Сергей Донской: Нефтяные цены – процесс циклический

Екатерина Шохина
11 ноября 2014, 09:22

Укрепление доллара на 20% нивелировало потери нефтяной отрасли от 20-ти процентного снижения цены на нефть, - считает министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской. Он ждет роста нефтяных цен, но при этом подчеркивает: цена выше 40 долларов за баррель позволяет оставаться нефтедобыче рентабельной

Нефтяная отрасль приняла на себя основной «удар» геополитической напряженности и ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры. Снижение цен на нефть вместе с закрытием внешних рынков капитала заставили компании обратиться за поддержкой к государству. Насколько велики проблемы «нефтянки», при каких ценах на нефть проходит черта рентабельности бизнеса и как государство может помочь отрасли, в интервью «Эксперту Online» рассказал министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

- На нефтяную отрасль в последние месяцы обрушилось сразу несколько «бед»: санкции Запада, закрывающие международный рынок капитала для российских компаний и ограничения по использованию западных технологий, а также снижение цен на нефть. Какие последствия этого вы видите?

- Да, действительно, введенные ограничения затрагивают сферу недропользования.

Но на реализацию проектов на суше введенные секторальные санкции пока не оказывают существенного влияния. У крупных игроков российского нефтегазового рынка есть либо собственные программы импортозамещения (ОАО «Сургутнефтегаз»), либо налаженные связи с партнерами из стран, не поддерживающих санкционную политику США. В первую очередь, речь идет о странах Юго-Восточной Азии.

Наибольшие трудности отечественные недропользователи испытывают в сфере привлечения кредитных средств для развития бизнеса. Тем не менее, изменение ситуации по заемному финансированию не должно привести к торможению уже действующих проектов, которые продолжают генерировать достаточно мощные денежные потоки.

Беспокойство также вызывают ограничения по использованию западных технологий в области современных методов бурения, разработки арктических месторождений, а также сланцевых запасов. Негативный эффект от санкций по этим направлениям пока не столь заметен, но в долгосрочной перспективе он может проявиться – примерно к 2018 году. Именно на этот период запланирован ввод в эксплуатацию нескольких крупных месторождений.

- А как отразилось снижение цен на нефть? На Ваш взгляд, с чем связано удешевление нефти на мировом рынке и где дно, после которого начнется отскок? Или же отскока не будет? Каков Ваш среднесрочный и долгосрочный прогноз по ценам на нефть?

- На формирование цены на нефть влияют различные факторы. Прежде всего, такие, как замедление темпов мирового экономического роста и спрос экономики США на энергоносители. Правда, сегодня этот фактор не работает, так как потребности в нефти удовлетворяются за счет нетрадиционных источников внутри страны, а также Китая и других развитых стран.

Безусловно, на цену нефти влияет и информация о росте или снижении складских запасов, политика стран ОПЕК по объемам добычи нефти, угроза или военные конфликты на территории крупных добывающих стран, и, конечно, курс валют (американского доллара и евро). Очевидно - чем меньше нефти на рынке, тем выше ее цена. Однако, в какой-то момент наступает равновесие между спросом и предложением. И при недостатке предложения, как мы понимаем, цена на нефть опять пойдет вверх. Это циклические процессы.

- При какой цене на нефть бизнес нефтяников становится нерентабельным?

- Рентабельность освоения нефтегазовых регионов зависит от региона, горно-геологических особенностей. Себестоимость добычи в Западной Сибири довольно сильно отличается от показателей в Восточной Сибири, и, уж тем более, от издержек работы на шельфе. Но если говорить в среднем, себестоимость добычи в стране составляет не менее 40 долларов за баррель. Эта цифра – и есть черта рентабельности. К издержкам добычи нужно прибавить и прочие расходы – на транспортировку, на развитие проектов и тому подобное.

Снижение цен на нефть, конечно же, отразится на объемах нефти, добываемой в России. Поскольку компании–недропользователи, с учетом себестоимости, будут выводить из эксплуатации низкодебитные скважины. А значит, увеличится фонд бездействующих эксплуатационных скважин. Особенно – в труднодоступных местах, со сложными климатическими и геологическими особенностями.

- Насколько снижающиеся цены на нефть компенсируются дорожающим долларом, девальвацией рубля?

- Рост доллара к рублю составил примерно 20 %. Примерно на столько же (20-16 %) снизились цены на нефть – со 100-105 долларов до 86 долларов за баррель. Таким образом, эти показатели максимально тесно увязаны между собой.

- Государство должно как-то помогать нефтяникам? И чем? Деньгами или помощь лежит в сфере регулирования?

- Первоочередной мерой господдержки бизнеса должна стать актуализация лицензионных обязательств. Речь идет о необходимости их корректировки и приведения к единым стандартам. Учитывая объективные сложности, которые испытывают сегодня отечественные нефтегазовые компании, мы предлагаем перенести из лицензионных обязательств в проектную документацию требования, которые касаются, например, объемов добычи полезных ископаемых, видов и сроков геологоразведочных работ. Это позволит не только скорректировать обязательства компаний в соответствии с текущей ситуацией, но и выйти на новый уровень управления всей системой лицензирования.

Чтобы снизить риски негативных последствий от введенных санкций, необходимо в ближайшие годы наладить производство отечественных программных продуктов в сфере обработки и интерпретации геолого-геофизических данных, не уступающих западным аналогам по уровню функциональности. Для эффективного решения этого вопроса необходимо максимально тесное межведомственное взаимодействие. По моему поручению в ближайшее время будет проведено специальное совещание по этой проблеме с участием представителей Минкомсвязи России.

Мы можем и должны выйти из санкционного периода более сильными, но для этого и государству, и бизнесу необходимо выступить единой командой.