреват штрафами и потерей потенциальных клиентов. Тем более, что никто пока не знает, в какие именно регионы предстоит направлять возвращенную с экспорта рыбу, а Минсельхозпрод помочь в этом бизнесу не может или не спешит.  

У партнеров




    Цена блокировки

    Дело экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева переросло из уголовного в гражданское. Цена вопроса — 3,2 млрд рублей. Пока идет суд, под угрозу поставлена строительная отрасль Дальнего Востока

    Коллектив «Полюса» заработал благодарность президента

    Коллектив компании ПАО «Полюс» получил благодарность президента России Владимира Путина за заслуги в развитии золотодобывающей отрасли и высокие производственные показатели. «Полюс», крупнейший золотодобытчик в России и один из десяти крупнейших в мире, последовательно наращивает объем производства

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций

    Открой #Моспром

    Москвичи и гости столицы стали участниками проекта «Открой#Моспром» и своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий. Они посетили крупнейшую в Европе фабрику мороженого «Баскин Роббинс», завод известного на весь мир производителя напитков — Coca-Cola HBC Россия и многие другие точки на карте высокотехнологичной промышленности столицы

    Меньше серы, больше «цифры»

    «Норильский никель» ведет масштабную модернизацию производства, призванную существенно сократить негативное влияние на окружающую среду, и готовит к выпуску новый продукт для инвесторов — токены на металлы
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «Буревестник» отправят на доработку
      Авария на испытаниях новой российской крылатой ракеты неограниченной дальности ясно показала, что это оружие требует целой серии дополнительных испытаний двигательных установок, которые должны слаженно работать на всех режимах полета, в том числе при сложных маневрах, которые это изделие совершает для преодоления систем ПВО и ПРО
    2. Инвесторы разлюбили сланцевиков
      Несмотря на то, что сланцевые компании добывают рекордные объемы нефти и газа, им все труднее находить инвесторов, готовых вкладывать в них деньги.
    3. Второе дыхание «Одного пояса, одного пути»
      По оценкам Всемирного банка, уже построены или находятся в процессе строительства железные дороги и автострады, порты и множество других проектов общей стоимостью 575 млрд долларов
    Реклама