Михалкову не дают обложить интернет

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
17 февраля 2015, 18:00

Идея обложить всех пользователей рунета данью за использование пиратского контента получила отрицательное заключение Главного контрольного управления Администрации президента, но пока не похоронена. Нашумевшая инициатива режиссера Никиты Михалкова противоречит в первую очередь нормам ВТО, к тому же его фонд еще не доказал прозрачность действующей системы распределения среди авторов средств, собираемых с продавцов воспроизводящей техники и накопителей данных

Инициатива президента Российского союза правообладателей Никиты Михалкова не нашла поддержки у Главного контрольного управления Администрации президента. В прошлом году он предложил взимать с пользователей интернета от 25 рублей до 300 за скачивание и просмотр в открытом доступе авторских произведений в сети (главным образом кино и видео).   

Первый вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов поручил пяти министерствам разработать законопроект, согласно которому вводится понятие «глобальной лицензии» почти на весь онлайн-контент. По регламенту законопроект должен был пройти экспертизу ГКУ на соответствие его другим действующим законам.

По информации СМИ, в ГКУ инициативу Михалкова «забраковали». «В отзыве на эту инициативу ГКУ указывает, что оно получило отрицательный отклик из большинства министерств и ведомств», - пишет издание.

Сколько собирает Фонд Михалкова

 

У так называемого Фонда Михалкова (РСП) уже есть опыт  взимания средств за коллективное управление  правами собственности.  С 2010 года РСП и Российское авторское общество собирают по 1% от импорта  и производства технических средств просмотра и копирования файлов (CD-диски, флэшки, ноутбуки, планшеты и даже мобильные телефоны). В прошлом году антипиратское законодательство было усилено еще и положениями, позволяющими по требованию правообладателей снимать с сайтов авторские материалы. В основном это касалось сайтов (торентов), позволяющих скачивать бесплатно кино, видео, музыку и другие произведения, в том числе программное обеспечение.

Согласно данным отчета РСП за период 2010-2012 года (свежих данных нет), им было заключено 2755 договоров с правообладателями (с кем именно не сказано) и 70 договоров с плательщиками сбора (продавцы техники). Общая сумма собранных вознаграждений составила почти 1,9 млрд рублей, при этом 15% от данной суммы (285 млн руб.) ушло на содержание самого  РСП, 20%  (380 млн) в специальные фонды, «созданные с согласия и в интересах правообладателей, на поддержку значимых культурных и социальных проектов». Что это за фонды, на сайте РСП на сказано, хотя на них ушло почти четыре сотни миллионов рублей.

Еще больше неясности в том, как распределяются вознаграждения, об этом в отчетах РСП только общие слова.  

 «Механизм распределения сборов РСП за много лет не смогло отладить и сделать адекватным, - считает экс-руководитель отдела по противодействию интеллектуальному пиратству в России «Адоб Системс» Игорь Слабых. – Вот как понять и разобрать, сколько стоит скачанная программа «Адоб» и сколько 1С? Как между ними поделить средства? Каждый из разработчиков сам несет расходы на борьбу с пиратством. Теперь же РСП пытается осчастливить их против их же воли».

По закону размер вознаграждения авторам  рассчитывается на основе данных о количестве использования фонограмм и аудиовизуальных произведений при их публичном исполнении и вещании. Получить такие данные от владельцев сайтов затруднительно. Вызывает вопросы также механизм выплаты вознаграждения зарубежным правообладателям, о том кому и как РСП отправляет деньги за границу, в РСП не сообщают.

«РСП не сделает систему распределения прозрачной, потому что она тогда ему будет не нужна, - уверен Антон Носик. – Если тоже Российское авторское общество по уставу должно оставлять себе 15% от сбора на общие нужды организации, то по фату получается оставляет все 60%, поскольку не может разыскать всех правообладателей и заплатить им».

В отчете РСП есть реестр объектов, по которым выплачиваются вознаграждения. Но в нем содержится всего 130 фонограмм и около 2500 фильмов (не считая стихов,  пьес и прочего). Но как между ними были распределены около 5 млрд рублей, собранные за почти пять лет,  никто не знает.

Все заплатят никому

 

Предложив ввести «глобальную лицензию» РСП пошел еще дальше и теперь пытается по сути обложить данью всех пользователей интернета, даже тех, кто не пользуется пиратской продукцией.

«Похоже, у нас новая пиратская партия нарисовалась во главе с гендиректором РСП Федотовым», - пошутил в Фэйсбуке омбудсмен в сфере интеллектуальных прав Анатолий Семенов.   

По мнению Сергея Федотова, плата должна взиматься с одного подключения к интернету, чтобы обладателю нескольких гаджетов не пришлось переплачивать. По его подсчетам, суммарный годовой сбор с абонентов интернета составит около 860 млн долларов ежегодно. По оценкам самого РСП, «глобальная лицензия» может стоить от 1 до 3 долларов на каждого абонента в год. В России около 200 тысяч интернет-подключений, о есть годовой сбор может составить до 600 млн долларов.

 «С одной стороны, с пиратством в сети надо что-то делать, потери правообладатели все же несут, - говорит генеральный директор Российского авторского общества КОПИРУС Василий Терлецкий. – Другой вопрос, с кого такой сбор брать? Среди пользователей немало тех, кто и так покупает авторский контент – они выходит заплатят дважды. Это при том, что РСП и РАО уже получают компенсационные сборы от продажи технических носителей информации». 

По замыслу авторов идеи, лицензию должны собираться интернет-провайдеры, заплатив правообладателям фиксированный сбор. Но они с этим категорически не согласны.

«Во-первых, сама инициатива как минимум спорная: обладатель авторских прав, чье произведение попало в интернет, может и не получить этих денег от Российского авторского общества и РСП, - говорит президент Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин. - Во-вторых, операторов связи, то есть нас, хотят назначить операторами этих сборов.  А это означает, что мы фактически вдвое должны поднять абонентскую плату за присоединение к интернету. Это грозит нам потерей абонентов. Но главное, что сам по себе законопроект очень сомнительный с точки зрения конституции: как понять, кто смотрит пиратский фильм или слушает музыку, а кто нет»? 

В том числе поэтому  «антипиратский налог» вызвал критику не только IT-компаний, но также тройки ведущих операторов связи (МТС, "МегаФон", "Вымпелком"), которым придется по сути платить дважды: на таможне и теперь за каждого пользователя интернета.

Кризис против Михалкова

 

Сейчас главный вопрос – сумеет ли все таки РСП пролоббировать закон о «глобальном оборке», поскольку заключение ГКУ – лишь промежуточная согласовательная инстанция. У инициативы Михалкова в правительстве есть как сторонники, так и противники. 

В Минкомсвязи считают, что механизм лицензирования нужно распространить вообще на все виды цифрового контента. Но замминистра связи Алексей Волин не раз говорил, что обязательные сборы с интернет-трафика в пользу правообладателей фактически создают юридическую базу для оправдания и легализации пиратства.

«Такая база уже существует на рынке физических носителей, просто этой ситуацией никто еще не воспользовался. А введение такого сбора в интернете даст интернет-компаниям возможность заявить о том, что пиратского контента больше нет и все права на любой контент очищены. Зато другая идея — работа правообладателей через общества по коллективному управлению правами в интернете — имеет право на существование», - говорил Волин.

Минкультуры высказывался о том, что сборы через единую организацию позволят исключить недобросовестную конкуренцию в борьбе за пользователей контента. Пока молчит Минюст, но ему явно есть что сказать.

«Дело в том, что как раз таки система безадресного сбора денег и отсутствие механизма их дальнейшего распределения не соответствуют нормам ВТО, - говорит основатель проекта «Интернет и право», профессор Российской государственной академии интеллектуальной собственности Антон Серго. – Мы взяли на себя обязательства уйти от такой системы, но она активно практикуется сейчас РАО и РСП. И теперь будем сами ее же усиливать? Даже если создадут адекватный механизм распределения средств, то принцип их сбора, когда мы все должны платить за пиратов, вызывает большие противоречия с нормами международного права, прежде всего ВТО». 

Антон Носик обращает внимание на конъюнктуру  рынка, которая складывается не в пользу лобби главы РСП Михалкова.

«Это в тучные времена когда он просил миллиард, ему спокойно давали и не спрашивали, зачем. А теперь, когда правительство отменяет излишние налоги, чтобы помочь бизнесу выжить, будет вряд ли логично нагрузить и интернет-бизнес, и самих пользователей новой данью, которая вполне возможно прошла бы просто на строительство очередных коттеджей для богемы», - считает Антон Носик.