27.IX — 3.X

Максим Соколов
5 октября 2014, 18:02

Касьянов и Улицкая о санкциях. — Шоа как проявление миролюбия. — Утрата честности и порядочности. — "Хор — прообраз идеального государства". — Певческое общество в кокошниках. — Анализ ядер

При единомыслии европейски ориентированных граждан в части того, что экономические санкции против России есть мощное средство за лучший мир, за святую свободу, среди них наблюдаются и частные разногласия в вопросе о том, как же это средство конкретно действует и по каким слоям российского общества оно бьет. Бывший премьер-министр, а ныне трудящийся свободы М. М. Касьянов полагает, что объектом санкций является ближний круг В. В. Путина. Призывая страны Запада не ослаблять санкции, он считает, что "санкции Запада были введены не для ухудшения жизни российского народа, а для того, чтобы отобрать у Путина те ресурсы, которые позволяют ему контролировать страну". Вместе с тем М. М. Касьянов полагает, что под гнетом санкций В. В. Путину "Нужно будет печатать деньги. А это значит — инфляция, курс рубля будет падать, уровень жизни снижаться. Я считаю, что коллапс произойдет через год".

Иначе говоря, уровень жизни простых трудящихся от санкций будет снижаться, однако санкции придуманы не для ухудшения жизни этих самых трудящихся. Противоречие может быть разрешено, если использовать аналогию из военного дела. Тотальное разрушение городов вражеской страны с применением оружия массового поражения, конечно, ухудшает уровень жизни мирного населения, но стратег, принимающий решение о ковровых бомбардировках, не считает гибель и страдания женщин, стариков и детей своей прямой целью — это есть лишь побочные последствия его желания навязать враждебному правителю свою волю и лишить его возможности сопротивляться. А что гибнет некомбатантное население так это а ля гер ком а ля гер. К тому же население может утешаться тем, что бомбы-то освободительные.

Впрочем, наряду с благодушными стратегами типа М. М. Касьянова есть и военачальники более твердые, которые сознательно обращают в кучи щебня города, заведомо не имеющие военного значения (союзные бомбардировки Германии в 1944-45 гг. знают довольно много таких случаев), чтобы таким образом воспитать мирное население вражеской страны и привить ему либеральные и демократические ценности. Примером такого стратега можно считать инженера человеческих душ Л. Е. Улицкую, которая считает: "Сейчас мы вернулись к той же ситуации, когда по радио и телевидению — полное вранье. Это процесс, который, я думаю, может остановиться, когда все эти европейские санкции и нелепости войны, сжирающей безумные деньги, содержание Крыма, который в финансовом отношении — абсолютная черная дыра, приведут к тому, что народ сильно обеднеет и, обеднев, начнет немножко трезветь". Здесь страдания и тяготы народные уже являются прямой целью, ибо только такой ценой можно улучшить качество теле- и радиопередач во враждебной стране.

Как миротворец, Л. Е. Улицкая приводит похвальный пример народного благоразумия, к несчастью, имевший место не у нас, а в другой стране: "Когда я попала на север Франции и увидела эти поля кладбищ (где похоронены погибшие в 1914-1918 гг.), я поняла ту вещь, которая меня всегда изумляла,— почему Франция сдала Париж (немцам в 1940 г.). Да потому что у них память об ужасной войне, которая унесла жизни такого огромного количества людей, была так свежа, что они предпочли сдаться вместо того, чтобы снова проливать кровь".

Когда инженер человеческих душ следующие раз поедет в милую Францию миролюбивую, она может посетить расположенный на стрелке о. Сите мемориал, посвященный жертвам депортации, расположенный на правом берегу Сены в десяти минутах неспешной ходьбы Музей Шоа (можно надеяться, что ей известно это слово, а если неизвестно, пусть попросит разъяснения у музейных сотрудников), может — это тоже недалеко — посетить Зимний велодром, где без воды в самую жару несколько дней
содержались евреи перед отправкой в Рейх, а стерегла их французская полиция. Все это — тут названа весьма малая часть памятных мест — являлось непосредственным следствием бесчестия 1940 года. Предав свой суверенитет, затем французы предавали своих сограждан, отправляемых на злую смерть.

Если писательнице-гуманистке безразличны жертвы Шоа, что тут скажешь? — имеет право, опять же миролюбие дороже, но, конечно, после этого странно было бы ожидать сочувствия к каким-то ватникам.

Артист Л. И. Ярмольник, благоразумно не касался деликатных исторических тем, но лишь поделился в беседе с К. А. Собчак, рассказом о том, как он баллотировался в депутаты. То, сколь трудно быть богом, он познал на собственной шкуре в течение пятнадцати лет творческого сотрудничества с режиссером А. Ю. Германом, однако затем выяснилось, что быть кандидатом в депутаты Мосгордумы еще хуже.

Строго говоря, баллотироваться в губернаторы, как мы знаем по рассказу американского писателя М. Твена, это совсем печальная судьба, по своей прискорбности несравнимая даже с баллотировкой в МГД. Станешь и Белой Горячкой, и Монтанским Вором, и Осквернителем Гробниц, и все то количество отходов человеческой жизнедеятельности, которое в фильме А. Ю. Германа было вылито на всех героев, включая массовку, тут досталось одному М. Твену. Причем отходы, изливаемые на кандидата в губернаторы, были не бутафорские, как у героев Германа, а самые что ни на есть пахучие и натуральные.

Но здесь проблема в том, что с артиста Ярмольника в ходе выборов была снята пыльца невинности. Дожив до седых волос, он сердцем милый был невежда, и даже не знал, что выборы — хоть демократические, хоть не очень — это всегда такая грязь, что хочется калоши надеть. Вероятно, артист в качестве образца видел 1990 г. и выборы народных депутатов РСФСР, когда артисты и телеведущие персонажи избирались публикой на "ура" уже за то, что они артисты и телеведущие: "В данном случае не потому, что меня все знают, и я самый известный с точки зрения публичности, в силу актерства, в силу человеческой позиции меня знают. Я на это потратил полгода, и свое время и силы, свою честность и порядочность. Не меня обманули, не Михаила Дмитриевича, а как бы системно обманули, и верить в это нельзя, этим заниматься нельзя".

Артисты (а равно спортсмены) — они же как дети, и остается надеяться, что при следующей баллотировке по-европейски Михаил Дмитриевич выдвинет в народные депутаты мужа более безнравственного, но и более твердого. Типа ex-справороссов И. В. Пономарева и А. В. Митрофанова, которые везде побывали, отовсюду были вытолканы в шею, но величайшего присутствия духа оттого нимало не потеряли.

С другой стороны, конечно, жаль что такой артист погибает (в смысле политическом), тем более, что современные законодательные собрания всей душой тянутся к прекрасному. В Государственной Думе депутаты и сотрудники аппарата наперебой записываются в певческий коллектив, что вызывает особую радость у председателя комиссии по культуре и сохранению историко-культурного наследия общественной палаты РФ, исполнительного директора Всероссийского хорового общества П. Пожигайла. Отметив, что "Хор — прообраз идеального государства", Пожигайло дал и ряд конкретных рекомендаций по репертуару думской капеллы. Певческое общество должно уметь исполнять сложные партитуры — такие, как "Реквием" Моцарта, но, поскольку сейчас юбилейный год композитора Пахмутовой, уместно принять к исполнению также "Команду молодости нашей" и "Орлята учатся летать".

В принципе можно исполнить и хоровое попурри из Пахмутовой-Моцарта. Партитура должна выглядеть примерно так: 1-й полухор — " Со спортом мы расстанемся не скоро. // Но время не унять и не сдержать… // Придут честолюбивые дублёры, // Дай Бог им лучше нашего сыграть!//, 2-й полухор — "Dies irae, dies illa // Solvet saeclum in favilla, // Teste David cum Sibylla", 1-й полухор — "Не просто спорить с высотой, // Ещё труднее быть непримиримым. // Но жизнь не зря зовут борьбой, // И рано нам трубить отбой! В бой! В
бой!", 2-й полухор — "Tuba mirum spargens sonum // Per sepulcra regionum, // Coget omnes ante thronum", 1-й и 2-й полухор вместе — "Qui Mariam absolvisti, // Et latronem exaudisti, // Mihi quoque spem dedisti".

Если учесть, что на днях в Думе с полным аншлагом прошла публичная лекция историка моды А. А. Васильева, который дал собранию практическую рекомендацию: "Хватит носить на голове пластиковые цветы из Гонконга; вы все вправе заказать себе жемчужный кокошник по старинному рисунку и выглядеть хотя бы единожды прилично в жизни", то при исполнении оратории Пахмутовой-Моцарта хористски (а впрочем, и хористы — у нас равноправие) должны являться на эстраду в жемчужных кокошниках. В этом случае выступления самого высокооплачиваемого певческого общества России будет пользоваться бешеным успехом.

Конкурировать с ними смогут разве что выступления знаменитейших артистов цивилизованного мира, которые устроили почин "FeelingNuts", заключающийся в том, что мастера культуры прилюдно ухватывают себе за муде и подвергают их тщательной пальпации на предмет диагностики злокачественных новообразований, после чего вызывают других мастеров культуры и шоу-бизнеса сходным образом исследовать свои ядра. Поскольку видные деятели IT-индустрии — М. Цукерберг, руководители Mail.ru и "Яндекса" — будучи страстными распространителями спама, которым угрожает рак яичек, входят в группу риска, ядерный почин обещает стать широко распространенным также и в сетевой общественности.