Тупые нравственные ничтожества

Владимир Громковский
экономист, предприниматель, инвестор
13 декабря 2014, 00:31

Социализм отличается от христианства незначительно. Христианин помогает бедным из своего кармана, социалист желает удовлетворять своё чувство жалости к обездоленым на чужой счёт

Впрочем, встречаются и вариации «социализма». Сегодня речь о вариации автомобильной. Итак, существует в небезызвестном «фейсбуке» группа «Владельцы самобеглых колясок столицы» (точное название немного иное, но смысл такой).  Выражают там вполне типичные для московского обывателя мнения. Беру её за пример, потому что время от времени почитываю, и даже, иной раз, делаю записи, пытаясь воззвать к разуму и совести других членов группы. Не очень успешно – но и ждать ли иного от Сети?

Подавляющая часть записей – требования отменить платную стоянку. К чести участников, нередко толкуют и о том, чтобы улучшить способы оплаты стоянки, упорядочить эвакуацию автомобилей, преодолевать злоупотребления (хотя выражают свои мысли относительно московских властей самым безобразным образом). Однако это частности, а основной мотив непрерывно полыхающей там злобы – «долой платность!». Чтение записей в этой группе убеждает в том, что в головах граждан продолжает царить непонимание целей платности и действительных задач, стоящих перед правительством города. Попытаюсь в очередной раз прояснить дело, подыскав новые слова, а у постоянного читателя прошу прощения за смысловые повторы.

Общая причина пробок в городах заключается в том, что число автомобилей на улицах превышает пропускную способность. Устранить пробки строительством дополнительных дорог невозможно: даже при в разы более плотной дорожной сети, чем в Москве, во всех крупных городах развитого мира применяются различные меры ограничения движения. И всё равно эти города превращаются в сплошные заторы в часы пик.

Причина этого – в относительной дешевизне автомобилей по сравнению с дорогами. Если бы капитальные вложения на строительство дорог включали полностью в цену автомобилей, очень значительная часть наименее состоятельных покупателей не могла бы покупать даже самые дешёвые автмобили.  Попросту говоря, предельный (самый бедный) владелец автомобиля не платит налогов столько, сколько стоит построить дополнительного дорожного полотна в городе, необходимого, чтобы обеспечить ему свободный проезд. И близко к подобным средствам по величине не платит он налогов, иной - и за всё жизнь.

Трудность, однако, в том, что общедоступные дороги используются всеми без ограничений. Пока невозможно сделать так, чтобы тот, кто заплатил недостаточно налогов, ждал в пробке, а тот, кто заплатил с избытком, ехал свободно: в пробках стоят все без исключения, и старый горбатый запорожец, и Бентли. (Очень надеюсь, что с развитием камер наблюдения и компьютеризации города станет возможным брать с каждого из нас деньги за каждый проезд, в соответствии с маршрутом и напряжённостью движения во время поездки, тем самым отбивая охоту выезжать на улицы в часы пик; а за поездки ночью можно и начислять нам что-то на счёт).

С другой стороны, пробки – это далеко не только вопрос личного неудобства и потери времени и нервов (хотя и этого довольно, чтобы желать избавления от них). Пробки – это потери рабочего времени, это задержки с доставкой грузов, это избыточно сжигаемое топливо и источник загрязнения воздуха, то есть лёгочные и прочие заболевания. Люди сидят в автомобилях, вместо того, чтобы ходить по магазинам и есть в ресторанах: прямые убытки для торговли. И так далее, и тому подобное. Иными словами, пробки суть огромный вред для общества в целом, а не только для отдельных частных лиц.

Миллиарды долларов ежегодного ущерба!

И потому власти обязаны с пробками бороться (кто не знает: власти существут для решения общественных трудностей, а с личными мы должны справляться сами).

Существуют два основных способа борьбы с пробками. Первый – предельно долгосрочный. Это строительство новых дорог. (Однако, как уже отмечено, вдоволь построить дорог экономически невозможно). Второй способ – это ограничение числа автомобилей на улицах. Он имеет самостоятельное значение, как способ краткосрочного регулирования, независимо от того, имеется ли дорожной сети достаточно (по градостроительно обоснованным нормативам), или, как в Москве, площади улиц остро недостаёт. 

Ограничение числа автомобилей может осуществляться путём запрета. Например, когда в один день едут с чётными, а в другой – с нечётными номерами. В советское время дейстовали ещё проще: не продавали автомобилей всем желающим. Возможно действовать и иначе, не запретом, но экономически, вводя плату за то или иное: просто налог на владение автомобилем в городе, или платная стоянка, или платный въезд, или всё вместе одновременно…  Экономический способ более гибкий: ведь неизвестно, когда именно надо будет ехать «кровь из носу», а простой запрет – тупой, обстоятельств каждого учесть не может. Кроме того, платность ещё и помогает пополнять казну городов, хотя это и не является её причиной и целью.

Задача платности – уравновесить спрос и предложение дорог в точке, в которой город не стоит, но едет. Против запрета - и в пользу экономического подхода! - свидетельствует и то, что практически все ограниченные ресурсы имеют цену. Конечно, известно человечеству и распределение промтоваров, масла и хлеба по карточкам, но особой любовью оно не пользуется. Почему дороги должны быть исключением? Объяснений не предложено.

Экономические меры могут действовать двояко. Они могут вынудить часть людей отказаться от владения автомобилем вообще. И это, именно для Москвы, чрезвычайно важно!

Или плата может побуждать от выезда на улицы в то или иное время. Сегодня сказали по радио, что в Бельгии забастовка машинистов электричек, и потому там пробки на 300 вёрст растянулась… Стало быть, у многих машины имеются, но в город на службу они обычно едут на электричке. А на Манхэттене мало у кого из жителей имеется автомобиль: слишком дорого его там содержать. Важно, что при достижении определённого уровня автомобилизации населения, города вынуждены вводить те или иные виды экономического регулирования владения и езды, то есть плату.

Вещи сообщаю предельно очевидные. Как очевидно и то, что Москва не является исключением, и подчиняется всем законам крупных городов. Каким образом можно спорить с тем, что надо от пробок любыми способами избавляться, и в первую очередь – платностью стоянки и въезда в город и в его наиболее загруженные части - ума не приложу. Но спорят!

Вот пишет мне в ответ в помянутой группе некая дама бальзаковского возраста и не весьма высокого служебного положения (ведущий специалист какого-то ФГУПа), ярая противница платности: «Вот честно, если выбирать между пробками и бесплатной стоянкой, и свободной дорогой без пробок но с платной стоянкой - пусть будет первое. Альтернатива в первом случае есть - урвать пару часов у сна и поехать на машине чуть пораньше. Во втором случае альтернативы нет. Почему я, родившись в Москве должна отсюда уезжать? Чтобы владелец кайена очередного мог проехать с "ветерком"? Это средневековая логика)))".

Сочинительница сего опуса удивительным образом не ведает, что и во втором случае имеется «альтернатива» – заплатить! Вдобавок, она и не подозревает, что средневековая логика как раз её собственная: думать, будто право рождения даёт ей какие-то особые права, в отличие от других лиц. Например, право на бесплатную стоянку. (Надо отметить, что в средневековой логике как таковой нет ничего плохого, для своего времени только она и была уместна). Не подозревает она, похоже, и что выражает предельно безнравственную мысль: раз у меня нет денег платить за стоянку, так пусть и те, у кого они есть, не смогут воспользоваться заработанным! А ведь эту мысль можно распространить и за пределы платной стоянки: нет у меня денег на поход в ресторан – пусть и другие не ходят! Нет у меня денег на масло, пусть и другие всухомятку хлебом питаются… Ничего не напоминает эта логика читателю?

Разумеется, что ведущий специалист ФГУПа, способный проводить часы явно рабочего времени в Фейсбуке (не на наш ли общий счёт, кстати? – нарочно её спросил, не отпуске ли она, и не на больничном ли: нет, на работе!),  понятия не имеет о ценности рабочего времени людей, «ездящих на Кайеннах». Мой сосед напротив, совладелец и руководитель банка, как раз ездит на «Кайенне»  - и я себе очень хорошо представляю, чего стоит не только для него и его банка, но и для его партнёров, для всей экономики даже одно опоздание на важную встречу из-за пробки, в которой с готовностью стоят подобные моей собеседнице бездельники  – получатели грошовых зарплат.

Совокупные потери рабочего времени деловых людей из-за пробок – это не только недобор прибыли и отсутствие премий для рядовых сотрудников, но и упущенные деловые возможности, и незаключённые контракты. Это упущенное время многих сотрудников, впустую ожидающих начальство, и несозданные рабочие места….

Рабочее время начальства очень дорого для общества, но само общество в лице своего типичного рядового члена этого понимать не желает. А ведь как будет разоряться в Сети та же «ведущий специалист», если в банке её обслужат с задержкой, или вообще допустят ошибку? Возможно, как раз потому, что банковский сотрудник стоял в пробке и опоздал на службу, по милости этой самой дамы и ей подобных борцов с платностью.

Однако рождённый ползать летать не может. И даже задрать голову и увидеть, откуда берутся любимые ими жёлуди, подобные прототипы крыловских свиней неспособны. Только дрянно брюзжать по поводу людей, своё время ценящих дороже.

Следует добавить, что большинство компаний мира своим ответственным сотрудникам оплачивают расходы и на стоянку, и на проезд: именно в целях экономии их времени, и чтобы не допускать опозданий. Это, независимо от мнения вашего покорного слуги, свидетельствует об экономической цене времени и его потери в пробках и вообще. Но, опять  же, понятие об этом коллективному сетевому идиоту недоступно.

Особенно показательно, что подобные люди без зазрения совести готовы улучшать своё положение за счёт как других людей, так и за счёт общей пользы. Это даже не социализм – там всё-таки лицемерная, но забота о ком-то ином. Тогда как в подобных случаях речь только и исключительно о том, чтобы себе, любимому, сделать лучше, совершенно не считаясь с другими. Махровый беззастенчивый эгоизм. И все их разговоры  о коренных москвичах, прописке, жителях центра города – это всё на самом деле способы найти оправдание тому, чтобы для себя, любимого, сделать исключение, и получить что-то, принадлежащее всем, в себя, любимого, личное пользование - бесплатно. Ничего иного, кроме самого дрянного эгоизма, за любыми сетевыми камланиями против платных стоянок, не присутствует.

Забавно: несколько позже та же бальзаковская дама сообщила, что в её квартире два туалета. Не видел я что-то подобных бедняцких трущоб, да и в моём собственном городском жилье, далеко не худшем,  никогда не было такого удобства. Иными словами, дело совсем не в том, что у неё не хватает денег платить за стоянку, но в обычной жадности. Однако и жадности нимало не стыдятся, и спокойно выкладывают свидетельства своих низких мыслей и чувств в общедоступные места.

С другой стороны, чего её, жадности, стыдиться? Ведь социалистами, готовыми мир облагодетельствовать на чужой счёт, как отмечено выше, подобное возведено в ранг общественно-научной теории. Что уж там попрекать подобной мелочью московских недалёких кумушек?

Читайте мнения экспертов, прогнозы и аналитические материалы в социальных сетях:  ВКонтакте, Twitter,  Одноклассники Facebook, Livejournal и на страницах Эксперт-Онлайн