Доллар в 2015 году

Москва, 19.12.2014
Я, хоть и доктор наук по экономике, не могу себя считать специалистом ни в политике центральных банков, ни во внешней торговле. Но математику в размере школьной программы знаю. Сев за компьютер, я попытался прикинуть курс доллара, который уравновесил бы платежный баланс России при продолжении падения цен на нефть. Понятно, что полученные мной оценки грубые и приблизительные, но это лучше чем ничего, мне так кажется

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Итак, предположим, что цены на нефть закрепятся в 2015 году на уровне 40-50 долларов за бочку. Грубо говоря, Россия в 2015 году теряет половину доходов от продажи топлива за рубеж. По данным World Bank, топливо составляет 71% от нашего общего товарного экспорта, потеря половины его стоимости означает сокращение доходов от внешней торговли чуть больше чем на треть. Если взять за базу экспорт 2013 года, потери составят около 200 миллиардов или чуть менее того. Соответственно, для сохранения положительного сальдо торгового баланса импорт надо сократить как минимум на ту же сумму. Или несколько больше, с учетом оттока капитала из России. Предположим в пессимистическом варианте, что импорт товаров и услуг в Россию необходимо снизить с 472 млрд. долларов в 2013 году до 200 или даже 150 в 2015 году. Далее, как говорили Стругацкие, «берем картину мироздания и тупо смотрим, что к чему». Пересчитываем исторические данные по импорту и курсу в сегодняшние цены с учетом долларовой и рублевой инфляции. Получаем результат: расчеты показывают, что объем импорта очень чувствителен к его стоимости, поэтому требуемого удушения ввоза можно добиться при курсе примерно 45-55 рублей за доллар. Причем 55 – это верхняя оценка, с заметным запасом. То есть с учетом наличных ресурсов страны – сохраняющегося экспорта плюс резервы – этот курс можно удержать без особых проблем.

Отсюда у меня вопрос: как говорил в «Тачках» фургон Филмор, «скажите, я один это вижу?» Есть ли другие обоснования равновесного курса доллара? Если есть, дайте почитать.

Опять же, если есть, почему он не доведен в качестве целевой цифры для бизнеса и населения? Ведь понятно, что в кризис основная проблема – не само падение курса рубля, а его неопределенность. Сознание обывателя охотно подсовывает ему кошмарные картины всеобщего коллапса. Вместо того чтобы планировать свою деятельность в новом году, бизнес сидит и ждет стабилизации внешних условий.

Кто мне скажет, какую часть ВВП 2015 года мы уже потеряли именно из-за того, что предприниматели остановились ждать вместо того чтобы искать стратегию выживания при дорогом импорте?

Я считаю, что ежедневные значительные изменения курса национальной валюты, как вниз, так и в вверх – лучший способ убить потребительскую уверенность в будущем российской экономики.

Не была ли ежедневная девальвация рубля настоятельным предложением гражданам сходить в банк и забрать свои сбережения, несмотря на курс, потому что завтра все равно будет еще хуже?

Не приведет ли это все к возрождению старинных представлений о том, что лучший способ сохранения сбережений – доллары под подушкой?

Кто может посчитать последствия изменения инвестиционных стратегий населения для будущего банковской системы, пенсионных фондов, страховых компаний?

Говорят, что введение обязательной продажи валютной выручки сегодня не требуется. Может и так, но кто бы объяснил – почему? Действительно, можно договариваться с крупными экспортерами о продаже долларов и евро, но почему конфиденциальные договоренности лучше открытых и понятных всем правил игры?

Надеюсь, в мозговых центрах уже работают над программой стимулирования импорта в нетопливных отраслях? А руководители крупных экспортных компаний уже получили вежливую рекомендацию поискать, где, на каких рынках сегодня можно продать внеплановые объемы российской продукции, чтобы заработать еще один нелишний десяток миллиардов долларов?

Уже готовится программа финансового и нефинансового стимулирования инвестиций в развитие российского производства для замещения импорта?

Есть ли программа изменений в миграционной политике? При всем уважении к трудолюбивым мигрантам из Центральной Азии, может, рабочие места в кризис лучше предоставить гражданам России, которые рискуют остаться без работы? Несколько миллиардов заработной платы, которые мигранты ежегодно увозят к себе домой, наверное, они тоже будут для страны нелишними? Если уж экономике действительно нужны трудовые мигранты, может их лучше набирать на Восточной Украине, пострадавшей от войны?

Почему доля топлива в экспорте поднялась с 62% в 2005 году до нынешних 71%? Где программа диверсификации экспорта? Я говорю именно о программе действий, а не о ритуальных заклинаниях про то что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным?

Где развитие экспортной химии, производства удобрений, металлов, лесоматериалов? Может, стоит вернуться к проектам экспорта воды для нужд сельского хозяйства наших южных соседей? Будет стабильный и легкий источник доходов, и никаких конкурентов, кстати.

Уже сейчас импорта из Украины сильно снизился по сравнению с показателями 2013 года. Замещение украинской продукции стало серьезным стимулом для российской промышленности.  Может, стоит пойти дальше по пути ограничения импорта из этой страны?

Что будет сделано для ограничения роста корпоративного внешнего долга, который давно превысил 500 млрд. долларов? 

Но все эти вопросы – вторичные, тактические. Главный вопрос в другом. Видел ли кто стратегию развития страны и повышения качества жизни людей? Не очередной набор заклинаний, а стратегию с конкретными, реалистическими мероприятиями по развитию экономики, источниками финансирования и прогнозом отдачи от них?

Очень хочется почитать. Самое время обнародовать этот план для успокоения общественного сознания. Вообще политическая дискуссия должна вестись как раз вокруг таких документов – именно конструктивная программа развития делает и правительство, и оппозицию патриотами нашей страны.

Ну а если предъявить нечего – самое время садиться ее писать. 

Читайте мнения экспертов, прогнозы и аналитические материалы в социальных сетях:  ВКонтакте, Twitter,  Одноклассники Facebook, Livejournal и на страницах Эксперт-Онлайн

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    2. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    3. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    Реклама