Интервью с ректором Национального исследовательского Томского политехнического университета, профессором, Чубиком Петром Савельевичем

1 сентября 2014, 10:00

Биография:

Чубик Петр Савельевич

Родился 7 июля 1954 г. в Красноярском крае. Школьные годы прошли в г. Осинники Кемеровской области. В 1976 году окончил геологоразведочный факультет Томского политехнического института, получив квалификацию горного инженера по специальности «Технология и техника разведки месторождений полезных ископаемых».

В Томском политехническом институте (с 1991 г. - университете) работает с момента его окончания. Занимал должности инженера научно-исследовательского сектора, ассистента, старшего преподавателя и доцента кафедры техники разведки месторождений полезных ископаемых.

1995 г. - избран на должность заведующего кафедрой бурения нефтяных и газовых скважин.

1999-2001 гг. - декан факультета геологоразведки и нефтегазодобычи.

Апрель 2001 г. - апрель 2005 г. - проректор по учебной работе; по совместительству: с 16 апреля 2003 г. по 30 июня 2004 г. - директор Института геологии и нефтегазового дела - преемника факультета геологоразведки и нефтегазодобычи; с 2001 г. по настоящее время - профессор кафедры бурения нефтяных и газовых скважин, ныне - бурения скважин.

Апрель 2005 г. - сентябрь 2008 г. - заместитель Губернатора Томской области по кадровой политике.

12 сентября 2008 г. - 29 декабря 2008 г. - и.о. ректора Томского политехнического университета (ТПУ).

30 декабря 2008 г. утвержден в должности ректора ТПУ.

31 декабря 2013 г. переизбран на должность ректора ТПУ.

Действительный член Международной академии наук высшей школы и Российской академии естественных наук (РАЕН), член-корреспондент Российской академии естествознания и Российской инженерной академии. Председатель секции нефти и газа Томского научного центра Западно-Сибирского отделения РАЕН.

Председатель Совета Ассоциации "Томский консорциум научно-образовательных и научных организаций", вице-президент "Ассоциации инженерного образования России и Ассоциации технических университетов", сопредседатель Совета Ассоциации "Консорциум опорных вузов Госкорпорации "Росатом"

 

Томский политех сделает России «прививку» ресурсоэффективности

 

Новейшие технологии добычи нефти и газа, композитные материалы  для космоса и морских глубин, биоинженерные технологии и передовые способы снижения аварийности в энергетике, – вот лишь небольшой набор научных разработок, с которыми Томский политехнический университет не только уже выходит на рынок, но и намерен продвинуться в число лучших научно-образовательных центров мира.

В программе своего развития Томский политехнический университет делает ставку на ресурсоэффективность. Для этого уже созданы и действуют шесть сетевых междисциплинарных кластеров, объединенных в Центр превосходства в области ресурсоэффективных технологий. Подробнее о перспективах синтеза науки и промышленности мы беседуем с ректором одного из старейших вузов страны Петром Чубиком.

- Многие отечественные промышленники воспринимают тему ресурсосберегающих технологий как некую блажь, доведенную в развитых странах едва ли не до фанатизма. Для большинства это пока что ассоциируется с «излишними затратами» на дорогое оборудование и прочее. Какие экономические аргументы вы обычно приводите потенциальным отечественным потребителям таких технологий?

- Дело в том, что понятия «ресурсосбережение» и «ресурсоэффективность» часто путают, но они не являются тождественными. Первое подразумевает экономию ресурсов, рачительное их использование. Грубо говоря, «уходя – гасите свет». Ресурсоэффективность - понятие более широкое. Это не всегда «меньше», но всегда – «лучше», «полезнее», «продуктивнее», «безопаснее». Ресурсоэффективные технологии могут приводить к росту затрат, но конечной целью их применения является повышение отдачи от каждой единицы самых разных ресурсов - не только энергии или сырья, но и кадровых, финансовых, информационных, временных ресурсов.

- То есть, если строить дорогу обычным способом, через год-два она будет снова разбита. А если вложиться в новые технологии и материалы, то прослужит лет десять-пятнадцать?

- Да, можно сэкономить, сберечь ресурсы, но не получить долговременный эффект. Иногда, в целях безопасности, например, лампочку надо не гасить, а наоборот, включать. В качестве примера адекватного подхода к использованию ресурсоэффективных технологий я часто привожу историю с известной чешской компанией KOH-I-NOOR, производящей канцтовары. В связи с ужесточением экологических требований у предприятия возникла проблема водоочистки – в ее стоках оказалось повышенное содержание никеля и других вредных веществ. Поначалу руководство компании избрало традиционный путь – строить локальные очистные сооружения, но это оказалось слишком дорогим проектом. В KOH-I-NOOR проанализировали весь производственный цикл и на каждом этапе применили новые ресурсоэффективные технологии. Предприятие смогло сократить годовое потребление воды почти на 70 процентов, снизить потери никеля и химикатов в производственном процессе. В результате на строительство очистных сооружений было затрачено в три раза меньше средств от первоначально заявленной суммы. Мы в Томском политехническом хотели бы предложить промышленникам как можно больше подобных технологий, позволяющих не только экономить ресурсы, но и использовать их с максимальной эффективностью.

- Много ли у вас сегодня таких разработок?

- Достаточно много. Например, нами разработаны технологии, основанные на разрушающем воздействии электрического импульсного разряда. Одна из сфер применения – утилизация железобетонных отходов. Специальная установка позволяет отделить железо от бетона. На выходе получаем новые стройматериалы для производства: куски бетона, которые можно измельчать до любой фракции, и арматурный каркас, который используют в ненагруженных конструкциях или пускают на переплавку. Подобных технологий и разработок в области ресурсоэффективности в ТПУ не менее 60.

- Они востребованы?

- У нас достаточно тесные связи с промышленностью, ежегодно мы получаем заказы на НИОКР на сумму свыше 1,5 млрд рублей. Среди наших партнеров такие компании как Газпром, Росатом, Роснефть, Сибур, Микроген, крупные энергетические компании. Мы сделали ставку на ресурсоэффективность именно потому, что нам уже сейчас есть, что предложить реальному сектору экономики. Но проблемы с востребованностью научных разработок, их внедрением в производство, конечно, существуют.

- Почему, на ваш взгляд, это происходит?

- Мы богатая ресурсами страна, поэтому у промышленников пока нет особого стимула озадачиваться эффективностью их использования. На Западе проблемой ресурсоэффективности занимаются системно. Сегодня это один из самых актуальных мировых трендов и со временем он будет только усиливаться. Потребность в разработке принципиально новых механизмов эффективного использования всех видов ресурсов основана на признанном утверждении, согласно которому существующая модель мира, ориентированная на неограниченный рост, все чаще сталкивается с ресурсными ограничениями. В 2009 году Еврокомиссией был принят Стратегический план повышения ресурсоэффективности. Европа заявляет: нашим преимуществом в XXI веке станет принцип «делать больше и использовать меньше».

Россия пока не имеет такого плана. Укоренившиеся представления о «неисчерпаемости» ресурсов, устаревшие технологии и оборудование, несовершенство управления, отсутствие традиций ресурсоэффективности – все это углубляет наш разрыв в конкурентоспособности с развитыми странами. Такое отношение надо менять. Нам нужна «прививка» ресурсоэффективности, твердая и последовательная государственная политика, направленная на совершенствование структуры потребления ресурсов, их более глубокую переработку, увеличение доли эффективных технологий во всех отраслях. Преодоление сложившегося отставания от стран ЕС, особенно за последние два десятилетия, и успешное инновационное развитие России в рамках шестого технологического уклада требуют кардинальной технологической модернизации отечественной экономики. Она должна быть обеспечена, с одной стороны, подготовкой кадров с новыми компетенциями, а с другой – формированием в системе высшего образования центров инновационных идей и технологий в области ресурсоэффективности. Одним из таких центров стремится стать Томский политехнический университет.

- ТПУ выиграл правительственный конкурс и получил государственную субсидию на развитие вуза до мирового уровня, в том числе потому, что вы предложили кластерную модель выведения своих разработок на рынок. Можно подробнее об этом?

- Действительно, все исследования ТПУ сосредоточены в шести кластерах сетевого междисциплинарного Центра превосходства «Ресурсоэффективные технологии». И это вовсе не дань модному сейчас слову «кластеры», а действительно короткий путь выведения на рынок наших разработок. Четыре базовых кластера созданы на основе интеграции научно-образовательных институтов вуза: физико-технического, природных ресурсов, энергетического, физики высоких технологий и неразрушающего контроля. Это «Безопасная среда обитания», «Устойчивая энергетика», «Медицинская инженерия», «Ресурсы планеты». Два обеспечивающих кластера созданы на базе институтов кибернетики, социально-гуманитарных технологий, развития стратегического партнерства и компетенций. Это «Когнитивные системы и коммуникации» и «Социально-гуманитарные технологии инженерной деятельности». Но главное, что такая интеграция вокруг наиболее приоритетных в мире тем позволит получить синергетический эффект и для науки, и для экономики России.

- Сочетание слов «центр превосходства» скорее похоже на работу имиджмейкеров. Какие все же наиболее прорывные наработки и направления университета позволили поставить столь амбициозную цель – стать безусловным лидером этих направлений в России и войти в ТОП-100 лучших вузов планеты?

- «Центры превосходства» (или Centers of excellence) – это не наша фантазия, а вполне устойчивое определение конкурентоспособной научно-исследовательской организации. Она должна обладать, в частности, научно-лабораторной и технологической базой мирового уровня, высококвалифицированным персоналом, который может обеспечить приоритет стране по самым важным направлениям развития научно-технологического комплекса. Чтобы быть Центром превосходства, необходимо иметь признание в мире, определенный вес и авторитет в международном академическом сообществе. Томский политех стремится к такому статусу. Университет за последние пять лет совершил настоящую революцию в развитии материально-технической базы научных исследований. За этот период приобретено почти 1300 единиц современного научного оборудования на сумму более 2 миллиардов рублей. Это дало возможность и удержать в университете таланты, и привлечь в университет таланты извне, в том числе из-за рубежа. Право принимать на работу иностранцев мы получили только в сентябре 2010 года, но сегодня это уже десятки специалистов.

- Каких прикладных результатов помогла вам достичь такая материально-техническая база?

- Направления научных исследований ученых ТПУ, в которых достигнуты хорошие позиции, - это и космос, и геокосмос, и гидрокосмос. Создано более полутора десятков новых самых современных научно-исследовательских лабораторий и центров, в том числе под руководством ведущих зарубежных ученых. Доходы от НИОКР за последние 5 лет увеличились почти в 2,5 раза и в 2013 году превысили 1,7 миллиарда рублей. Мы удерживаем первенство среди российских вузов по объему международных НИОКР (в 2013 году – 234,4 миллиона рублей). Почти в два раза увеличилось число научных публикаций, индексируемых в базах данных Web of Science и Scopus, удвоилось число защит диссертаций (в 2013 – 174, из них 32 – докторские). С 2011 года ТПУ входит в топ-600 ведущих мировых университетов в рейтинге QS. В 2013 году вуз вошел в число пятнадцати лучших российских университетов - участников проекта «5-100», перед каждым из которых государством поставлена задача вхождения к 2020 году в топ-100 мировых университетских рейтингов.

- А из последних практических достижений что можете отметить?

- В этом году Томский политехнический университет запустил шесть комплексных исследовательских мега-проектов, соответствующих направлениям развития по программе повышения конкурентоспособности вуза. Это «Комплексное исследование нетрадиционных коллекторов нефти и газа», «Разработка материалов и радиационных технологий для диагностики и терапии онкологических, сердечно-сосудистых и других социально-значимых заболеваний». Особо можно отметить проекты «Создание материалов для эксплуатации в условиях космоса, гидрокосмоса, Арктики», «Гибридное моделирование и управление в интеллектуальных энергосистемах», «Технологии и комплексы томографического неразрушающего контроля нового поколения», «Телекоммуникационные системы  мониторинга и управления для автономных  подводных роботов». Все проекты имеют сетевой характер, то есть их реализация будет осуществляться на основе кооперации и взаимодействия научно-образовательных институтов ТПУ, институтов РАН, зарубежных университетов и исследовательских центров. Перед исполнителями ставятся жесткие требования по привлечению к проектам ведущих иностранных ученых, молодых исследователей и студентов, публикации полученных результатов в изданиях с высоким импакт-фактором, подготовке диссертационных работ, а также разработке уникальных образовательных программ, преимущественно магистерских.

- Какие структуры университета задействованы в кластере «Безопасная среда обитания»? Чем созданные новые материалы будут конкурировать с уже созданными?

- В рамках кластера «Безопасная среда обитания» мы создаем материалы для эксплуатации в экстремальных условиях космоса, гидрокосмоса, Арктики, технологии и комплексы томографического неразрушающего контроля нового поколения. Учеными ТПУ разработаны конструкционные материалы космических аппаратов на основе современных легких, высокопрочных стекло- и углепластиков и радиационно-стойкие защитные материалы и нанопокрытия для защиты электроники космических аппаратов. Эти материалы в совокупности с современными подходами к проектированию конструкций на их основе найдут применение не только при строительстве авиакосмических аппаратов, но и в других сферах. Для Севера будут разработаны современные футерованные (защитные) материалы, наполненные наночастицами, с повышенной в 2-3 раза износостойкостью.

- Надо полагать, такие проекты требуют широкой кооперации?

- Безусловно. Без интеграции с ведущими исследовательскими центрами и бизнес-структурами добиться прорыва будет крайне трудно. В работе по новым материалам, например, мы действуем совместно с компанией BISS ltd. (Индия), входящей в Корпорацию Instron. В сотрудничестве с ней будет создан и оснащен не имеющий аналогов в России центр и разработаны новые методики ресурсных испытаний конструкций и изделий, предназначенных для работы в сложных и экстремальных условиях. Новые методики основаны на уникальных подходах, развитых в рамках ведущей российской научной школы «Физическая мезомеханика» (руководитель профессор ТПУ, академик РАН Виктор Панин).

Совместно с коллегами из University of West Bohemia (Чешская республика) мы ведем разработку сверхтвердых покрытий с повышенной стойкостью к трещинообразованию. Разработка подобных покрытий, сочетающих в себе такие «несовместимые» свойства, как высокая твердость и эластичность, будет основана на использовании в составе нанокомпозитов двойных, тройных и многоэлементных нитридов, карбидов, оксидов, боридов и их комбинаций.

- Что из себя представляют ваши многофункциональные томографические комплексы?

- Они предназначены для неразрушающего контроля различных материалов и изделий. Отличительной особенностью таких систем является способность реконструировать объемной изображение исследуемого объекта с подробной визуализацией внутренней структуры. При этом в комплексах используются различные виды и источники излучения: циклические индукционные ускорители (бетатроны), ультразвук, термография, рентгеновское и электромагнитное излучение. Сфера применения: авиационная, космическая промышленность, точное машиностроение и многие другие. На его основе можно сделать, например, досмотровые комплексы, в которые может заехать целый автомобиль или вагон, или установлен контейнер. С использованием безопасных методов технику будут «просвечивать», определять наличие взрывчатых и иных опасных веществ. Сегодня это достаточно востребовано в нашем взрывоопасном мире.

- Ключевой проект кластера «Устойчивая энергетика» -  «Гибридное моделирование и управление в интеллектуальных энергосистемах» - предполагает объединение физического, аналогового и цифрового моделирования. В мире уже есть подобные разработки, а в чем уникальность вашей технологии?

- В мировой науке гибридным моделированием занимаются, это направление сейчас очень популярно и оно позволило получить довольно ощутимый эффект в исследовательской деятельности в разных областях. Но что касается моделирования именно электроэнергетических систем, и особенно предложенного ТПУ подхода к гибридному моделированию, то здесь мы действительно уникальны и являемся мировыми лидерами.

В области управления интеллектуальными энергосистемами серьезные заделы есть у нашего партнера по мега-проекту – Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН. Объединение наших усилий с привлечением ведущих зарубежных исследователей должно дать синергетический эффект, поскольку разработка технологий в области управления интеллектуальными энергосистемами невозможна без хорошего моделирования процессов в таких системах.

- В чем будет эффект для энергетики?

- Экономический эффект от использования разработанных решений связан прежде всего с уменьшением количества системных аварий в энергосистемах, либо последствий таких аварий при невозможности их предотвратить и повышения эффективности процесса передачи и потребления электроэнергии. Тема сверхактуальная. Одна только авария в Москве и Московской области в 2005 году принесла ущерб в 2 млрд. руб. Авария 2012 года в Индии затронула 600 млн человек, которые оставались без электричества от нескольких часов до нескольких дней.

- В кластере "Ресурсы планеты" ваши ученые сосредоточились на эффективном недропользовании, космогеологии – «болевых» точках современных экономик. Какие проблемы вы здесь решаете и какие уже есть достижения?

- В России основная часть нефтегазовых запасов относится к категории трудноизвлекаемым. При этом ведущие эксперты считают, что Россия может стать мировым лидером по добыче трудноизвлекаемых углеводородов, для чего, в первую очередь, необходимо развитие новых технологий. ТПУ взялся за решение достаточно амбициозной задачи комплексного исследования нетрадиционных (ультранизкопроницаемых, трещиновато-кавернозных) месторождений нефти и газа. Наши ученые разрабатывают новые технологии и методы изучения нетрадиционных коллекторов, которые позволят повысить эффективность разработки сложнопостроенных месторождений нефти и газа, в том числе сланцевых, нами предлагаются новые методики подсчета запасов углеводородов на таких месторождениях.

- Есть ли уже интерес к этому проекту со стороны российских или иностранных нефтегазодобывающих компаний и если да, готовы ли они участвовать в разработках и каким образом?

- Да, интерес к проекту есть со стороны российских компаний НК «Роснефть», ОАО «Газпром нефть». Они являются сетевыми партнерами проекта. Совместно с их технологами и разработчиками ТПУ работает над исследованием матричной проницаемости на керне отложений баженовской свиты по методу GRI (Gas Research Institute), оценке генерационного потенциала нефтематеринских пород и коллекторов, оценке перспектив нефтегазоносности территорий.

- Томский политехнический ведет работы по усовершенствованию автономных подводных роботов. Какие именно ваши разработки позволяют им выдерживать конкуренцию с мировыми аналогами глубоководных аппаратов сейчас и какие – в будущем?

- Автономные необитаемые подводные аппараты (АНПА) – это своего рода корабли, с помощью которых человечество все активнее проникает в гидрокосмос, покрывающий ¾ поверхности планеты. И человечество уже в ближайшее время столкнется с острой необходимостью все больше осваивать эти колоссальные минеральные и биологические ресурсы. Томский политехнический университет намерен активно участвовать в создании нового поколения подводных аппаратов, которые будут легче и прочнее предшественников. У нас есть сильные школы материаловедов, которые предлагают для АНПА новые конструкционные материалы (композитные, армированные и другие). В ТПУ разработаны первые в мире малогабаритные бетатроны, широко используемые для неразрушающего контроля материалов и изделий, досмотровых комплексов. Кому, как ни ТПУ, работать над оснащением подводных аппаратов бортовым бетатронным интроскопом? Он сделает АНПА незаменимым в обследовании подводной части нефтегазовых платформ, трубопроводов, бурового инструмента без подъема их на поверхность.

Емкость аккумуляторных батарей – важнейший ресурс таких аппаратов, определяющий пределы автономности их пребывания под водой. И здесь ученые ТПУ имеют заделы по созданию новых, существенно более мощных электрогенераторных устройств на принципах водородной энергетики. Создаются твердооксидные топливные элементы, эдакие «сухие» аккумуляторные батареи.

Информативность и качество проводимых с помощью АНПА исследований шельфа, глубоководных участков морей и океанов, мониторинга подводной обстановки на логистических маршрутах во многом определяются бортовым информационно-измерительным комплексом и его сенсорикой. В создании новых прецизионных датчиков и измерительных устройств для АНПА ТПУ также планирует приложить усилия своих специалистов в содружестве с другими университетами и приборостроительными предприятиями города Томска.

Кибернетики ТПУ тоже не останутся в стороне. Перед ними стоит задача развития навигационно-телекоммуникационной системы управления подводными аппаратами на основе интеграции гетерогенных каналов связи (гидроакустических, радио, спутниковых), а также постановка и решение принципиально новых задач управления группами АНПА. Здесь тоже не без заделов. Есть в ТПУ многолетний опыт создания и широкомасштабного внедрения территориально распределенных систем мониторинга, связи и управления. Эта работа в 2013 году удостоилась премии Правительства РФ.

И, конечно, нам придает силы сотрудничество с Институтом проблем морских технологий (ИПМТ) ДВО РАН, который возглавляет выпускник Томского политеха, член-корреспондент РАН Леонид Анатольевич Наумов. Недавно мы открыли при ТПУ совместную с ИПМТ лабораторию телекоммуникаций, приборостроения и морской геологии.

- Какие разработки кластера «Медицинская инженерия» позволят доказать, что Россия не на задворках этой темы, в которой существенно продвинулись развитые страны?

- По мнению ведущих онкологов, избавить население планеты от онкологических заболеваний в ближайшей перспективе будет невозможно, поскольку свойство мутации живых клеток заложено в самой природе человека. Поэтому идет интенсивный поиск эффективных методов ранней диагностики заболеваний и их эффективного лечения. Одним из направлений исследований, которое мы развиваем в кластере «Медицинская инженерия», является создание радиофармпрепарата для ранней диагностики онкологических заболеваний на основе меченного технецием-99m наноколлоидного гамма-оксида алюминия для выявления «сторожевых» лимфатических узлов, своего рода «капканов» для злокачественных клеток.

- В чем его преимущество?

- Наш радоиформпрепарат в 5-10 раз активнее накапливается в сторожевых лимфатических узлах по сравнению с зарубежными аналогами. В настоящее время выявление «сторожевых» лимфатических узлов является основой органосохраняющих операций в онкологии. От 30 до 50% пациентов со злокачественными новообразованиями не имеют метастазов в лимфатические узлы. В этой связи внедрение технологий выявления сторожевых лимфатических узлов позволит только в России улучшить качество жизни 100-120 тыс. пациентов, которым ежегодно не по показаниям выполняют калечащие онко-операции.

Кроме того, создаваемый в университете автоматизированный программный комплекс для интраоперационной лучевой терапии злокачественных новообразований позволит точечно воздействовать на пораженные ткани непосредственно во время операции, минимизируя тем самым воздействие пучка заряженных частиц на здоровые клетки организма. Этот комплекс реализуется на базе созданных в университете малогабаритных бетатронов.

- Сейчас многие в мире заняты биоинженерией. Планируется у вас такое направление?

- Оно уже есть и касается разработок в области биосовместимых материалов. Например, уникальные биосовместимые полимерные покрытия на медицинские изделия. Уникальность их в том, что они являются своего рода «транспортными контейнерами» для доставки лекарственных препаратов. Так, например, эти покрытия прошли успешную апробацию на конструкционных элементах, имеющих мировую известность аппаратах Илизарова. Применение наших покрытий позволяет существенно сократить риски возможных осложнений и уменьшить сроки восстановления пациентов. Следующий шаг – это создание в партнерстве с томским НИИ кардиологии и промышленными партнерами (ООО «Ангиолайн», город Новосибирск) сосудистого стента с биодеградируемым покрытием. Он содержит химически модифицированный наноматериал, обладающий антагонистическими свойствами по отношению к структуре атеросклеротической бляшки.

- Международный научный совет ТПУ возглавил лауреат Нобелевской премии по химии 2011 года из Израиля Дан Шехтман. Как это поможет вам развивать глобальные научные связи, что для этого делается уже сейчас?

- Дан Шехтман – выдающийся ученый-химик, имеющий высокий авторитет в мировой науке. С его помощью и с помощью других членов Международного научного совета сделана оценка актуальности исследовательской повестки Томского политехнического университета. Сам факт, что Международный совет ТПУ возглавил лауреат Нобелевской премии повышает известность и узнаваемость вуза в мире. Мы надеемся, что он поможет научным коллективам ТПУ интегрироваться в мировое научное сообщество, установить новые контакты как для совместных научных исследований, так и с целью продвижения инновационной продукции вуза на мировой рынок. Следствием этой работы будет повышение всех ключевых показателей программы развития университета.

Что уже сделано? В институте физики высоких технологий ТПУ создана сетевая научно-образовательная лаборатория «Медицинское материаловедение», научное руководство которой осуществляет Дан Шехтман. Лаборатория выиграла грант РНФ на осуществление фундаментальных и поисковых научных исследований в области борьбы с раковыми заболеваниями. Подписано соглашение о сотрудничестве с Израильским технологическим институтом «Технион» (г. Хайфа), который представляет профессор Шехтман.

На минувшей неделе в Томске под его председательством состоялось заседание Международного научного совета ТПУ, чтобы вынести свой экспертный вердикт по тем приоритетным исследовательским мега-проектам вуза. Проекты в целом получили достаточно высокую оценку международных экспертов, пять из шести получили одобрение, один будет дорабатываться.

Мы надеемся, что сотрудничество с учеными с мировым именем придаст Томскому политехническому университету новый импульс в развитии и поможет в достижении цели, к которой мы стремимся – войти к 2020 году в число ведущих университетов мира.

Записал Сергей Никифоров

Читайте последние новости на сегодня на страницах Эксперт Online и в Одноклассниках