Неформальный труд победил безработицу

Екатерина Шохина
8 сентября 2014, 17:28

Каждый пятый россиянин работает «в тени». Причины: сокращение спроса на труд и неудовлетворительная система социальной защиты

Фото: ИТАР-ТАСС

Каждый пятый работающий россиянин в 2013 году был занят в неформальном секторе. Такой вывод можно сделать, проанализировав данные Росстата. По итогам 2013 года доля занятых в неформальном секторе составила 19,7%, или 14,1 млн человек, достигнув десятилетнего максимума. За год неформальный сектор пополнился на 0,5 млн человек, формальный (юридические лица) - сократился на 0,7 млн.

Главный критерий неформальной занятости, по данным Росстата, - отсутствие госрегистрации в качестве юрлица. К неформальному сектору относятся как зарегистрированные индивидуальные предприниматели и работающие у них, так и самозанятые граждане (работающие без регистрации в качестве ИП, в том числе в крестьянских хозяйствах). Занятым же считается человек, работающий за вознаграждение хотя бы час в неделю.

Данные о занятости собираются двумя способами. Во-первых, на основе сведений предприятий. Во-вторых, с помощью опросов населения. Эти данные никогда не совпадают, в том числе в оценках размера неформального сектора. Однако динамику обе статистики показывают одинаковую: с 2000-х годов разница между общей занятостью в экономике и числом занятых в белом секторе разрастается.

Тенденция продолжается и в текущем году: за первое полугодие занятость на крупных и средних предприятиях снизилась примерно на 200 000 человек, при этом общая численность занятых в экономике не изменилась - 71,15 млн.

Происходит перелив рабочей силы из формального, регулируемого сектора в неформальный и нерегулируемый, констатирует директор Центра трудовых исследований (ЦТИ) ВШЭ Владимир Гимпельсон: сокращение спроса на труд — это отражение бизнес-климата, не способствующего росту инвестиций, в том числе в создание рабочих мест. Рынок труда при этом деформализуется и деградирует. «Занятость в формальном и неформальном секторах неоднородна: одно дело работать в чистом офисе со стабильной зарплатой, другое — заниматься непонятно чем», — говорит Гимпельсон, но спрос на труд сокращается, а низкие пособия по безработице заставляют людей браться за любую работу. Благодаря теневому рынку труда поддерживается низкая безработица (на июль — 4,9% экономически активного населения, исторический минимум) даже при стагнации экономики.

По мнению Гимпельсона, неформальную экономику отличают низкая производительность и примитивные технологии. Это тормозит экономический рост. Другая проблема неформальной занятости – потенциальная маргинализация занятости, бедность, а также социальное неравенство и отсутствие социальных лифтов. Работники неформального сектора выпадают из системы социальной защиты, а государство лишается части налоговых поступлений, которые могли бы пойти на социальные цели.

При этом у неформальной занятости есть и позитивные стороны. Для многих неофициальная работа – единственная альтернатива безработице. Да и для государства и общества в целом неформальный сектор может оказаться предпочтительнее существования армии безработных. Эта «армия» сама стоит очень дорого. Отчасти это объясняет, почему многие страны, имея высокие показатели неформальной занятости, не слишком усердствуют в борьбе с ней. Ведь победив одну болезнь, можно получить другую, которая окажется еще тяжелее. 

По мнению младшего научного сотрудника ЦеТИ ВШЭ Анны Зудиной, причина роста неформального рынка труда в том, что «формальный сектор в восприятии россиян не связывается ни с возможностью улучшить свое благосостояние, ни с системой социальной защиты. Мало того, проведенное ею исследование показало: самозанятые «неформалы» гораздо выше всех остальных категорий работников оценивают себя по всем субъективным показателям: власти, уважения, и, особенно, благосостояния. Поэтому потерь от перехода из формального сектора в неформальный нет практически никаких.

Читайте последние новости России на сегодня на страницах Эксперт Online, и в социальных сетях:

- ВКонтакте;

- Одноклассники;

- Твиттер; 

ЖЖ