«Мурманский рыбокомбинат» требует впустить в страну живую рыбу

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
8 сентября 2014, 20:35

Единственному в России предприятию, работающему с живой рыбой ОАО «Мурманский рыбокомбинат» грозит банкротство. Модернизированный по госпрограмме на льготные кредиты завод приспособлен только под работу с живой норвежской рыбой, запрещенной к ввозу из-за санкций. Для спасения производства руководство рыбокомбината обратилось с иском в суд к правительству, рассчитывая добиться исключения живой рыбы из списка запретных к ввозу продуктов

Введенный в июле запрет на ввоз продуктов из США, Евросоюза, Австралии и Норвегии может обернуться уникальным судебным прецедентом. ОАО «Мурманский рыбокомбинат» обратилось в Верховный суд с иском к правительству РФ о признании частично недействительным постановления правительства о введении эмбарго.

«Считаем постановление Правительства Российской Федерации от 7 августа 2014 года № 778 (...) в части запрета ввоза в Российскую Федерацию живой рыбы по кодам ТН ВЭД ТС 0301 998000, 0301 991100 не соответствует указу президента РФ от 6.08.2014 № 560 „О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации“ и нарушает права и законные интересы ОАО „Мурманский рыбокомбинат“ в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», — говорится в исковом заявлении за подписью генерального директора комбината Михаила Зуба.

Речь идет о товарном коде «живая рыба», которую заявитель и просит исключить из числа запрещенных к ввозу товаров. ОАО «Мурманский рыбокомбинат», по данным Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка, входит в десятку крупнейших рыбоперерабатывающих предприятий России. 51% акций принадлежит менеджменту, 49% сотрудникам нескольких дочерних предприятий «Мурманского рыбокомбината». Производство располагается в Мурманском морском рыбном порту, мощность производства составляет 70 тыс. тонн в год. В связи с санкциями «Мурманский рыбокомбинат» закрылся, из-за чего без работы остались сотни сотрудников. Предприятие получило чистый убыток в 72 млн рублей при суточной производительности 1,2 млн рублей.

«Наш иск направлен не столько на интересы самого комбината, сколько на сохранение единственной в России технологии, позволяющей поставлять потребителю качественную рыбу по ценам намного ниже рыночных, - пояснил «Эксперт Online» Михаил Зуб, генеральный директор ОАО «Мурманский рыбокомбинат». – Хотя, конечно, сейчас из-за простоев нашего комбината закрываются и наши дочерние предприятия, начались перебои в работе Санкт-Петербургского рыбоприемного комбината. Запустив наш проект, мы увидели колоссальную эффективность. Норвежские RSW суда позволяют доставлять на берег живую рыбу. Но более того, если наше судно со ста рыбаками добывает 100 тон рыбы, то норвежское с восемью человеками в команде набирает 600 тонн. Отсюда и низкая цена сырья, которое намного качественнее охлажденного».

«Мурманский рыбокомбинат» — единственное предприятие России, работающее с живой рыбой. В 2013 году была проведена модернизация производства по приемке, переработке живой и охлажденной рыбы, поставляемой судам с RSW-танками (наливные танки с системой охлаждения забортной водой), производимые только в Норвегии. Модернизация была проведена согласно программе, которая еще в 1999 году была утверждена премьер-министром Владимиром Путиным.

«Наши рыболовные компании отказались работать с «Мурманским рыбокомбинатом», - пояснил «Эксперт Online» Анатолий Евенко, председатель правления НО «Ассоциация прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурманска». – Хотя у предприятия есть технологические возможности принимать и охлажденную рыбу, предлагал он за такую продукцию слишком низкую цену, мотивируя это условиями госпрограммы, по которой не мог платить больше. К тому же комбинат часто нарушал сроки оплаты. В итоге рыбаки стали поставлять рыбу другим переработчикам. Поэтому, если бы «Мурманский рыбокомбинат» работал изначально с нашими рыбаками, сейчас не оказался бы в такой ситуации. Тем более, что сейчас предприятия, которые работают с нашей рыбой, на подъеме. Из-за санкций спрос на нашу продукцию уверенно растете, уже процентов на 30».

Однако, по словам Михаила Зуба, с российскими добытчиками предприятие не работает именно потому, что изначально модернизировалось под живую рыбу, доставлять которую могут в основном норвежские RSW-суда. Они тянут рыбу в большой сети по воде, а у берега закачивают ее по трубе непосредственно в цеха переработки.

«Уникальность данной технологии в том, что судно добывает рыбу по технологии, которой нет в Российской Федерации и тем самым сохраняет рыбу в живом состоянии. При всей уникальности данного берегового производства есть минус — невозможность работ с судами другого класса. Поэтому отсутствие судов-живорыбников в Российской Федерации с RSW-танками парализует деятельность предприятия», — говорится в исковом заявлении.

Впрочем, у «Мурманского рыбокомбината» был запасной вариант. Единственное в России RSW-судно «Лазурный» принадлежит компании «Айсберг-Норд», но оно тоже довозит до берега уже умертвленную рыбу. Тем не менее, оно технологически приспособлено под новые цеха «Мурманского рыбокомбината»: позволяет прокачивать рыбу с судна по трубе. Иная технология после модернизации на предприятии не предусмотрена.

«Если бы в апреле, как мы просили, Северный национальный промысловый совет выделил бы «Айсберг-Норду» квоту на вылов донной рыбы, мы бы сейчас пережили эту ситуацию, - говорит Михаил Зуб. – Пусть бы работали с охлажденной рыбой, но работали бы. Поэтому остался один выход – только суд. Мы же не просим отменять постановление правительства, а просим дополнить его, как это уже было ранее сделано, когда из перечня запрещенных к ввозу товаров исключили мальков лосося для развития аквакультуры. Надеюсь, что суд увидит, что производство рыбы по нашей технологии позволяет поставлять населению продукцию в разы дешевле. Надеюсь, суд войдет в положение и обяжет правительство пойти нам навстречу. Хотя мы готовы, конечно, и в досудебном порядке вести диалог, но никто же не хочет. В конце концов, речь может идти просто об ошибке правительства. Ведь в указе президента по санкциям сказано «запретить или ограничить», а в постановлении правительства уже звучит просто «запретить».

Уникальность технологии обернулась и тем, что «Мурманскому рыбокомбинату» приходится в одиночку добиваться от правительства разрешения на ввоз живой рыбы. Других участников отрасли эта проблема затронула в меньшей степени.

«Решение по вводу санкций было политическим, поэтому если для страны сейчас важно, чтобы запретить ввоз рыбы, значит, это сейчас важнее, - считает «Эксперт Online» Виталий Корнев, президент Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка. – В случае потепления отношений, когда хотя бы России перестанут грозить новыми санкциями, мы от своей ассоциации уже сможем приступить к юридическим действиям, в том числе поддержать инициативу «Мурманского рыбокомбината». В нынешней ситуации это попросту бесперспективно и может ему навредить еще больше».

«Ели бы господин Зуб обратился к нам, мы бы после изучения его претензии могли бы подключиться и оказать ему поддержку, - поясняет «Эксперт Online» Сергей Лебединский, председатель отделения «Деловой России» по рыбохозяйственному комплексу. - В целом, конечно, «Мурманский рыбокомбинат» оказался заложником своей стратегии. Все работают с охлажденной или мороженной рыбой, - так сложилось исторически, поскольку добыча происходит далеко от берега. Они же модернизировали технологию под живую рыбу – более прогрессивная технология. Но вот получается, время сыграло против них».

По словам участников рынка, многим производителям, работавшим ранее с норвежским или ирландским охлажденным лососем, не удалось переключиться на семгу из Чили, как заявляли об этом оптимисты. Чилийцы подняли цену на рыбу на треть, что сделало ее переработку в России невыгодной. В итоге многие наловчились работать через белорусских посредников, активно закупающих рыбу в Норвегии. Согласно открытым данным, рыбоперерабатывающая компания из Белоруссии «Санта Бремор» уже увеличила обороты на 30%, что показательно для всех подобных компаний в союзном государстве.

«На этом фоне губить единственное уникальное производство из живой рыбы просто недопустимо, - говорит Михаил Зуб. - Запрещать надо, заботясь об отрасли. Например, хотя бы пустить через мурманский порт мороженную рыбу с Дальнего Востока, что кстати, будет дешевле, чем везти ее по железной дороге. А мы что сейчас получаем – везем мороженную рыбу в Подмосковье, здесь кооперативы с гастарбайтерами накачивают ее фосфатами, водой, чтобы как-то выдержать рыночную цену – и потом продают. В итоге на рынке нет дешевой и более качественной продукции. В итоге сейчас белорусские компании занимают рынок той же норвежской рыбой. По правилам Таможенного союза, если ты посолили или подкоптил рыбу, она уже считается продуктом переработки. Вот белорусские компании уже ведут переговоры о закупках рыбы в Норвегии в невероятных объемах».

По словам Михаила Зуба, из-за запрета на ввоз норвежской рыбы мурманский морской порт потерял уже половину оборота, многие сотрудники ушли в отпуск без содержания.

«Мурманский рыбокомбинат» регулярно терпит набеги проверяющих органов, несмотря на включение в госпрограмму. Еще в 2000 году добывающая компания «Мурман-Си-Фут» получила квоту на вылов 50 000 тон рыбы для «Мурманского рыбокомбината». Но из-за бюрократических проволочек в Россию удалось поставить только 11% от всего объема. Хотя новая технология и позволяет повысить эффективность производства в восемь раз, госпрограмма оказалась на грани срыва. Тем не менее благодаря госпрограмме, единственным участником которой и является «Мурманский рыбокомбинат», предприятие получило от «Росагролизинга» и «Россельхозбанка» льготный кредит на пять лет под 2,5% годовых в объеме почти 70 млн рублей. На эти средства и был модернизирован завод под живую норвежскую рыбу. Предприятие потратило два года для вхождения в норвежские аукционы, еще два года – на адаптацию контрольных и разрешительных процедур под требования Росрыболовства. Но эффект превзошел ожидания: за месяц работы по новой технологии предприятие уплатило в бюджет годовой объем налогов. На рынке появилась рыба (мойва, сайда, сельдь и прочая) по цене в пять раз ниже рыночной. Например, мойва стоила 15 рублей за килограмм при среднерыночной в 50-60 рублей.

Михаил Зуб не раз обращался с письмами к премьер-министру Дмитрию Медведеву, прежде – к первому вице-премьеру Аркадию Дворковичу, главам Министерства сельского хозяйства и Росрыболовства. Но ни один из адресатов на письмо не ответил. В итоге предприятию грозит банкротство ввиду невозможности вернуть кредит «Росагролизингу» и «Россельхозбанку».

«Постановление правительства (...) противоречит основным целям государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации, (ведет) к росту цен в России для потребителей, банкротству сотен перерабатывающих заводов в России, смещению потоков сырья из Мурманска и Санкт-Петербурга в Белоруссию, (...) потере сотен тысяч рабочих мест, потере налогов и бюджетных поступлений», — говорится в исковом заявлении.

«Правительство издает два вида актов – индивидуальные и нормативные, - пояснил «Эксперт Online» Павел Крашенинников, председатель комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной думы. – Индивидуальные, например, в отношении конкретного предприятия или отрасли, ранее отменяли по решению суда. С нормативными таких прецедентов не было. Поэтому, думаю, у Мурманского рыбокомбината шансы в суде нулевые».

Читайте последние новости об ответных санкциях России на сегодня на страницах Эксперт Online, и в социальных сетях:

- ВКонтакте;

- Одноклассники;

- Твиттер; 

ЖЖ