Надежды не оправдались

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
29 сентября 2014, 19:52

Август стал самым провальным месяцем в этом году для промышленности. Предприятия увеличили обороты, но уменьшился существенно спрос, ввиду чего многие сработали «на склад». Предприятия перестали инвестировать в развитие производства. Основные причины – ограничение доступа к заимствованиям на Западе и повышение ключевой ставки Центробанком. Пока что от рецессии промпроизводство спасает только девальвация рубля

Фото РИА Новости

Август этого года стал самым худшим для промышленности с точки зрения состояния делового климата -  это выводы, сделанные в результате опроса руководителей предприятий  Центром конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ. Предприятия почти прекратили инвестиции, что подтверждается и данными Росстата. В августе объем промышленного производства снизился на 0,2% к июлю. При этом индекс его в январе-августе 2014 года составил 101,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако индекс промпроизводства в августе этого года по сравнению с августом прошлого составил 100,0 процента. Таким образом, по итогам января-августа 2014 года, несмотря на продолжающееся влияние негативных факторов политического характера, динамика промышленного производства продемонстрировала рост к аналогичному периоду прошлого года, но очень умеренный.

«Предприятия попали в зону неопределенности, поэтому стали меньше инвестировать в рискованные проекты, но стали повышать зарплату управленческому персоналу, - пояснил «Эксперт Online» Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. - Сейчас рост зарплат достиг уже 50% темпов роста ВВП, что становится опасным. Такие показатели были одним из факторов кризисов  1998 и 2008 годов.  Кризис мы прогнозировать не можем, но переход в рецессию вполне возможен. При темпах роста производства в 1% по итогам прошлого года, рост зарплат в среднем составил 10%».

Динамика промышленного производства в целом, с исключением сезонной и календарной составляющих, после роста в июле, в августе  стала отрицательной (-0,2 процента). В добыче полезных ископаемых  после сокращения в июле, в августе рост восстановился (1,0 %), в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды в августе рост продолжился  (0,4 процента). В обрабатывающих производствах после восстановления роста в июле, в августе вновь произошло сокращение (-0,7  процента).

Августовские количественные данные Росстата полностью подтвердили пессимистические настроения, высказанные предпринимателями в последний месяц лета. Отличительной чертой сентябрьского опроса НИУ ВШЭ стала малозаметная, но разнонаправленная динамика по улучшению производственной составляющей и ухудшению уровня спроса на продукцию предприятий. Как правило, эти два взаимозависимых показателя изменяются в одном направлении.

К заметным позитивным результатам можно с уверенностью отнести перелом негативной тенденции, продолжавшейся предыдущие четыре месяца подряд, в оценке среднего уровня загрузки производственных мощностей. В сентябре по сравнению с августом загрузка мощностей по промышленности в целом увеличилась на 1% , составив 61%. Однако следует отметить, что в соответствующем периоде прошлого года значение данного показателя составляло 64%.

Справка:
Основные итоги опроса промышленников в сентябре 2014 года Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований  НИУ ВШЭ
  • 18% респондентов сообщили об увеличении объемов отгруженной продукции по сравнению с предыдущим месяцем. При этом 17% сократили объемы, а почти две трети сохранили уровень августа (разброс мнений соответствует помесячной динамике текущего года);
  • 38% респондентов оценили спрос на продукцию своих предприятий «ниже нормального» уровня (худший показатель с апреля 2010 г.);
  • на 75% предприятий сохранилась численность занятых на уровне августа. Об увеличении сообщили 9% респондентов, о сокращении – 16% (соответствует динамике текущего года);
  • 12% предприятий подняли цены на отгруженную продукцию и 27% ощутили рост цен на сырье и материалы. При этом о сохранении соответствующих цен сообщили 78 и 65% участников опроса (улучшение по сравнению с началом лета текущего года);
  • лишь на 11% предприятий улучшилась ситуация с собственными финансовыми ресурсами и на 14% – с прибылью. Ухудшение констатировали 21 и 25% респондентов (худшие результаты в текущем году);
  • лишь только 7% руководителей оценили общую экономическую ситуацию на своих предприятиях как «благоприятную». Почти две трети участников опроса дали «удовлетворительную» оценку, а два из десяти сообщили о «неудовлетворительном» состоянии своих предприятий.

Достаточно спокойными, после всплеска в начале лета, выглядят оценки респондентов как текущих, так ожидаемых цен на «свою» отгруженную и «чужую» (сырье и материалы) продукцию.

Среди факторов, сдерживающих производство -  ухудшение спроса на продукцию, о чем сообщили 48% респондентов. Снижение спроса при росте производства в некоторых отраслях говорит о том, что предприятия в отчетном месяце частично сработали на «склад». Подтверждением этого  может служить дальнейшее ухудшение ситуации с собственными финансовыми ресурсами и прибылью, соответственно, сокращением инвестиционного спроса, а также наблюдаемым в последнее время постепенным сжатием потребительского спроса со стороны населения, конечного потребителя части промышленной продукции.

Вторая значимая причина – снижение инвестиций. По оценке Минэкономразвития России, инвестиции в основной капитал с исключением сезонного фактора в августе снизились на 1,7 %, объемы работ по виду деятельности «Строительство» снизились на 0,8 %  к предыдущему месяцу.

 «Есть сектора, где наблюдается рост – это в сфере транспорта и оборудования. Машиностроение падает, здесь самые низкие темпы роста, но самолетов на экспорт или вагонов для РЖД стали делать больше - говорит Георгий Остапкович. -  В основном выручает промышленность госзаказ в то время как частные инвестиции падают. Причина в том, что системообразующие банки не фондируются, ограничен доступ к зарубежным финансам. Если еще в прошлом году кредит можно было взять под 12% годовых, сейчас только под 14%, а за 13% - только с откатом банкиру. только с откатом». 

После введения санкций США и Евросоюза крупнейшие банки перестали получать заимствования на Западе, в то же время Центробанк уже третий раз за год повысил ключевую ставку с 6,5% до восьми ввиду политики таргетирования инфляции.

«Спорить сейчас что важнее – поддержать промышленность низкой ставкой или все же сдерживать инфляцию -  это все равно, что спорить, с какой стороны разбивать яйцо, -  пояснил «Эксперт Online» Роман Терехин, руководитель независимого экспертного центра «Общественная Дума». - Такие показатели по промышленному росту ожидаемы, по итогам года тоже можно прогнозировать если не падение объемов производства, то во всяком случае отсутствие роста. Причина не только в санкциях, но и  в общем спаде экономики, ограничении финансирования. Когда не кредитуются основные наши банки, то цепная реакция распространяется на всех, все стали более осторожны в кредитовании предприятий. Из-за отсутствия возможности делать заимствования западного капитала нашими крупными банками страдают крупные предприятия, которые и являются драйверами роста производства». 

Пока нашу промышленность выручает девальвация рубля. Традиционно она поддержала экспортеров металла и проката стали. В частности, укрепление доллара за год на 12,8% (по состоянию на июнь) позволило, например,  РУСАЛу сократить издержки даже при потере части выручки.

«Девальвация российского рубля по отношению к доллару США оказывает положительное влияние на общий уровень затрат компании, - пояснили «Эксперт Online» в РУСАЛе. - По итогам первого полугодия снижение курса рубля стало одним из факторов снижения уровня издержек и улучшения результатов операционной деятельности компании. Снижение экспорта было обусловлено сокращением неэффективных мощностей. В первом полугодии 2014 года производство алюминия сократилось до 1 783 тыс. тонн, или на 10,8%, по сравнению с 1 999 тыс. тонн, произведенными в первом полугодии 2013 года, в результате реализации программы сокращения  мощностей на наименее эффективных заводах».

Минэкономразвития пересмотрело по итогам августа оценки экспорта продукции. По отношению к соответствующему месяцу предыдущего года эта оценка пересмотрена с -0,2 % до 1,0 %, а сезонновыровненный рост к предыдущему месяцу в июле скорректирован с 0,2 % до 0,4 процента.  Но основным фактором этого пересмотра стал значительный всплеск роста экспорта нефтепродуктов, который составил 39,3 % за рассматриваемый период против падения на 16,6 % в июне (к соответствующему периоду прошлого года). А обрабатывающие производства покажут по итогам года резкое снижение объемов. Позитивные ожидания пока только у металлургов. 

 «Оценивая ситуацию на рынке до конца текущего года, мы ожидаем, что цена алюминия на LME будет оставаться на текущем уровне, а также видим потенциал для роста премий. Положительная динамика в алюминиевом секторе поддерживается за счет растущего дефицита на мировом рынке без учета Китая, уверенным ростом спроса, в частности, за счет более активного использования алюминия вместо стали в автомобильном секторе, а также отсутствием новых проектов по вводу мощностей, которые бы оказывали давление на баланс спроса и предложения», - комментирует генеральный директор РУСАЛа Олег Дерипаска

Несколько иная ситуация у производителей железорудной продукции. Например,  «Металлоинвест» в первом квартале снизил отгрузку железорудной продукции на внутренний рынок на 9,6% до 3,8 млн тонн (поставки потребителям в России и СНГ обеспечила  58% продаж). Структура экспорта была неравномерной ввиду волнообразного спроса. Компании в первом квартале пришлось переориентировать часть поставок с европейского рынка на Ближний Восток. Поставки в Европу составили 1,4 млн. тонн и обеспечили 21% консолидированного объема отгрузки железорудной продукции компании, на Ближний Восток и Северную Африку – 0,3 млн тонн или 4%. В результате улучшения конъюнктуры рынка в Китае в первом квартале «Металлоинвест» вдвое увеличил туда поставки по сравнению с четвертым кварталом прошлого года - до 0,5 млн тон. По итогам второго квартала, напротив,  поставки в Европу вновь выросли на 7,3%  - до 1,5 млн тонн (22% объема экспорта), в основном за счет увеличения поставок в Италию и Чехию. Объемы отгрузок в Китай, а также на Ближний Восток и Северную Африку  снизились на 11,5% и 16,4% соответственно.

«Несмотря, что почти 40% продукции компания поставляет на экспорт, эффекта от девальвации рубля мы не ощущаем, поскольку здесь вмешался другой фактор – падение цен на руду составило более чем на 20%, - пояснил «Эксперт Online» источник в «Металлоинвесте». –  Это «съедает» дополнительную экспортную выручку. В этом году стоимость железорудной продукции снизилась до 83-84 долларов за тонну против 135 в прошлом году».   

В целом же надежды экспертов на оживление промышленности в третьем квартале не оправдались (даже несмотря на то, что этот период статистически избавлен от различного рода праздничных календарных перекосов и секвестированных месяцев типа февраля). Если отрасль будет показывать такую же низкую деловую активность, что и в августе, то надеяться на акцентированные позитивные итоги года вряд ли возможно. Самый оптимистичный прогноз НИУ ВШЭ по росту объемов отгруженной продукции по итогам 2014 года может быть в районе 0,8–1%.

«Положительного эффекта девальвации мы не наблюдаем, поскольку он может быть начиная с 40% падения рубля к доллару, сейчас только 18%, - говорит Георгий Остапкович. -  Эффект мы видели в 1998 году, когда процент падения рубля к доллару составил 250. Сейчас доллар должен стоить 46 рублей, чтобы предприятия переключились с покупки импортного оборудования на отечественное. Пока же выгоднее покупать более дорогие импортные станки, поскольку они более производительны, чем наши. Отсюда и минимален эффект от импортозамещения. Пока он заметен только в металлургии – стали больше производить арматуры вместо украинских предприятий. А чтобы наладить импортозамещение в обрабатывающих отраслях, нужно время и  деньги, которых нет. Все меры господдержки по созданию фонда проектного финансирования коснутся избранных предприятий, что только ослабит  конкуренцию».

В «Ростехе» влияние санкций на состояние предприятий оценивают  двояко. К первой категории отнесли холдинги «Высокоточные комплексы», «Техмаш», «Базальт», «РТ-Химкомпозит», концерн «Калашников», «Сириус», «Станкоинструмент», которым европейские и американские компании откажут в поставке комплектующих.

«Санкции не окажут влияния на производство продукции в рамках гособоронзаказа, так как в производстве военной продукции не используются какие-либо европейские комплектующие, - говорится в сообщении компании. - Но санкции окажут влияние на европейские предприятия оборонно-промышленного комплекса, продукция которых используется в военной продукции, поставляемой «Рособоронэкспортом» на рынки третьих стран».

Ко второй категории относят, например, «Оборонпром», который влияние санкций по идее не должен ощутить вовсе.

«Этот холдинг не привлекал и не привлекает займов и кредитов от европейских банков и других зарубежных финансовых институтов. Облигационные займы «Оборонпрома» приобретены российскими банками (в частности, ВТБ). Таким образом, новый раунд санкций не окажет никакого влияния на текущую бизнес-деятельность холдинга».

Не высказали беспокойства и в ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация», которая также попала под санкции.

«Потребность в заемном капитале корпорация целиком  покрывает за счет привлечений на рынке капитала РФ, - заявил вице-президента ОАК по экономике и финансам Дмитрий Елисеев. - Так, в структуре консолидированного кредитного портфеля Корпорации доля заемного капитала, приходящегося на банки-нерезиденты, составляет менее 1%. Основной объем заимствований корпорации приходится на банки с преимущественным участием государства - порядка 60%, и почти 20% приходится на долю облигаций, эмитированных в РФ. В этой связи ограничение заимствований ОАК на рынках иностранного капитала не окажет существенного влияния на финансовую деятельность Корпорации».

Что касается эффекта от девальвации, то ее в ОАК не ожидают ввиду того, что основной экспортный продукт – SSJ-100 продается в основном в лизинг, то есть предприятие по сути кредитует клиентов.

И все таки небольшой эффект от разницы курсов валют есть. Несмотря на то, что в первом полугодии убыток от продаж составил 0,9 млрд рублей, результаты финансовой деятельности, достигнутые преимущественно за счет процентных поступлений и положительных курсовых разниц, позволили ОАК по итогам отчетного периода получить чистую прибыль в размере 1,5 млрд рублей (рост практически в 3 раза в сравнении с первым полугодием 2013 года) и обеспечить показатель рентабельности по ней в 112,5%.

Хотя выручка ОАО «ОАК» в первом полугодии упала на  50,8%, до 1,4 млрд рублей, по итогам года корпорация прогнозирует рост выручки практически в три раза в сравнении с 2013 годом ─ до 30,0 – 35,0 млрд руб. Рост будет обеспечен, прежде всего, за счет выполнения сервисных контрактов для Минобороны РФ и увеличения объемов поставок воздушных судов. Кроме того, позитивный эффект как от девальвации, так и от политических рисков в  ОАК планируют достичь за счет снижения доли импорта комплектующих.

«Санкции дадут нам мощный толчок к импортозамещению, - говорит Дмитрий Елисеев. - Если в SSJ-100 доля импортных комплектующих  составляет до 40%, то в МС-21 она будет намного меньше. Для этого мы сейчас активно входим в кооперацию с холдингами «Ростеха», например, по производству систем авионики с «Концерном радиоэлектронные технологии», будет также создаваться собственное шасси и многое другое. Кроме того, будем искать новые инструменты господдержки для предоставления гарантий нашим клиентам для стимулирования лизинга».

 Кстати, правительство уже выделило корпорации «Иркут» (входит в ОАК) государственные гарантии на сумму до 400 миллионов долларов на создание нового российского пассажирского самолета МС-21, с помощью которого ОАК планирует снизить долю импортных комплектующих.

Индекс добычи топливно-энергетических полезных ископаемых за январь-август 2014 года составил 100,8% к соответствующему периоду 2013 года, в том числе в августе -   100,9 процента. При этом, исключив сезонный и календарный фактор, добыча топливно-энергетических полезных ископаемых в августе 2014 г. выросла на 1,0% к уровню предыдущего месяца. Объем добычи нефти, включая газовый конденсат в январе-августе 2014 г. вырос и составил 348,8 млн тонн.

Основной прирост добычи нефти в январе-августе обеспечили ОАО «АНК «Башнефть»  (около 1,1 млн т к уровню 2013 года) и ОАО «Газпром нефть» (около 1 млн т за счет проведения высокоэффективных геолого-технических мероприятий на зрелых месторождениях), прочие производители – около 1,2 млн тон. Росли и предприятия, работающие по соглашению о разделе продукции (около 0,6 млн тонн). Снижение добычи в этот период отмечалось у ОАО «НГК «СЛАВНЕФТЬ», ОАО «НК «РуссНефть», АО «НК «Роснефть», ОАО «НК «ЛУКОЙЛ», ОАО «НК «Сургутнефтегаз». При этом ОАО «НК «ЛУКОЙЛ» продолжило реализацию программы по стабилизации добычи нефти, что позволило нарастить темп добычи в августе 2014 года на 0,2% к августу 2013 года.

«Полагаю, что по итогам года и добыча полезных ископаемых упадет, поскольку падает цена нефти, снижается экспорт ее, а Роснефть если получит из ФНБ средства, то не сможет их в этом году перевести в добавленную стоимость, - говорит Георгий Остапкович. – Минпром дает прогноз в целом по промышленности в 2% роста, по отдельным отраслям машиностроение 2,8%.  Это, скорей всего, ввиду роста объема заказов в оборонке. Но в целом нам надо менять экономическую модель, переходить от экономики спроса к экономике предложения. Это значит нажимать на модернизацию для прроизводства конкурентоспособной продукции».

«Государственные вложения в экономику дают только поддержку, но не обеспечивают рост, - говорит Роман Терехин. - Промышленность не может без инвестиций, а государство инвестор менее эффективный, чем любой частный инвестфонд, который не просто выделяет деньги, но и управляет ими».