Прогресс, бессмысленный и беспощадный

Москва, 28.11.2014
Те, кто занимается историей, особенно историей длинной, мерою в тысячелетия, рано или поздно натыкаются на проблему сравнимой оценки уровня развития человека сегодня и в далеком прошлом. Как соотнести прогресс цивилизации в разные времена? И вообще, чем его измерить? Будут ли одни и те же показатели для разных исторических эпох сопоставимыми?

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

К шестидесятым годам двадцатого века западное общество добилось достаточно высокого уровня потребления, после чего людям стало понятно, что деньги – не главное мерило счастья. Так возникла концепция многомерного качества жизни, которое определяется помимо душевого дохода безопасностью, доступом к знаниям, развитием медицины и продолжительностью жизни, экологической обстановкой, бесконфликтностью социальной среды, качеством рабочих мест, возможностями для участия в общественной жизни, социальной востребованностью и многими другими менее важными обстоятельствами. Замечательный, гуманный шаг вперед по сравнению с временами, когда ценность человека мерили исключительно деньгами.

Но тут возникает следующий тупик: как свести воедино эти разнородные показатели? С какими весами их интегрировать? В ответ на этот вопрос возникла целая наука, изобретающая расчетные формулы, комбинации показателей и весовых коэффициентов для определения качества жизни людей. Самым авторитетный интегральный показатель сегодня – ООНовский Индекс развития человека, который строится вокруг продолжительности жизни, доступности образования и душевого дохода. По данным за 2014 год наиболее комфортные для жизни страны – это Норвегия, Австралия, Швейцария, Нидерланды и США. Россия занимает 57-е место из 187 рассмотренных стран.

Несмотря на все уважение к этому проекту, работа по сути бессмысленная, потому что при таком подходе отсутствует главное – критерий истины, мерило качества жизни, с которым можно соотнести социально-экономические индикаторы. Какие из них важные, а какие – второстепенные? Доход или продолжительность жизни, например? И вообще – возможно ли в принципе сопоставление уровня развития разных людей из разных культур со своими системами ценностей, живущих рядом с нами, и тем более – из разных эпох? Возьмем, к примеру, французскую королевскую семью четырнадцатого века. Если посмотреть со стороны предметов потребления, мы увидим очень высокое качество жизни. Элитная недвижимость в центре Парижа, загородные резиденции, конюшни, толпы слуг, коллекция предметов искусства. А средняя продолжительность жизни – 26 лет, сегодня в самых нищих станах мира она выше. То есть с этой точки зрения качество жизни французских принцев было отвратительно низким. Ну и чему тут верить? Хорошо или плохо они в действительности жили?

На это ученые придумали следующий ответ: «А давайте спросим у самого человека! Пусть о сам измерит собственное счастье и нам расскажет!» Говоря научным языком, сегодняшним трендом в измерении качества жизни является переход от объективных к субъективным показателям, измеряемым при помощи опросов общественного мнения. На первый взгляд, очень остроумный универсальный выход из положения, снимающий все проблемы, но не тут-то было. Известно, что раздражение людей вызывает не столько низкий уровень жизни, сколько наличие рядом соседа, который живет значительно лучше их. Корень несчастий – не бедность, а зависть к богатым, вызванная видимой дифференциацией населения по уровню жизни. Поэтому в Венгрии, рядом с которой находится благополучная Германия, довольны жизнью 47% населения, а в Перу, которая от Германии далеко – 75%. Ну и что же нам теперь – считать, что в Перу качество жизни выше, чем в Венгрии?

При сравнении длинных трендов субъективной самооценки качества жизни тоже как-то странно получается. Понятно, что в Древнем Египте опросов общественного мнения не проводили, но мы можем судить о настроениях населения, например, по дошедшей до нас художественной литературе. Так вот. Даже поверхностный контент-анализ древнеегипетской или средневековой поэзии покажет нам, что число слов-маркеров, обозначающих боль, страх, злобу, агрессию там не больше, чем в современных сочинениях. Скорее всего, мы обнаружим, что их там намного меньше, чем в текстах наших дней. Средневековый героический эпос, Песнь о Роланде или Песнь о Гильоме Оранжском содержат гораздо меньше жестокости, чем современный среднестатистический боевик. Что-то не увеличивается удовлетворенность жизнью от столетия к столетию.

Отсюда важный вывод: с субъективной точки зрения качество жизни людей за последние тысячелетия не выросло, оно скорее упало, потому что дифференциация населения по уровню потребления в Древнем Египте или в средневековой Франции была ниже, чем сейчас. То есть, проще говоря, с субъективной точки зрения никакого прогресса просто не существует.

Мне нравится теория, согласно которой человеческая цивилизация возникла достаточно случайно. Собрались вместе наши предки, волею случая наделенные абстрактным мышлением, более развитым, чем у прочих человекообразных. Наладили коммуникации, сообразили, что вместе они могут больше, чем поодиночке. Освоили передачу знаний своему потомству. Совместные действия обеспечили им рост благополучия, в силу чего сформировались новые потребности. Дальше – больше. Способность к знаковому описанию мира и к операциям с цепочками символов приводит к изобретениям, расширяющим возможности человека. А сознание, растянутое новыми идеями, как известно, назад уже не сжимается. Но распространение новаций вызывает неравенство по уровню потребления, недовольство и конфликты.

Получатся парадокс: прогресс, вместо того, чтобы повышать качество жизни, снижает его за счет растущего неравенства, а стагнация, наоборот, способствует стабилизации общества. Так что с точки зрения субъективного описания качества жизни социально-экономическое развитие – бессмысленный процесс, не имеющий никакого смысла, сродни погоне собаки за собственным хвостом. Игра разума, бесполезный саморазгоняющийся процесс, не имеющий иного смысла кроме поддержания самого себя, пожирающий ресурсы и не производящий ничего кроме зависти и страданий.

К чему это я все? В пятый день десятого месяца лунного календаря, по-нашему – 26 ноября, поклонники восточной мудрости и боевых искусств отпраздновали день рождения Дамо, он же Дарума, он же Бодхидхарма, 28-го буддистского патриарха и первого патриарха дзен-буддизма. Судя по рассказам современников (а жил он в V или VI веке), старик был вредный, язвительный, особенно не любил он владетельных персон, прилежно занимающихся постижением Учения. Вполне мог нагрубить какому-нибудь князю и популярно объяснить, что с точки зрения вечности он никто и звать его никак, и толпа монахов, получающих довольствие из казны, не спасет его душу, потому что его щедрость – от тщеславия и самолюбования.

Так вот, у Дамо был свой взгляд на измерение качества жизни людей. Блага приносят распри и соперничество, поэтому достижение счастья возможно только если забыть о них, вытеснить новые идеи за рамки своего сознания. Для этого требуется душевное равновесие, которое требует очищения сознания. На пути к нему для начала надо выкинуть из головы то что вы здесь прочитали.

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Саудиты решили не жадничать
      Но инвесторы в Saudi Aramco все равно рискуют
    Реклама